Новости

10.02.2020 21:02
Рубрика: Власть

Поправки в Конституцию и конституционная идентичность

Помешает ли России приоритет Основного Закона соблюдать международные обязательства
Текст: Андрей Клишас (Председатель Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, cопредседатель Рабочей группы по подготовке положений о внесении поправок в Конституцию РФ)
Подготовка поправок к Конституции отвечает демократическим стандартам, уверен Андрей Клишас. Фото: Михаил Терещенко / ТАСС Подготовка поправок к Конституции отвечает демократическим стандартам, уверен Андрей Клишас. Фото: Михаил Терещенко / ТАСС
Подготовка поправок к Конституции отвечает демократическим стандартам, уверен Андрей Клишас. Фото: Михаил Терещенко / ТАСС

Поправки в Конституцию и международное право

В настоящее время мы являемся свидетелями и участниками активного исторического конституционного процесса - подготовки проекта изменений в текст действующей Конституции России. Этот процесс предполагает безусловную опору на конституционную идентичность Российского государства.

Конституционная идентичность государства является принципиальным требованием, обращенным к вновь устанавливаемому регулированию. Она проявляется прежде всего в реальной социальной практике, которая может быть отражена (конституирована) в нормативных правовых актах, в первую очередь, в актах конституционного характера или во вновь возникающих общественных отношениях. В этом состоит преемственность конституционно-правового развития, с одной стороны, и динамизм конституционного развития - с другой.

Особенно актуальным вопрос о конституционной идентичности государства становится в связи с участием государств в международных соглашениях, предполагающих передачу осуществления отдельных суверенных полномочий на уровень конвенционных органов. Основной аспект затронутой проблематики заключается в том, что, выражая свое согласие на участие в межгосударственном соглашении, большинство стран исходят из того, что национальная конституция обладает безусловным приоритетом применения перед таким соглашением. С таким подходом порой совершенно не согласны конвенционные органы (к примеру, ЕСПЧ), для которых довольно характерно использование эволютивных способов толкования международных договоров.

В основе инициированных поправок к Конституции лежат многолетний опыт государственного строительства современной России и ее правовая идентичность, в том числе отраженная в многолетней практике Конституционного Суда Российской Федерации.

Процесс подготовки поправок к действующей Конституции в полной мере отвечает самым передовым демократическим стандартам, происходит планомерно и основательно, при учете мнений представителей общественности и профессионального юридического сообщества. Состав рабочей группы по подготовке проекта поправок в Конституцию в полной мере позволяет обеспечить репрезентативность общественного представительства. Процесс происходит последовательно и сопровождается широким общественным обсуждением.

Выражая свое согласие на участие в межгосударственном соглашении, большинство стран исходят из того, что национальная конституция обладает безусловным приоритетом применения перед таким соглашением

Определение Российской Федерации в качестве социального государства предполагает, что органы государственной публичной власти должны обеспечить высокий уровень социальных гарантий. Проявление конституционной идентичности государства в вопросах предоставления социальных благ выражается в том, что приоритет национального законодательства в социальной сфере имеет место тогда, когда национальное законодательство предоставляет больший уровень гарантий, чем акты международно-правового характера. Конституционный законодатель, таким образом, не может пойти на ухудшение положения своих граждан, обосновывая это стремлением соответствовать предписаниям международных договоров.

Примат конституционных положений над нормами международного права следует из самой природы Конституции как особого нормативного акта, обладающего свойствами верховенства и высшей юридической силы. Приоритет конституционных норм перед нормами международного права сам по себе является конституционным механизмом, гарантирующим возможность действительной реализации положений Конституции, устойчивость отраженного в этих положениях общественного консенсуса и достигнутых результатов согласования различных конституционных ценностей, реальное утверждение государственного суверенитета.

Широко известная в науке гражданского права аксиома, заключающаяся в том, что никто не может передать прав больше, чем имеет сам (nemo plus juris transferre potest quam ipse habet), как это ни парадоксально, наглядно отражает конституционный запрет, призванный ни при каких обстоятельствах не допустить абсолютное отчуждение суверенитета государства в пользу международных объединений.

Доктрина конституционной идентичности не отрицает саму возможность формирования межгосударственного регулирования и передачу в этой связи части суверенных прав, а стремится создать приемлемую модель сбалансированного взаимовлияния национального и наднационального регулирования.

Конституционная идентичность в контексте активизма ЕСПЧ

Трудности, связанные с реализацией наднационального регулирования в целом и в Российской Федерации в частности, возникают, помимо прочего, в связи с увеличением проявлений судебного активизма ЕСПЧ, выражающегося в первую очередь в расширении содержания международно-правовых норм межгосударственным субсидиарным судебным органом посредством эволютивного (изменяющегося и с необходимой степенью очевидности не следующего из соответствующих нормативных положений) толкования, не учитывающего конституционно-правовую идентичность того или иного государства (характерные особенности правопорядка), а также в применении унифицированного подхода к определению юридической силы ординарных законов государства и его Конституции. Как отмечали сами судьи Европейского суда по правам человека в особом мнении по делу Hirst v. the United Kingdom: "Эволютивное и динамичное толкование должно в достаточной степени основываться на изменениях, происходящих в обществах Договаривающихся Государств, в том числе и на формирующемся консенсусе относительно стандартов, которых надо достичь".

В случаях, в которых необходимо решить вопрос о превалировании одной конституционной ценности над другой, в том числе при определении допустимости ограничения одного права или свободы для более полной реализации другого, наднациональные органы не могут формировать универсальные правила, поскольку в приведенных вопросах в большинстве случаев оба подхода являются в равной мере возможными с правовых позиций и их выбор относится к компетенции национальных органов, которые, совершая такой выбор, максимально учитывают характер отношений внутри территориального публичного коллектива.

Обусловленность появления концепции конституционной идентичности процессами глобализации усматривает и В.Д. Зорькин. Так, в своей статье "Буква и дух Конституции" Председатель Конституционного Суда РФ объясняет данное явление стремлением правопорядков предотвратить размывание национально-государственного суверенитета.

Многие развитые правопорядки уже достаточно давно пришли к выводу, что не все судебные решения соотносятся со сложившимися в рамках национальной системы механизмами восстановления нарушенных прав. Нередко такое несоответствие приводит к изменению национального законодательства, но в вопросах, затрагивающих фундаментальные конституционные ценности, приоритет отдается именно национальному праву.

Исполнение решений ЕСПЧ за рубежом

Конституционная практика зарубежных государств исходит из допустимости отхода от исполнения решений ЕСПЧ в случаях, когда такие решения не соотносятся с фундаментальными особенностями правопорядка - его конституционной идентичностью. Так, в частности, в Германии подобный подход был отражен в правовой позиции Федерального Конституционного Суда ФРГ относительно Постановления ЕСПЧ по делу Grglv. Germany.

В Постановлении от 14 октября 2004 года было указано, что Конвенция и протоколы к ней обладают лишь статусом федерального закона. При этом в пунктах 34-36 указанного постановления раскрываются основные особенности сформировавшейся в конституционном правопорядке Германии модели исполнения международно-правовых норм. В частности, отмечается, что нормативные положения международных соглашений не рассматриваются на уровне национального права в качестве подлежащих непосредственному применению, а применяются только в том случае, если соответствующие положения инкорпорированы в национальную правовую систему в надлежащей форме в соответствии с требованиями конституционного правопорядка Германии.

Федеральный Конституционный Суд ФРГ также отметил, что Основной закон ФРГ в качестве одной из целей определяет интеграцию Германии в правовое сообщество мирных свободных государств, но он не допускает отказ от суверенитета. Следовательно, если законодатель в порядке исключения не соблюдает право международных договоров при условии, что это является единственно возможным способом избежать нарушения основополагающих конституционных принципов, его деятельность не противоречит цели приверженности международному праву.

Также Федеральный Конституционный Суд ФРГ постановил, что элементы конституционной идентичности находятся вне досягаемости для изменения законодательными, исполнительными и судебными органами власти. Конституционная идентичность является неотъемлемым элементом демократического самоопределения народа.

Российская Федерация, как и ряд зарубежных стран, стремится обеспечить справедливый баланс между сохранением государственного суверенитета и исполнением своих международных обязательств

Конституционный Суд Италии, который, как принято считать в литературе, в своей правоприменительной практике одним из первых определил подходы к пониманию конституционной идентичности, предлагал сводить ее к основополагающим конституционным принципам и фундаментальным правам, гарантируемым Конституцией Италии. В своих постановлениях от 2007 года N 348 и 349 Конституционный Суд Италии, признавая приоритетное значение положений Конвенции, указал на необходимость обеспечения их соответствия национальным конституционным положениям. Тем самым возможность исполнения того или иного решения ЕСПЧ как результата интерпретации норм Конвенции в случае наличия сомнений относительно соответствия такой нормы Конституции Италии разрешается Конституционным Судом Италии.

Великобритания, также признавая для себя обязательной юрисдикцию ЕСПЧ, тем не менее придерживается модели сохранения своей конституционной идентичности и правовых особенностей, которые в отдельных случаях не могут быть в полной мере учтены межгосударственным судебным органом при разрешении конкретных дел, связанных с применением Конвенции.

Правопорядком Великобритании допускается возможность отхода в отдельных случаях от модели абсолютизации решений межгосударственного субсидиарного судебного органа в целях сохранения полновластия парламентского суверенитета и конституционной идентичности. Так, к примеру, Великобритания отказалась от исполнения соответствующего решения ЕСПЧ по делу Hirst v. United Kingdom, поскольку реализация предусматриваемых им мер свидетельствовала бы об ограничении суверенитета британского Парламента.

Правоприменительная практика в Великобритании также исходит из необходимости учета со стороны ЕСПЧ особенностей национальной правовой системы и соответствующих правовых процедур. В деле R v. Horncastle суд отказался следовать правовым позициям, сформулированным ЕСПЧ, который при определении правового смысла положений национального законодательства не учел их специфику.

Обоснованным и заслуживающим поддержки представляется предложение Т.Я. Хабриевой, озвученное в рамках конференции "Конституционная идентичность и универсальные ценности: искусство соразмерности", согласно которому необходимо провести конституционализацию ценностей, составляющих основу идентичности российского народа, и разработать стратегию развития страны, отвечающую интересам российского общества.

Конституционная идентичность содержательно охватывает набор тех элементов, которые позволяют определить Конституцию и учреждаемое на основе такой Конституции государство со всеми особенностями его внутреннего конституционного правопорядка и набором конституционных традиций с учетом временных и географических факторов.

Российский законодатель исходит из необходимости следования национальным интересам в условиях соблюдения норм международного права. Представляется, что в эпоху глобальных перемен данная задача может быть решена в том числе в рамках совершенствования национального законодательства, предусматривающего дополнительные гарантии реализации конституционных прав и свобод, совершенствование внутригосударственных средств правовой защиты, а также защиту национального суверенитета.

Государственно-правовое развитие современной России доказало высокий правозащитный потенциал норм Конституции Российской Федерации. Российская Федерация, как и ряд зарубежных стран, стремится обеспечить справедливый баланс между сохранением государственного суверенитета и исполнением своих международных обязательств. Как показывает практика, российский подход в полной мере соответствует опыту государственного строительства многих других правопорядков. Изменения, предложенные Законом РФ о поправке к Конституции РФ "О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации публичной власти", направленные на установление примата Конституции России перед положениями международных договоров, позволят России более эффективно соблюдать свои международные обязательства, поскольку они предполагают необходимость учета национальной конституционной специфики и допустимость отказа от имплементации правовых позиций, вступающих в коллизию с положениями Конституции России.

Власть Работа власти Внутренняя политика Законодательная власть Совет Федерации Изменения в Конституцию РФ