Новости

22.01.2020 15:37
Рубрика: В мире

Ключ к комузу

Как русский композитор открыл миру красоту киргизской музыки
 Первый ансамбль национальных инструментов вместе со своим первым дирижером Петром Шубиным. Фото: Центральный государственный национальный архив КР  Первый ансамбль национальных инструментов вместе со своим первым дирижером Петром Шубиным. Фото: Центральный государственный национальный архив КР
Первый ансамбль национальных инструментов вместе со своим первым дирижером Петром Шубиным. Фото: Центральный государственный национальный архив КР
В перекрестный год России и Киргизии центральноазиатское представительство "РГ" решило познакомить читателей с людьми, вклад которых в развитие отношений между странами неоценим. Сегодня мы расскажем о Петре Федоровиче Шубине - основоположнике киргизской музыки.

С рассказа о нем, удивительном человеке, который явил миру уникальное звучание национальных инструментов горной республики, вот уже несколько десятков лет начинается первый урок во многих музыкальных школах КР.

Божий дар

Согласно архивным данным, семья Шубиных жила в Оренбургской области, где 10 июня 1894 года и появился на свет маленький Петя. Его родители были люди бедными, и, разумеется, ни о каком музыкальном воспитании сына и речи быть не могло. Максимум, на что мог рассчитывать ребенок, - двухклассное училище. Такие учебные заведения для детей рабочих и крестьян тогда открывали по всей стране.

Однако талант мальчика в буквальном смысле рвался наружу. Он стал заниматься в детском хоре, преподаватель которого сразу отметил исключительный слух маленького исполнителя. Петя стал солистом. Однажды на одно из выступлений хора пришла местная помещица-меценатка. Услышав чистый и звонкий голос мальчика, она посчитала, что мальчик должен учиться музыке, и уговорила родителей отпустить Петю в Петербург. Расходы меценатка взяла на себя.

В столичное музучилище Шубин поступил без особого труда. Окончив его экстерном в 1915 году, он стал преподавателем сольфеджио. А потом грянули события 1917-го - революции и гражданская война. Петр вступил в Красную армию и в перерывах между боями создал свое первое большое музыкальное произведение с ярким для того времени названием "Атака красной конницы".

После победы большевиков Петр Шубин вернулся в родной Оренбург, где погрузился в творческий поиск. Он искал свежие музыкальные краски и нашел их сначала в звучании башкирских национальных инструментов. Но затем в 1928 году его пригласили в Киргизию, в которую он влюбился и которой посвятил практически всю творческую жизнь.

- Когда я занимался изучением личности и творчества Петра Шубина, понял одну важную деталь: его целью был не личный успех, а просвещение, - утверждает кандидат исторических наук Леонид Сумароков. - Он жил для музыки. Разъезжал по киргизской глубинке, изучал культуру и традиции народа, искал талантливую молодежь и готовил ребят к поступлению в Московское музыкальное училище. Среди его учеников были Мукаш Абдраев, Акмат Аманбаев и другие творческие личности, внесшие огромный вклад в развитие национальной музыки.

Как звучит Тань-Шань

Шубин буквально влюбился в киргизские мелодии и в том же 1928 году решил создать оркестр исключительно из национальных инструментов. Это оказалось делом непростым.

- В музыкальной традиции киргизов никогда не было коллективного исполнения, - поясняет директор музыкальной школы имении Петра Шубина, заслуженная артистка Киргизии Гульзинат Суранчиева. - Обычно музыканты или акыны исполняли сольные партии. И, разумеется, никаких нот не было.

Тем не менее на прослушивание к Шубину со всей республики потянулись лучшие музыканты. Чаще всего - владеющие игрой на комузе, самом древнем и популярном инструменте у киргизов.

- Однако собрать акынов в один коллектив было лишь половиной важного дела, - подчеркивает Гульзинат Суранчиева. - Нужно было постичь звучание каждого инструмента. Но именно благодаря Петру Шубину сегодня киргизский оркестр построен отлично от других национальных музыкальных коллективов. В нем представлены три основных группы инструментов: деревянные духовые (чоор - киргизская флейта и сурнай - гобой), смычковые - кыяки и щипковые - комузы. А еще Петру Федоровичу пришлось учить людей нотам.

"Все оркестранты изучают нотную грамоту, - писал в своих воспоминаниях сам композитор. - Они поют сольфеджио и играют по нотам. Даже наши старики, которым минуло по 60-70 лет, за короткий срок их изучили и прекрасно исполняли сложные музыкальные номера".

Как-то на репетицию шубинского оркестра зашел, будучи тогда уже известным, композитор Виктор Виноградов. Сел тихо в сторонке и стал с удивлением наблюдать, как на сцене убеленные сединами аксакалы разбирали нотную грамоту. Некоторым из них это удавалось с трудом, хотя среди участников оркестра были выдающиеся комузисты и певцы Карамолдо, Ибрай, Молдобасан, Атай, Калык, Алымкул. Больше всего гостя поразил почтенный музыкант, игравший на смычковом кыяке. Как оказалось, это был Мураталы Куренкеев, которому на тот момент исполнилось почти 80 лет.

Виноградов не мог поверить, что в таком возрасте человек согласился изучать нотную грамоту. Шубин предложил композитору проэкзаменовать Куренкеева. Аксакала попросили подойти к роялю. Виноградов стал набирать композиции, а музыкант безошибочно повторял их на кыяке, после чего блестяще исполнил эти же гаммы, но уже на клавишах.

Сорвали овации

Многие современники Шубина, конечно же, не верили в возможность сочетания азиатских мелодий и звучания европейских инструментов. Но когда на одном из первых концертов ансамбль показал, на что способен, скепсис пропал. Шубину удалось подобрать скрипичный ключ к комузу, и несколько лет спустя оркестр выехал на большие гастроли - в Москву.

Репертуар коллектива на тот момент уже включал в себя как киргизскую музыку, так и русскую классику. Однако, конечно же, никто из его участников не мог знать, как искушенный московский зритель примет известные произведения, исполненные на незнакомых инструментах. Волнения оказались напрасными. Российская публика аплодировала киргизскому оркестру стоя. В том числе - в Большом зале Государственного Кремлевского дворца.

Спустя несколько лет после "боевого крещения" в Москве в оркестр для большей звучности ввели несколько европейских инструментов - гобой, флейту, фагот и ряд ударных. Они не нарушили национальный колорит музыки, но придали ей большую звучность и яркость.

Петр Федорович был полон сил и творческой энергии, но в 1948 году его жизнь внезапно оборвалась.

P.S. Автор статьи благодарит за предоставленные материалы администрацию детской музыкальной школы имени Петра Шубина и кандидата исторических наук Леонида Сумарокова.

Досье "РГ"

Петр Шубин написал музыку к ряду киргизских и русских спектаклей, которые ставили в театрах республики. Среди них "Карачач", что в переводе на русский значит "Черноволосая", "Джапалак Джатпасов", "Не смерть, а жизнь", "Платон Кречет" и многие другие произведения. Наиболее крупными его сочинениями стали трехактный балет "Освобожденная Россия", симфония "Гибель богов", фантазия "Октябрьский переворот".

Вместе с тем

Мелодия ветра

Существует красивая легенда о том, как появился комуз. Согласно народному преданию, в древности охотник по имени Камбаркан услышал красивую песню, которую принес ветер. Она так ему понравилась, что он решил смастерить инструмент, звучание которого напоминало бы эту мелодию. Он назвал инструмент комузом.

В мире экс-СССР Киргизия