Новости

29.01.2020 20:44
Рубрика: В мире

Вперед в прошлое

Британия выбирает вектор развития на ближайшие годы
Европарламенту выпала честь поставить точку на соглашении, которое призвано заложить основу для будущего взаимодействия между Брюсселем и Лондоном, а также завершить членство Британии в Евросоюзе. В среду вечером, когда в зале пленарных заседаний еще шли дискуссии о том, каким должен быть этот "постразводный" документ, операторы европейских телеканалов ходили по коридорам зданий Espace Leopold и снимали полупустые, с хаотично расставленными коробками кабинеты 73 народных избранников от Британии. Они уже готовятся к тому, что в ночь с пятницы на субботу станут безработными: ведь в том, что соглашение, уже завизированное британскими властями, а также главой Европейского совета Шарлем Мишелем и председателем Еврокомиссии Урсулой фон дер Ляйен, будет принято, сомнений нет ни у кого. Немецкий член Европарламента Терри Рейнтке предложил своим коллегам после голосования всем вместе спеть старинную шотландскую песню "Старое доброе время", которую в англоязычных странах принято исполнять во время похорон, выпускных вечеров, церемоний прощания со старым годом и других событий, подразумевающих расставание с кем-то или чем-то очень важным. Однако было ли это "старое" время таким уж "добрым" для Британии?
Нынешний развод Брюсселя и Лондона берет свои истоки в непростой истории вступления Британии в Евросоюз, полной интеграции с которым на Альбионе никогда не хотели.  Фото: AP Нынешний развод Брюсселя и Лондона берет свои истоки в непростой истории вступления Британии в Евросоюз, полной интеграции с которым на Альбионе никогда не хотели.  Фото: AP
Нынешний развод Брюсселя и Лондона берет свои истоки в непростой истории вступления Британии в Евросоюз, полной интеграции с которым на Альбионе никогда не хотели. Фото: AP
Комментарий

Кира Годованюк, старший научный сотрудник Центра британских исследований Института Европы РАН:

Истоки того, что сейчас Британия выходит из Евросоюза, лежат в истории ее вступления в этот союз. Дело в том, что изначально, когда формировался прототип ЕС - Европейское экономическое сообщество, впоследствии ставшее Евросоюзом, Лондон не подавал заявку на вступление. Британия считала себя полноценным международным актором с особой идентичностью, которому не нужно интегрироваться с континентальной Европой для того, чтобы иметь вес на международной арене. Такая установка превалировала в 50-е годы, но по мере того, как Британская империя начала приходить в упадок, терять позиции за океаном, в своих колониях, возникло ощущение, что без европейской интеграции сохранить за собой прежнюю роль будет сложно. К тому же в 60-е годы стали очевидными экономические плюсы европейской интеграции. И уже в 60-е годы Британия начала предпринимать попытки присоединиться, но столкнулась с противодействием со стороны Франции. Париж дважды ветировал заявку Лондона. Британия воспринималась как такой "Троянский конь" - ближайший союзник США. Были опасения, что эта англо-саксонская солидарность, не континентальный, а евроатлантический менталитет с политической точки зрения может быть вреден европейской интеграции. Такую позицию занимал, в частности, Шарль де Голль, который очень активно противодействовал вступлению Британии в ЕС. Поэтому вступить они смогли уже после того, как он ушел с политической арены.

Британцы успели очень много "выторговать" у Евросоюза. С 90-х годов их называли "Лондон, неудобный партнер ЕС". Еще Тэтчер выторговала такой специальный ребейт, то есть возврат части взносов Британии в бюджет Евросоюза. В Шенген они не вступили, в еврозону не вступили, причем в 2010 году окончательно поставили точку в этой дискуссии, так что даже требовать от них перейти на евро Брюссель уже не мог. В целом Лондон очень избирательно участвовал в общих политиках Евросоюза, пользовался особыми условиями. Но евроскептические настроения, тем не менее, сильно росли, в первую очередь в рядах консервативной партии, и этот раскол в рядах тори ослаблял позицию партии внутри страны.

Хотя формально 31 января наступит "брекзит", на самом деле пока что ничего не изменится. С 1 февраля начнется переходный период, который был главным условием сделки Лондона и Брюсселя о выходе. Он нужен для того, чтобы избежать неразберихи и хаоса. Но благодаря этому по факту c 1 февраля 2020 года изменится только то, что Британия утратит представительство в институтах Европейского союза. То есть не будет депутатов от Соединенного Королевства в Европейском парламенте, не будет британского комиссара в Еврокомиссии, и Борис Джонсон не будет от имени Британии участвовать в саммитах Совета ЕС.

А вот что не изменится: страна по-прежнему будет выплачивать взносы в бюджет ЕС, будет подчиняться европейскому праву, нормам и решениям суда Европейского союза. И самое главное, что останется неизменным: на Британию по-прежнему будет распространяться единое европейское пространство, то есть свобода передвижения людей, рабочей силы, услуг, капитала, которые и были главной причиной недовольства британцев. Все это прекратится, когда закончится транзитный период. Он согласован до 31 декабря 2020 года, с правом продления либо на год, либо на два. Однако решить это можно не позднее 1 июля 2020 года. Премьер Джонсон сказал, что он против продления, что стороны должны все согласовать до конца текущего года. А он любитель простых лозунгов, и он любит их выполнять.

Сейчас у Британии появляется право самой заключать торговые сделки не только с Европейским союзом, но и с другими странами. И главными в очереди стоят США, которые, естественно, заинтересованы в выгодном для себя соглашении с Британией. Дарить просто так британцам никто ничего не будет. И здесь самым главным окажется вопрос, какие приоритеты выберет для себя Лондон - Вашингтон или Брюссель. Потому что усидеть на двух стульях будет очень сложно. И вот тогда начнется самая интересная история "брекзита". До того момента, пока Британия не согласует параметры торговых отношений с ЕС, ей будет очень сложно вести переговоры с другими странами. Поэтому выжидательную позицию сейчас выбрал Китай и не спешит с предложениями. А у Вашингтона другая тактика - более напористая, жесткая. Сейчас сложно сказать, как будут развиваться события. Но то, что для Лондона особые отношения с США сейчас будут играть очень важную роль, это совершенно бесспорно. И роль фактора Вашингтона в британской внешней и внешнеэкономической политике, резко усилится.

В мире Европа Великобритания Brexit: Великобритания покидает Евросоюз