Новости

296 лет назад, 28 января (8 февраля) 1724 г., указом Правительствующего Сената по распоряжению Петра I в России была учреждена Академия наук и художеств. С 1803 г. она называлась Императорская академия наук, с 1917-го - Российская академия наук, с 1925-го - АН СССР, с 1991-го - РАН.

Этот день отмечается как День российской науки.

Сейчас в мире около 100 национальных АН. Российская - пятая по дате основания. До нее в Европе были: Королевское общество в Лондоне (1660), Французская АН (1666), Прусская АН (1700), Болонская АН (1714).

Академии учреждали короли, обычно лишь формально фиксируя существующий уровень культурной зрелости государства и науки в нем. В России иначе: само создание академии было еще одним волевым толчком Петра, чтобы заставить Россию догонять Запад. В первом составе академиков были одни иностранцы, но постепенно академия "обрусела", стала для страны органичной.

С социальными институтами иногда бывает, что хронология соответствует значению: что возникло раньше, то и идет впереди. Во всяком случае в европейской науке это так: в течение 300 лет, в общем, "держится дистанция". Историки науки согласны, что именно таким справедливо считать "ранжир" науки до конца XIX века: Англия - Франция - Германия. Идут они плотно, "в затылок друг другу", правда, в ХХ-XXI веках Франция и Германия поменялись 2-3-м местами. Россия, пятая по хронологии академий, по экспертным оценкам, уже в XIX веке заняла в этом "забеге" свое четвертое место, хотя и с явным отрывом от группы лидеров. Причем русское общество считало, что страна сильна литературой, но уж никак не наукой.

Cамо создание академии было еще одним волевым толчком Петра, чтобы заставить Россию догонять Запад

Бесспорно, Великая русская культура XIX - начала ХХ веков - прежде всего словесная. Однако ее "научное крыло" было небольшим по размеру, но огромным по силе. Вот 5 открытий, которые, как положено Великой науке, известны любому профану. Закон сохранения массы вещества (Ломоносов), неевклидова геометрия (Лобачевский), периодическая таблица Менделеева, теория условных рефлексов (Павлов), расширяющаяся Вселенная (Фридман). Кстати, лишь Ломоносов и Павлов были академиками. Тайный советник Менделеев по загадочным причинам так и остался членкором (а у нас все сетуют, что его обошли Нобелевской премией!), действительный статский советник, попечитель Казанского учебного округа Лобачевский и вовсе в академию не попал, ну а Фридман умер в 1925-м, в 37 лет, просто не успел стать членом АН СССР. Но при всей курьезности "неизбраний" они на свой лад отражают объективный факт: в XIX веке наука в России делалась (как и во всех европейских странах) не столько в академии, сколько в университетах.

В СССР ситуация изменилась.

Административная система жестко собрала науку в АН СССР (хотя роль МГУ и ЛГУ осталась очень большой, а после войны добавились мощные отраслевые институты ВПК). Академия стала не просто престижным клубом выдающихся ученых, а реальным Миннауки СССР, правда, под управлением ученых.

Но период АН СССР - при всех несуразностях, от "лысенковщины" до идеологического намордника в гуманитарном знании - "золотой век" не только в "ведомственной истории" академии наук, но и в общей истории науки в России.

Пусть эксперты спорят, были ли в эти годы отдельные работы, "равномощные" перечисленным выше, но размах исследований, уровень научных школ и ведущих НИИ в точных науках, число ученых, в том числе выдающихся, - скачкообразно выросли по сравнению с Императорской АН. Назову лишь не всех (!) иностранных членов Королевского общества и нобелевских лауреатов: Колмогоров, Семенов, Ландау, Капица, Гельфанд, Зельдович, Амбарцумян, Арнольд, Несмеянов, Гинзбург, Фаддеев, Басов, Прохоров, Тамм. Это - фундаментальная наука. А Келдыш-Королев-Курчатов - неразделимая триада Великих Прикладников (хотя Келдыш и "чистый" математик, и механик), а кроме них - Харитон, Глушко, Расплетин, Туполев...

Изменения мировой карты науки совпали с распадом СССР

Тут нет "советского ноу-хау": просто в ХХ веке роль науки в цивилизации качественно изменилась, как и сама наука, которая стала полем для Больших Батальонов и огромных денег, чего никогда раньше близко не было. Если в XVIII веке, когда создавалась академия, наука была для державы престижным атрибутом (вроде Кунсткамеры), то в ХХ веке она стала необходимым условием ее существования - таким же, как армия или золотой запас (а в XXI веке - гораздо более важным, чем армия, политика и любые политики...). Так что на науку денег не жалели. Но при всех успехах советская наука в целом осталась "по сумме результатов" на "своем законном 4-м месте в Европе", хотя отрыв от лидеров сократила, а по некоторым направлениям (математика, теорфизика) уверенно выходила в 1960-1970 годы на 2-е, а то и 1-е евроместо (вот "валовый научный продукт на душу населения" - шкала совсем другая!). Новым великим державам - научным (как и политико-экономическим) - в Европе взяться просто неоткуда. Зато сама Европа была Всем Миром, а стала всего лишь одним континентом. На глобусе Науки еще в XIX веке появились США, после 1945-го - абсолютный лидер по всем направлением, а в ХХ - Япония, Китай, Корея, Канада, Австралия, Израиль, и он продолжает вращаться...

Изменения мировой карты науки совпали с распадом СССР.

Почему гибель Империи стала "величайшей геонаучной катастрофой ХХ века"? Вся "соль" советской науки была собрана в Москве и области, Ленинграде, Новосибирске, а АН СССР стала называться РАН. Дело не в географии, а в экономике - переход к рыночному климату убил Административных Динозавров, в том числе и в науке.

Но проблемы современной российской науки - отдельная тема.

Общество Наука Колонка Леонида Радзиховского