20idei_media20
    12.01.2020 18:42
    Рубрика:

    Объем "черного рынка" рогов оленя с Ямала превысил 5 млрд рублей

    Объемы "черного рынка" молодых рогов оленя с Ямала превысили пять миллиардов рублей
    По официальным данным, Ямал ежегодно добывает и продает 500 тонн пантов и рогов. Главным образом в Китай, там панты - молодые рога оленя с кровью - считаются "лекарством от смерти", в иерархии восточных снадобий препараты из них стоят на самой вершине. Рядом разве что женьшень.

    На Ямале средняя закупочная цена одного килограмма пантов у оленеводов - две тысячи рублей, максимум - четыре. В Китае они стоят уже 400-500 долларов. Так что есть резон заниматься этим бизнесом. Проблема в том, что этот рынок остается диким, полулегальным. Сегодня ни одно предприятие на Ямале не экспортирует панты напрямую, поскольку в России до сих пор отсутствуют ГОСТы на их заготовку и переработку. Не утвержден порядок выдачи разрешений на заготовку и переработку пантов. В прошлом году правительство Ямала вышло с инициативой принятия ветеринарно-санитарных правил заготовки рогов (пантов) северного оленя. Но проект пока находится на рассмотрении в Минсельхозе России.

    Пробелы в законодательстве привели к бурному развитию "черного рынка". Схема такая: перекупщики берут у оленеводов панты, затем через посредников или напрямую переправляют через свободные экономические зоны за границу. Объемы "черного рынка" за последние год-два превысили, даже по самым скромным оценкам, пять миллиардов рублей в год.

    Не исключено, что навести порядок поможет система "Меркурий", которая предполагает четкое отслеживание любой животноводческой продукции от производителя к конечному потребителю, в том числе рогов и пантов.

    - А это значит, что перекупщики вынуждены будут выходить из тени, - считает Геннадий Деттер, сотрудник Научного центра изучения Арктики. -оформлять индивидуальные предприятия, если они хотят продолжать заниматься этим бизнесом.

    Если это произойдет, то оленевод сможет получать от одного оленя почти в десять раз больше прибыли, чем сегодня. Это позволило бы оленеводам не наращивать поголовье, а вести хозяйство более интенсивно.