Новости

18.01.2020 00:35
Рубрика: Культура
Проект: В регионах

Комбайнер моей души

Игорь Растеряев представил моноспектакль "Это чё за балаган?!"
Певец и драматический актер Игорь Растеряев - автор знаменитых хитов "Комбайнеры", "Богатыри" и "Русская дорога", соединивших народную манеру пения, актуальные тексты о жизни глубинки и энергию рок-музыки - уже несколько лет не впечатлял столь же значительными премьерами. Оказалось, все это время он писал книгу "Это че за балаган?!".
Задача спектакля - рассказать историю о крае милом, но обездоленном. Фото: Анжела Мнацаканян / РГ Задача спектакля - рассказать историю о крае милом, но обездоленном. Фото: Анжела Мнацаканян / РГ
Задача спектакля - рассказать историю о крае милом, но обездоленном. Фото: Анжела Мнацаканян / РГ

А теперь представил по ней и одноименный моноспектакль, на сцене санкт-петербургского театра "Зазеркалье". Снова привольно пел под гармонь, рассказывал бытовые истории, обращался к зрителям. А после премьеры ответил на вопросы корреспондента "РГ".

Отчего вы писали книгу 17 лет?! Кажется, никто еще не делал этого так долго?

Игорь Растеряев: Да, я начал ее еще в 2002 году, когда сделал первую иллюстрацию - гелевой ручкой. Компьютеров ведь там нет. Ну и материал копился не спеша, постепенно… Впрочем, все начиналось, пожалуй, еще раньше: в 1998-м, когда во время рыбалки на реке Медведица я познакомился с Григорием Выпряжкиным - хуторским, колоритным человеком! Он сразу поразил своим языком, диалектами, совершенно парадоксальной для меня тогда способностью мыслить. И я потянулся к нему - за этими словами, оборотами! Гриша стал моим старшим товарищем…

В книге много сносок с пояснениями незнакомых для большинства слов: куток, шибалок, суглинок, брулять, вскуропатили… Откуда вы сами их узнали, ведь родились-то в Ленинграде?

Игорь Растеряев: Да, но в детстве я каждое лето проводил на родине отца - в деревне Раковка, на реке Медведица. Впоследствии дом там купил, закрепился. И теперь по несколько раз в год мотаюсь туда-сюда из Питера.

Лёха Ляхов, дед Питирим, Ванька Карасев, Лёня Макарочкин - это все реальные люди?

Игорь Растеряев: Да, кроме Вити Рогачева - такой псевдоним попросил для себя один из героев книги. И диалоги в книге все реальные, из жизни.

Когда я смотрела моноспектакль, то подумала, что ваш кумир в литературе - Василий Шукшин…

Игорь Растеряев: О, конечно! И Виктор Астафьев.

Видела на концерте, как ваш папа, сидя в зале, подпевал вам - все песни знает наизусть. Он ваш фанат?

Игорь Растеряев: Он мой папа. Ездит с нами на концерты, всегда в зале, поэтому знает песни. Когда я спектакль замутил, он тоже переживал. Это же новая история. Получится ли? Все шло к тому, что может полететь под откос.

После спектакля папа вышел на сцену на поклоны. Он ведь художник?

Игорь Растеряев: Да. Декорации в спектакле - это его работа. Забор, например, наш, из Раковки, из его родного дома. Отец распилил его на части и привез в Питер в поезде - чтобы все было похоже. И даже трава и колючки оттуда - я собирал их в степи, за нашим двором, на речке. Покосил, засушил, сложил, спрессовал.

Фото: Анжела Мнацаканян /РГ

Как выбирали режиссера?

Игорь Растеряев: Им стал Юрий Евдокимов - мой друг и однокурсник по театральному институту. Мы давно понимаем друг друга, да и такой объем материала мне самому было не осилить, не вытянуть.

Да и трудно репетировать одному, когда как у Высоцкого - "а в ответ - тишина". Актеру и музыканту нужен отклик, чтобы понять, какие места в спектакле "работают", а какие - нет. Моей задачей было - рассказать историю о людях и о милом, но обездоленном крае.

Моноспектакль - жанр сложный, не каждый артист возьмется за него. Один на сцене, партнеров нет, помочь некому. Да и не многие зрители любят такие постановки. Вы 12 лет служили в театре "Буфф", но моноспектаклей, кажется, не играли?

Игорь Растеряев: Нет, конечно. Если вспомнить мою прошлую театральную жизнь, то и серьезных драматических ролей у меня не было.

Поэтому решились на перемены - отрубить, уйти из театра и начать другую жизнь?

Игорь Растеряев: Я не собирался ничего отрубать, мне там нравилось. Просто меня… подуволили. Но я не обижаюсь. Театр - как фабрика: норму выдаешь - держат, перестал угля давать - всё, списывают. К 35 годам многие мои ровесники стали уходить из труппы. Нужно быть бескорыстным фанатом актерской профессии или начинать заниматься чем-то другим для заработка - проводить свадьбы, сниматься в кино…

В общем, из театра я ушел - в день рождения моей мамы и, кстати, в День гармониста.

Но, кстати, никуда с тех пор не пропадал: я постоянно езжу с гастролями по России. В прошлом году 13 городов проехали - в Омске начали и закончили во Владивостоке. А в Питере и Москве осенью мы с музыкантами показывали программу "Кнопки, струны, барабаны". Была презентация и первого live-альбома - знакомые песни в непривычных, но интересных аранжировках, прямо с питерского концерта, где сохранены крики из зала, драйв.

Да, может, я и перестал писать хиты запредельные. Самые ударные песни появились в первый год. Первыми же всегда идут "сливки", сокровенные темы, которые тебя волнуют. Но я стал взрослеть. Теперь вот моноспектакль придумал. Надо ведь двигаться дальше и развиваться, а не 15 лет только про трактористов петь.

Хотя много времени уходит на абсолютно пустые разговоры, которые не можешь прервать из вежливости. Куда-то зовут, что-то начинают со мной обсуждать или зовут на корпоративы, где я в принципе никогда не выступаю… Нет, чтобы нажать на кнопку - но я парень мягкий, начинаю почему-то извиняющимся голосом что-то объяснять… Поэтому иногда мне даже легче совсем выключить телефон.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

Культура Театр Музыкальный театр Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург