Новости

В погоне за сверхразумом: Можно ли считать искусственный интеллект автором

ИИ разрабатывает алгоритмы, рисует картины и пишет статьи - как реагирует на эти нововведения институт авторского права.
 Фото: iStock  Фото: iStock
Фото: iStock

Революционные изменения, происходящие в эпоху Индустрии 4.0, затрагивают все стороны социально-экономической деятельности человека. Цифровизация и технологический прогресс не обошли стороной и традиционно негибкую сферу правового регулирования. Знаковым событием начала 2020 года было решение суда в Шэньчжэне (Китай), постановившего, что статьи, написанные ИИ, защищены авторским правом. Обоснованием такого необычного вердикта стало то, что "сгенерированный контент отвечает критериям литературного произведения и обладает признаками осознанного подбора информации, анализа, логики и оригинальности". Как будут в дальнейшем регулироваться взаимоотношения между человеком и машиной, когда процент беспилотников на дорогах возрастет, а роботы станут неотъемлемой частью нашей повседневной жизни, рассказали эксперты.

Решение китайского суда оказалось прецедентом мирового масштаба, породившим новую волну обсуждений о будущем интеллектуального права в связи с активным внедрением технологий искусственного интеллекта, роботизацией и автоматизацией творчества. В дальнейшем этот вопрос будет становиться все более актуальным: рынок ИИ растет, расширяются сферы его применения - от маркетинга до финансов, кибербезопасности, промышленного производства и беспилотного транспорта. Так, по сравнению с $10 миллиардами в 2018 году к 2025 году объем рынка ИИ достигнет $120 миллиардов, говорится в последнем докладе исследовательской фирмы Tractica. По данным других источников, за счет прогнозируемого ежегодного роста в 46% через пять лет выручка сектора может составить вплоть до $390,9 миллиарда.

"Не человек ─ машина"

Еще в середине XX века писатели-фантасты задавались вопросом о том, что делать, если искусственный интеллект начнет принимать независимые решения. Именно тогда Айзек Азимов описал свои знаменитые "Три закона робототехники", согласно которым машина не может причинить вред человеку свои действием или бездействием. Однако на практике оказалось, что эти постулаты не всегда работают. Уже известны смертельные случаи с участием "умных" машин - как в результате аварий за рулем беспилотных автомобилей, так и от неполадок медицинских, промышленных, военных роботов.

"Постановление суда Шэньчжэня - маркер времени. Вопросы о правовом регулировании в области робототехники и ИИ сейчас крайне актуальны во всем мире. Ко мне на выставке как-то подошел человек и спросил: если вашему роботу дать пистолет и запрограммировать на, скажем, убийство, кто будет виноват? Конечно, отвечать за нарушение закона будет тот, кто поставил перед роботом эту конкретную задачу. Но что делать в случае, если сбой произошел в программе автопилота?" - задается вопросом генеральный директор компании TECHNORED, специалист по автоматизации и робототехнике Артем Лукин.

По данным Международной федерации робототехники, уже сейчас в мире работает более 2,4 миллиона промышленных роботов. Неудивительно, что в России начали активно заниматься проработкой стратегий дальнейшего развития в этой сфере. В конце 2019 года Минэкономразвития представило проект "Концепции регулирования технологий искусственного интеллекта и робототехники до 2023 года" (документ доступен для скачивания на сайте Фонда "Сколково"). Согласно дорожной карте, "наиболее значимыми вопросами применения систем ИИ в контексте гражданско-правовых отношений являются вопросы гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный системами ИИ, а также вопросы охраноспособности результатов творческой деятельности с применением систем ИИ".

Отсутствие справедливой системы распределения ответственности за нарушение и потенциальная "неохраноспособность" результатов деятельности, созданных при помощи ИИ, существенно дестимулируют разработку и внедрение таких систем, говорится в докладе.

Парадокс Пигмалиона

Очевидно, что решать эти проблемы необходимо. Однако масштабное исследование Ассоциации IPChain "Искусственный интеллект в сфере интеллектуальной собственности" собрало ведущие международные концепции и подвело итог: единого подхода к решению вопроса о правосубъектности ИИ нет. Основная причина - широкое и неоднородное определение того, что входит в понятие искусственного интеллекта.

Управляющая портфелем IT-проектов Ассоциации IPChain Валерия Брусникина подчеркнула, что технологический прогресс и растущая роль ИИ в экономике и творчестве не отменяют главного постулата права: закон пишется людьми и для людей. "Не думаю, что этот основополагающий принцип как-то изменится. Конечно, нельзя отрицать влияние ИИ на развитие креативных индустрий, науки и бизнеса. Уверена, что генерируемый им контент будет все более востребован. Во-первых, машина способна обрабатывать огромные объемы информации за короткий срок. Во-вторых, использование ИИ позволяет существенно сократить затраты и облегчает процесс создания контента. Однако за технологией все равно стоит человек - разработчик, программист, ученый. Авторским правом на полученное произведение должен обладать именно он", - объяснила эксперт.

С коллегой согласился ведущий юрист Европейской Юридической Службы Павел Корнеев. Он также отметил, что действующее законодательство России однозначно определяет автора результата интеллектуальной деятельности как гражданина, творческим трудом которого он был создан. "Наоборот, лица, оказавшие автору только техническое, консультационное, организационное или материальное содействие либо только способствовавшие оформлению прав на такой результат или его использование, автором не являются. Поэтому пока искусственный интеллект автором произведения признаваться не будет", - сказал Корнеев.

По словам члена Совета Федеральной палаты адвокатов РФ, советника адвокатского бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры" Елены Авакян, все достаточно однозначно: искусственный интеллект - объект права и автором быть не может. "Первоначально было ошибкой относить программы для ЭВМ к авторскому праву. Это совсем иная Вселенная, и у нее должен быть свой специфический охранный статус, выходящий за пределы того, который предоставляется произведениям живописи, музыки, литературы и так далее", - сетует Авакян.

"Искусственный интеллект не обладает необходимой познавательной и мыслительной функцией. Это лишь глобальный аналитический механизм, который компилирует мысли и программные коды. Вопрос скорее в том, каким образом должны защищаться произведения, созданные ИИ. Здесь можно говорить о возникновении иных прав. Личные неимущественные права, которые входят в авторские, ИИ не нужны - у него нет личности", - пояснила эксперт.

Авакян обратила внимание на то, что поспешно следовать примеру Китая и признавать правосубъектность ИИ не стоит: "Здесь возникает проблема, которую я называю "парадокс Пигмалиона". Кому мы должны передать права на контент, созданный ИИ? Тому, кто его создал? Тому, кому принадлежит оборудование? Или тому, кто этот интеллект обучил? А может, тому, кто дал машине задание, - заказчику? Думаю, в будущем эти четыре возможных участника цепочки правообладания приобретут свое исключительное право на подобного рода объекты - появится долевая парадигма абсолютного права".

Новые правила - старые навыки

Современный институт интеллектуальной собственности необходимо воспринимать как более адресный, целевой аналог пенсионной или налоговой систем, основанный на принципе "дистрибутивной справедливости", считает заместитель председателя Комитета РСПП по интеллектуальной собственности и креативным индустриям, общественный советник ФАС России Анатолий Семенов. "Сфере интеллектуальной собственности в нашей стране необходимы инвестиции, грамотные и прозрачные механизмы управления правами в интересах авторов, а главное - комплексная стратегия для внешних рынков как важнейшего источника финансирования инноваций и культуры. Но проблема в том, что система международных конвенций ужасно косная и малоподвижная. В результате мы живем в мире жестких и обязывающих юридических конструкций, актуальных в лучшем случае для середины прошлого века, а иногда и позапрошлого. К тому же не стоит забывать, что в России немало внутренних проблем - как на государственном уровне, так и на уровне бизнеса", - отметил он.

Очевидно, что с развитием технологий в мире назревает необходимость реформирования правовой основы института интеллектуальной собственности. Для решения новых проблем нужны кардинально иные подходы, мировоззрение и профессиональные компетенции. Сейчас стремительно растет спрос на специалистов в области ИИ, робототехники и анализа данных. Так, по данным последнего доклада LinkedIn 2020 Emerging Jobs Report, за последние четыре года количество позиций, связанных с искусственным интеллектом и машинным обучением, ежегодно растет на 74% - на данный момент это одна из самых востребованных и высокооплачиваемых позиций во многих индустриях.

В России с 2017 по 2024 год реализуется национальная программа "Цифровая экономика", которая направлена в том числе на создание условий для получения гражданами дополнительного образования в сфере интеллектуальной собственности (ИС) и цифровой экономики. В связи с этим Научно-образовательный центр интеллектуальной собственности и цифровой экономики (НЦИС) запускает курсы повышения квалификации в сфере ИС и цифровой экономики. В качестве лекторов выступят ведущие российские эксперты в области интеллектуального права и высоких технологий. Так, управляющая портфелем IT-проектов Ассоциации IPChain Валерия Брусникина расскажет, как меняется цифровая инфраструктура IP в России и за рубежом. Член Совета Федеральной палаты адвокатов РФ, советник адвокатского бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры" Елены Авакян объяснит, что такое экономика данных и как защищать интеллектуальные права. Цель курса - подготовить гибких и компетентных специалистов, понимающих устройство института интеллектуальной собственности, а также способных отвечать на вызовы Индустрии 4.0. Программа состоит из четырех модулей: творчество, технологии, экономика, общество. Первый модуль образовательной программы стартует 2 марта и продлится по 11 апреля в Москве. Подробности доступны на официальном сайте НЦИС Digital IP.

Власть Право

Новости проекта