04.01.2020 16:58
    Рубрика:

    "Отверженные" XXI века: открытия проходят мимо

    Среди шумных новогодних кинопремьер как-то незаметно угнездилась очень важная французская картина - представительница того самого социально воспаленного кино, которое сегодня так ценится в мире и так мало ценится у нас: аллергия на социальное искусство со времен СССР так и не угасла до сих пор. Она делает нас близорукими.
    kinopoisk.ru
    kinopoisk.ru

    Это фильм с названием, взятым из Гюго: "Отверженные". Сильный дебют француза сенегальского происхождения Ладжа Ли.

    Снималась картина в том самом пригороде Парижа Монферме, где происходит действие романа Гюго. С той поры сменились моды и веяния, появились автомобили, кинозвезды и синеманы, телевизоры и гаджеты, но мало что изменилось в сознании людей. Новые "Отверженные" - образец того самого "реального кино", дефицит которого остро ощущается в наш век засилья инфантильных сказок-стрелялок на экранах. Срез социального напряжения, которое бродит по Европе, вспыхивая там и сям столкновениями "коренных" и "понаехавших", "благополучных" и "отверженных".

    В центре фильма тройка копов: расист со стальным взглядом Крис (Алексис Маненти), его чернокожий партнер Гвада (Джибрил Зонга) и только что принятый в бригаду Стефан (Дамьен Боннар). Они наводят порядок в пригороде, где живут в основном чернокожие. Серьезный конфликт начнется, когда из приезжего цирка кто-то из местных украдет львенка, копы станут искать вора, в раже потасовки подстрелят чернокожего мальчугана Иссу (Исса Перица), и это все снимет на видео дрон. Теперь уже копам нужно заметать следы, и они начинают охоту за этим видео, способным спровоцировать новые мятежи. Накаленный финал - уже настоящая война, которую развернули местные гавроши против обидчиков, отстаивая свое человеческое достоинство. Начавшись в спокойном хроникальном стиле, фильм кадр от кадра набирает напряжение, и его сила - в умении выразить эмоциональный предел, к которому вплотную приблизились все, от главных героев до массовки. Предел, который должен закончиться взрывом. Такое "реальное кино" значительно больше, чем объективистская телехроника, говорит о процессах, волнующих сегодня Францию и необратимо меняющих ее жизнь и ее облик. Потому что не просто фиксирует происходящее, но и дает понять истоки разгулявшейся ненависти, взывает к сочувствию и разуму.

    Режиссер фильма Ладж Ли вырос в этом бедняцком пригороде, хорошо его знает и на себе не раз чувствовал тяжелую руку закона, трактуемого как легальное право на насилие. Для него этот фильм - акция, она вызревала двадцать с лишним лет, когда он безуспешно пытался привлечь внимание к ситуации в Монферме. Мятежи 2005 года были последней каплей. Он начал с документальных съемок, потом выпустил игровую короткометражку, которая теперь стала его первым полнометражным фильмом. Его персональным свидетельством: в бедняцком Монферме со времен Гюго мало что изменилось.

    На Каннском фестивале 2019 года фильм награжден Призом жюри, Европейская киноакадемия назвала Ладжа Ли открытием года. К сожалению, в России картина вышла в не самое благоприятное время: рождественские хлопушки заглушают вопли отчаяния новых "отверженных", салаты "Оливье" настраивают на более легкомысленную волну, по телевизору "веселится и ликует весь народ" - не до открытий года, не до своевременных напоминаний об актуальных проблемах века. Но не пропустите эту картину: ведь она не только о чернокожих и не только о Франции.