Новости

01.01.2020 13:51
Рубрика: В мире

"Персидский бастион": чем интересна новая книга об истории Ирана

"Персидский бастион" - под таким названием в самый канун 2020 года под редакцией Ю. Ю. Лямина и Р. Н. Пухова и при поддержке "Рособоронэкспорта" вышла новая книга Центра Анализа стратегий и технологий.
 Фото: Центр Анализа стратегий и технологий  Фото: Центр Анализа стратегий и технологий
Фото: Центр Анализа стратегий и технологий

Над ее созданием трудился коллектив весьма компетентных специалистов по Ирану и Ближнему Востоку - всего одиннадцать человек. Книга, а по сути - научный труд, получилась очень интересной по изложению обширного материала и информативной.

В ней рассматриваются особенности государственного устройства, экономики, внешней политики, военного строительства и оборонной промышленности Исламской Республики Иран. Отдельно анализируется опыт прямого или косвенного участия Ирана в военных конфликтах конца ХХ и начала XXI века, борьбы с сепаратизмом внутри страны. Очень интересен раздел, посвященный истории становления и развития Ирана - одного из древнейших государств планеты.

Книга актуальна тем, что в последние годы отношения России и Ирана находятся на подъеме, между нашими странами наладилась эффективная координация усилий и фактический союз в борьбе с терроризмом в Сирии, развиваются другие сферы сотрудничества. Открываются новые горизонты в развитии военно-технического сотрудничества двух государств.

Имеет смысл хотя бы вкратце рассказать о том, на что обратили внимание авторы и что, скорее всего, простым читателям, а не узким специалистам, мало известно.

Много тысяч лет назад Иран был основан арийскими племенами и первоначально назывался Арийская империя. Однако в историю государство вошло и как Персия. Так его назвали древние греки.

Интересная особенность развития Ирана - цикличность его истории. Раз за разом на его землях возникали могучие империи, достигавшие огромных военных и политических успехов, экономического процветания, высокого культурного уровня. И раз за разом эти империи ждала печальная участь - вырождение элиты, децентрализация, распри, приход завоевателей, военный разгром, разорение и откат в развитии.

В результате достижениями и изобретениями иранцев - торговыми чеками, ветряными мельницами, медициной Авиценны - куда эффективнее пользовались другие народы и страны.

Иранский исторический "день сурка", по мнению авторов книги, в значительной степени был запрограммирован комбинацией географических и агроклиматических условий. Этот фактор авторы разбирают подробно и весьма интересно.

Новейшая история Ирана, можно сказать, началась в 1921 году, когда в стране произошел очередной государственный переворот. Его возглавил генерал Реза Пехлеви. Мало кто знает, что в свое время он служил в Персидской казачьей бригаде, то есть формально считался казаком. Казачья бригада, кстати, создавалась с подачи России и долгое время в ней на командных должностях служили русские офицеры.

12 декабря 1925 года Реза Пехлеви был провозглашен новым шахом Ирана под именем Реза-шах Пехлеви. И почти сразу предпринял попытку модернизации страны. Был проведен ряд радикальных и важных для страны реформ, принят Гражданский кодекс.

Были открыты сотни светских школ - ранее первоначальное образование можно было получить лишь в религиозных медресе. Появился первый в Иране Тегеранский университет. Произошло и, казалось бы, совершенно немыслимое - женщины стали допускаться в высшие учебные заведения и на государственную службу. В 1935 году шах издал декрет о снятии чадры.

Стержнем государственной пропаганды стала идея преемственности современного Ирана с древними арийскими империями. Реза-шах потребовал, чтобы иностранные государства стали официально использовать самоназвание государства "Иран" вместо ставшего привычным европейцам "Персия". Реза-шах сделал немало для расширения связей с СССР. Но уже в середине 1930-х он переориентировался во внешней политике на Германию. К началу Второй мировой войны Германия стала ключевым внешнеторговым партнером Ирана. В последующем это окончательно испортило отношения не только с Лондоном, но и с Москвой.

В августе 1941 года началась англо-советская интервенция в Иран с целью недопущения окончательного сближения Тегерана с нацистской Германией. Вторжение с двух направлений (из Советского Азербайджана и контролируемого британцами Ирака) застало шаха и его армию врасплох, сопротивление было минимальным. Самого Резу-шаха англичане арестовали, заключили под стражу и вынудили отказаться от престола. На престол взошел его сын Мохаммад Реза Пехлеви, который выразил желание сотрудничать с Великобританией и СССР, подписав с ними в 1942 году союзный договор.

В 1946 году британские и советские войска покинули Иран, страна восстановила национальный суверенитет. Однако Мохаммад Реза Пехлеви по иранским меркам считался слишком молодым правителем - ему тогда не было и тридцати лет, поэтому на какое-то время он оказался в политической тени. Полноценным правителем шах стал лишь в августе 1953-го. И не просто правителем, а автократом-диктатором, сосредоточившим в своих руках абсолютную власть.

В 1963 году Мохаммад Реза Пехлеви начал программу радикальных экономических и социальных реформ, получившую название "белая революция". В книге о ней рассказано очень подробно. Это действительно была революция, в чем-то даже социалистическая.

Для окончательного искоренения безграмотности шах сформировал Корпус просвещения. Военнообязанным, имеющим диплом средней школы, вместо службы в армии разрешалось работать деревенскими школьными учителями. В сентябре 1968 г. последовал указ о сельских домах культуры, которые призваны были организовывать кружки ликвидации неграмотности, библиотеки, детские сады, кинопрокат, проводить спортивные и прочие массовые мероприятия. Было введено бесплатное и обязательное образование, а также ежедневное бесплатное питание для всех детей в возрасте до 14 лет. Бесплатную еду получали и малообеспеченные мамы. Людям, знакомым с историей СССР, это должно кое-что напомнить.

При взгляде на список шахских реформ и достигнутые результаты возникает вопрос: неужели кто-то мог быть против столь прогрессивных и успешных реформ? Увы, реформы оказались не до конца продуманными, оставили массу недовольных.

Например, до реформ крупные землевладельцы относились к работавшим на них крестьянам как главы общин: помогали в трудную минуту выжить, давали пропитание. А после проведения реформ сельские жители оказались предоставлены самим себе, к чему многие просто не были готовы. Произошло быстрое разделение села на разбогатевших фермеров и многочисленную бедноту. Последняя двинулась в город в поисках работы, разгоняя урбанизацию и добавляя социальных проблем.

Идея обеспечения участия рабочих во владении предприятиями также провалилась. Акции компаний скупались у рабочих, порой за бесценок, и сосредотачивались в руках крупных капиталистов. Чем не ваучерная приватизация в нашей стране?

Возникло колоссальное неравенство в доходах, нация поделилась на стремительно нищавшую массу населения и немногочисленную, но очень богатую элиту. Отличительной особенностью которой стало преклонение перед всем западным. К этому добавлялась традиционная для Ирана коррупция чиновников, которая получила мощный импульс как раз во время реформ.

Колоссальной проблемой для шаха и его окружения оказалось категорическое неприятие реформ исламским духовенством. Причин было несколько, и они в книге подробно разобраны. В частности, духовенству не нравилась форсированная вестернизация страны. В этом вопросе оно опиралось на самую бедную и патриархальную часть населения, среди которой авторитет шаха-западника был минимален, даже с учетом того, что он делал для простого народа.

Одним из наиболее ярких представителей оппозиционного шаху шиитского духовенства стал имам Рухолла Хомейни, получивший широкую известность благодаря критике прозападной внешней и внутренней политики шаха. Именно он и возглавил Исламскую революцию, начавшуюся в 1978 году.

Американцы, как отмечают авторы книги, точно просчитали дальнейшее развитие событий и неизбежную потерю ключевого союзника в регионе. Советник президента США по национальной безопасности Збигнев Бжезинский активно выступал за военную интервенцию. Но Соединенные Штаты лишь незадолго до этого вырвалась из кровавой мясорубки Вьетнама, в стране были сильны антивоенные настроения, и рисковать новым вмешательством администрация Картера в такой момент не стала.

В феврале 1979 года режим Мохаммада Реза Пехлеви пал. "Белая революция" окончилась Исламской. История шахского Ирана завершилась, началась история Исламской Республики Иран. И развивается она уже на наших глазах.

Авторы "Персидского бастиона" подробно и вполне научно рассказывают о том, почему в Иране верх взяла шиитская ветвь ислама, какое влияние современная исламизации оказала и оказывает на культурное, политическое и экономическое развитие страны. И о том, почему как бы полностью клерикальная власть оказалась совсем не ретроградской, а во многом очень даже прогрессивной.

Известно, что наиболее значимый государственный пост в Иране - верховный лидер. Пост этот выборный. Человек, претендующий на него, избирается Советом экспертов.

Весьма интересны требования, предъявляемые ст.109 конституции к лидеру страны. Они очень высоки: обязательны компетентность в области исламского права, справедливость и набожность, правильное политическое и социальное мировоззрение, распорядительность, смелость, организаторские способности и сила, достаточная для управления.

Пост президента - второй по значимости в стране. Президент является главой иранского правительства и всей исполнительной власти (кроме сфер, находящихся в ведении верховного лидера).

За 40 лет существования Исламской Республики Иран в стране сложилась уникальная система государственного устройства, сочетающая в себе черты теократических и республиканских моделей. Система основана на смешении светских и религиозных элементов, при этом государственные институты не дублируют друг друга, а скорее взаимодополняют. При этом как для тех, так и для других в той или иной мере характерна выборность. Верховный лидер находится и над системой, и внутри нее: его власть ограничивается конституцией, он может быть смещен с должности, если перестанет ей соответствовать.

Надо отметить, что Иран уже 40 лет находится под различными международными санкциями. Авторы "Персидского бастиона" делают интересную попытку разобраться в том, как же этой стране удалось выстоять.

Один из факторов, по мнению авторов книги, это резко возросшая после 1979 года роль духовенства и приверженность исламским принципам новой элиты. Удалось существенно купировать извечную и, казалось, неискоренимую проблему тотальной коррупции власти. О полной победе над коррупцией речь не идет, однако применение максимально жестких наказаний вплоть до смертной казни дисциплинирует иранскую элиту. В результате народ чувствует себя с элитой и высшей властью в одной лодке, что помогает стране выстоять против жесточайших санкций и внешнего давления.

Очень познавательны разделы книги, посвященные вооруженным силам и другим силовым структурам. Невзирая на то, что Иран находится в постоянном ожидании вражеской агрессии и активно участвует в боевых действиях на территории Сирии, он имеет относительно невысокий объем военных расходов, которые многократно меньше расходов, к примеру, Саудовской Аравии.

Иранский военный бюджет меньше государственных расходов на социальное обеспечение (включая пенсии), образование и науку, а также на здравоохранение.

В разделе, посвященном участию Ирана в сирийской гражданской войне, можно найти целый ряд малоизвестных и достаточно интересных фактов. В частности, объясняется, почему произошло военно-политическое сближение Дамаска и Тегерана

После революции 1979 года Иран оказался в политической изоляции в регионе. Хорошие отношения с Сирией стали для него способом вырваться из этой изоляции. Альянс закалился во время вторжения Израиля в Ливан в 1982 году. В последующем Сирия десятилетиями оставалась важнейшим союзником в регионе. Этому не мешали даже идеологические и религиозные разногласия между странами. Во время "арабской весны" возможный переворот в Дамаске был расценен Тегераном как угроза жизненно важным интересам Ирана, у которого просто не оставалось другого выхода, кроме оказания поддержки легитимному правительству Сирии. Как выразился один из видных политических лидеров Ирана: "Если мы потеряем Сирию, то не удержим и Тегеран".

После того как Россия стала принимать активное военное участие в сирийских событиях, помощь Тегерана Дамаску не сократилась, а в чем-то и выросла.

Раздел, посвященный истории российско-иранских отношений, также содержит малоизвестные и интересные страницы. Историю эту авторы условно делят на три последовательно сменявших друг друга периода. От развития двусторонних связей и геополитического соперничества в 1552-1917 годов, через идеологическое противостояние и мирное сосуществование в 1918-1991 годах к противодействию общим угрозам и сотрудничеству с 1992 года по настоящее время. При этом в каждом из указанных периодов есть ряд ключевых событий, имевших долгосрочные последствия в формировании взаимного образа соседа - иранцев у россиян и россиян у иранцев. В этом ключе и дан краткий анализ истории двусторонних отношений России и Ирана.

Мало кому известно, что в 1993 году США буквально заставили руководство Российской Федерации подписать секретный меморандум, согласно которому Россия взяла на себя обязательство завершить выполнение всех ранее заключенных с Ираном контрактов на поставку ВВСТ и оказание услуг военного назначения до конца 1999 года, а новых впредь не заключать. Отношения Москвы и Тегерана стали охлаждаться.

Ситуация изменилась в новом веке. В ноябре 2000 года Россия официально уведомила США об одностороннем выходе из меморандума с 1 декабря того же года. Президент России Владимир Путин распорядился возобновить выполнение межправительственных российско-иранских соглашений и поручил госпосреднику в лице "Рособоронэкспорта" провести переговоры с Ираном о возможности новых поставок продукции военного назначения.

Россия резко нарастила объемы поставок специмущества в Иран, став основным партнером Ирана в области ВТС. Всего до конца 2007 года Тегеран получил российские ВВСТ на сумму 1,96 млрд долларов, что составило около 85 процентов всего военного импорта страны и 5,4 процента всего объема военного экспорта России. Иран стал третьим по значимости получателем российского специмущества.

На рубеже 2014-2015 годов Россия и Иран вышли на новый, более высокий уровень политического и военного сотрудничества, что связано с активизацией восточного вектора российской внешней политики в общем и началом российской военной кампании в Сирии, в частности. Если взаимодействие Москвы и Тегерана в Сирии начиная с 2013 года носило характер партнерства, то после 2015 года оно стало по факту союзническим.

Дополнительную динамику развитию двусторонних отношений, по мнению экспертов ЦАСТ, должны придать контакты и встречи политического и военного руководства России и Ирана, которые заметно участились и стали регулярными в последние годы, включая визиты и встречи на самом высоком уровне.

Стоит подчеркнуть, что книга "Персидский бастион" предназначена как для специалистов в области международных отношений, регионоведов, так и самого широкого круга читателей, интересующихся современной политической обстановкой на Ближнем Востоке.

В мире Ближний Восток Иран