Новости

19.12.2019 19:10
Рубрика: Общество

Тяжелый песок

Экологи предложили запретить россыпную добычу золота. Их не поддержали
Введение моратория на выдачу лицензий на добычу россыпного золота на участках, расположенных вблизи водоемов, нецелесообразно. Такой ответ пришел из администрации президента России на обращение 16 российских природоохранных организаций. Это письмо есть в распоряжении "РГ".
Россыпное золото составляет 12 процентов запасов этого драгоценного металла  страны и обеспечивает 23 процента его добычи. Фото: Сергей Савостьянов Россыпное золото составляет 12 процентов запасов этого драгоценного металла  страны и обеспечивает 23 процента его добычи. Фото: Сергей Савостьянов
Россыпное золото составляет 12 процентов запасов этого драгоценного металла страны и обеспечивает 23 процента его добычи. Фото: Сергей Савостьянов

Экологи предложили запретить добычу россыпного золота на реках Сибири и Дальнего Востока. Последней точкой кипения стала трагедия, которая произошла 19 октября этого года на реке Сейба в Курагинском районе Красноярского края. Напомним, в результате размыва дамбы погибли 17 работников золотодобывающей артели. "Внеплановая проверка показала, что разработка месторождения россыпного золота велась с многочисленными нарушениями действующего законодательства и принятых проектных норм, - говорится в письме, присланном из администрации президента. Общая сумма причиненного водным объектам вреда составила 363,58 миллиона рублей. По словам экологов, ущерб окружающей среде гораздо больше, чем экономическая выгода от разработки россыпей.

Добыча россыпного золота требует меньше капиталовложений, чем работа с рудой. Потому в этой сфере много случайных людей, много компаний с сомнительной репутацией. Указывают авторы обращения и на то, что в некоторых странах, например в КНР и Монголии, ограничения для артелей уже введены. А кто контролирует их деятельность в российских регионах?

В Свердловской области за последние годы у надзорных органов все больше претензий к старателям. В 2017 году прокуратура потребовала остановить деятельность артели, которая уничтожила плодородный слой почвы на выделенных местными властями в аренду сельхозземлях. Было возбуждено уголовное дело сразу по трем статьям КоАП, суд оштрафовал предприятие почти на два миллиона рублей. Но деятельность артели остановлена не была.

В следующем году старатели не уследили за дамбой: переполненный техническими стоками пруд прорвал земляной вал, грязная вода попала в реку Тагил. Замеры показали, что из-за этого техногенного ЧП в реке Тагил предельная концентрация взвешенных веществ была превышена в 6,63 раза. Оштрафовано предприятие было всего лишь на 80 тысяч рублей.

Много жалоб от местных жителей на золотодобытчиков и в Кузбассе. В прошлом году была приостановлена деятельность нескольких артелей на севере региона. А в сентябре этого года к административной ответственности за нарушение природоохранного законодательства привлекли два золотодобывающих предприятия, работающих в Тисульском районе на реке Кие и ее притоках. Нарушителей оштрафовали в общей сложности более чем на 1,3 миллиона рублей. Более того, кузбасское руководство выступило с инициативой отозвать все действующие лицензии на добычу россыпного золота и приостановить выдачу разрешений на его разведку в регионе.

В Красноярском крае добывается 5,6 тонны россыпного золота. Это 2800 рабочих мест. И 4,2 миллиарда в год в виде налогов

В Иркутской области, как, собственно, и в других регионах Сибири и Дальнего Востока, россыпи отрабатываются в основном драгами. Перепахивают русла рек так, что остается грязный поток среди куч гравия и песка. Сейчас нередко берут вторичные запасы - отвалы отработанных лет 100 назад приисков. Тогда один грамм золота на тонну песка считался "пустым делом", а сейчас - вполне рентабельно. Местного населения в золотодобывающих районах совсем немного. Поэтому связанных с экологией скандалов никто не вспомнил. Как сказал один старый старатель, "лишь бы ртуть и цианид не разливали, а так в тайге царь - бульдозер, а прокурор - медведь".

- Загрязнения от приисков обнаруживаем ежегодно, - делится наболевшим координатор организации "Реки без границ" Александр Колотов. Обращались в Росприроднадзор, призывали принять меры. Бесполезно. В 2013-м было мощное загрязнение реки Большая Мурожная в Красноярском крае. Экологический ущерб составил 404 миллиона рублей. Но золотодобытчики пошли в суд со справками о низкой прибыли. И ущерб сократился до 300 тысяч. А потом обжаловали и эту сумму. В итоге выплатили... меньше 30 тысяч рублей.

Из-за отсутствия в артелях собственной экологической политики они практически безнаказанно применяют варварские методы добычи, возмущаются эксперты из природоохранных организаций. "Хуже всего, когда на один район выдается одновременно несколько десятков лицензий, как это происходит в предгорьях Кузнецкого Алатау в Тисульском, Новокузнецком, Междуреченском районах, - говорит доктор биологических наук Юрий Манаков. Вычищаются русла рек, нарушается природный ландшафт на обширной территории".

Однако взять и запретить добычу золота не получится, уверены эксперты.

- Посчитайте: средняя производительность в отрасли - два килограмма драгметалла на человека в год, - ведет калькуляцию начальник отдела Иркутского НИИ благородных и редких металлов и алмазов Борис Кавчик. В Красноярском крае добывается 5,6 тонны россыпного золота. Это 2800 рабочих мест. Плюс сопутствующие, которые закрывают около 10 тысяч вакансий. Допустим, мы прекратим "мутить реки". А на что будут жить люди? Золотодобывающие предприятия производят ценную продукцию, которая пользуется неограниченным спросом за рубежом. Примерно четверть ее стоимости уходит в налоги. Для Красноярского края это 4,2 миллиарда рублей в год. Чем компенсировать недостачу?

Вот и в Магаданской области, которая в лидерах по добыче этого драгметалла, экологическую инициативу о запрете разработки россыпей не поддержали. В этом году старатели побили 40-летний рекорд, перешагнув планку в 40 тонн. Более того, регион может стать пилотным для реализации проекта о добыче золота частными старателями Магаданской области, так называемого вольного приноса.

Не в восторге от предложения экологов и в Якутии, где на золотодобычу приходится около девяти процентов всего объема промышленного производства. При этом примерно треть драгоценного металла добывается из россыпей. Это очень большой сегмент экономики. Поэтому о принудительном запрете разработки россыпных месторождений речь не идет. Позиция министерства экологии Якутии тоже однозначна: наказывать недропользователей надо за конкретные нарушения, а не всех оптом. И привели пример со старательской артелью "Норд Голд", по вине которой в прошлом году в Алданском районе произошло загрязнение рек Элькон и Рэдэрга. Материалы административных дел экологи направили в региональное управление по недропользованию, и по результатам их рассмотрения было принято решение о приостановлении лицензии. "Это наиболее действенный способ предотвращения загрязнения водных объектов и устранения выявленных нарушений природоохранного законодательства, - считает глава минэкологии Якутии Сахамин Афанасьев.

Если запретить добычу россыпного золота росчерком пера невозможно, то как отрегулировать эту деятельность, чтобы это было и экономически оправданно, и экологически безопасно? По мнению директора Института экономики и экологии НИУ ВШЭ Бориса Моргунова, должны быть приняты правила, устанавливающие требования к организациям, которые могут получать лицензию на такой вид деятельности. "Это однозначно не могут быть непонятные конторы, не имеющие возможности нести правовую и финансовую ответственность за ущерб, нанесенный природе, - считает эксперт. - Страхование деятельности или значительное количество средств на счетах компании для возможной компенсации нанесенного ущерба - вот путевки для лицензии на добычу россыпного золота. И, конечно, же должна быть установлена очень жесткая ответственность для надзорных органов, которые по какой-либо причине не будут замечать нарушения правил работы золотодобывающих компаний".

А Борис Кавчик добавляет: нельзя выдавать лицензии на участки, которые находятся вблизи населенных пунктов.

Тем временем, пока экологи и экономисты ломают копья, в ответном письме из администрации президента РФ со ссылкой на анализ ситуации из минприроды отмечается, что в отличие от других стран мира в российской сырьевой базе велико значение россыпей, заключающих около 12 процентов запасов золота страны и обеспечивающих 23 процента его добычи. Поэтому запрет на предоставление новых лицензий не решит, а только усугубит проблему, говорится в письме. Он может привести к безлицензионному пользованию недрами и только усилит криминогенную обстановку в районах самовольной добычи. А решить проблемные вопросы по охране окружающей среды предлагается за счет усиления государственного надзора за золотодобывающими компаниями.

Общество Экология Экономика Отрасли Ресурсы