12.02.2020 18:48
    Рубрика:

    Доктор наук Валерий Широкорад рассказал, в чем слабость сильного пола

    Доктор медицинских наук Валерий Широкорад: "В чем слабость сильного пола?"
    Сенсация советских времен: в центральной газете опубликована статья "Берегите мужчин!". Оказывается, сильный пол слабее слабого, женского. Именно он требует особой бережливости, особого внимания. Минули десятилетия. Живем в другой стране. В другом мире. А тот давний призыв, убежден наш сегодняшний собеседник, эксперт "РГ", заведующий отделением урологии Московской онкологической больницы №62, доктор медицинских наук Валерий Широкорад, ничуть не устарел.
    Сергей Куксин/РГ
    Сергей Куксин/РГ

    Валерий Иванович, как же сегодня уберечь мужчин от недугов?

    Валерий Широкорад: Сложный, многогранный вопрос. Даже если ограничиться рамками онкологической помощи. Мужское здоровье ассоциируется, прежде всего, с такой медицинской специальностью, как андрология. Еще 20-30 лет назад лишь некоторые мужчины знали о ней. И даже при возникающих проблемах к урологу обращались немногие.

    Сегодня таких больше?

    Валерий Широкорад: Развитие, доступность информатизации творят свое дело. Изменения и, безусловно, в лучшую сторону, есть.

    Чтобы не выявлять опухоли в поздних стадиях, надо любить себя. И хотя бы один раз в год проходить профобследование

    Однако и по сей день в перечне онкологических специальностей онкоандрологии не существует?

    Валерий Широкорад: Это обусловлено анатомией и физиологией мужского организма. В медицине и, в частности, в онкологии более применимо понятие "опухоли мочеполовой системы". Ими занимается онкоурология. И разделять подходы к эпидемиологии, патогенезу, течению и лечению онкологических заболеваний мочевой и половой системы у мужчин и женщин нельзя.

    Но обратимся к статистике?

    Валерий Широкорад: Обратимся. Рак предстательной железы занимает второе место по заболеваемости у мужчин - 14,5% от общего числа злокачественных новообразований у сильного пола. Это 40 785 заболевших в РФ в 2017 году. (Берем этот год, потому что данных других исследований пока нет). Кстати, в США этот вид рака давно и прочно удерживает первую позицию в подобной структуре заболеваемости.

    Далее. Рак почки у мужчин - 4,8%, 7-е место среди онкозаболеваний. Это 13 556 заболевших. Рак мочевого пузыря - 4,7 %, занимает 8-е место. Это 13 264 впервые выявленных. А ведь есть еще и другие раки.

    Давайте сравним с женскими показателями.

    Валерий Широкорад: Ну, простаты у женщин нет, а следовательно, и заболевания такого нет. Рак почки женщин на 10-м месте - 3,411 223 заболевших. А рак мочевого пузыря вообще в конце второго десятка - 1,18%. Или 3944 заболевших в 2017 году. Комментарий? У мужчин, особенно с возрастом, могут возникать проблемы. Скажу деликатно: они чаще встают по ночам в туалет, дольше там задерживаются. Отсюда застои, предрасположенность к воспалительным заболеваниям.

    Среди российских мужчин более четверти впервые выявленных больных со злокачественными опухолями - с онкоурологическими заболеваниями! И если посмотреть на тех, кто стоит на учете, то и там львиная доля таких пациентов.

    Картина отнюдь не маслом! А что же делать, когда случилась беда - выявлена опухоль?

    Валерий Широкорад: Прежде всего, не поддаваться панике. Сегодня в большинстве случаев это не фатально! Да и вообще: чтобы не выявлять опухоли в поздних стадиях, надо любить себя. И хотя бы один раз в год проходить профобследование. Вы же техосмотры машин делаете регулярно? А организм человека - это не машина!

    Вмешательства при помощи робота или лапароскопа - это только метод доступа к проведению операции, а не сама операция!

    Именно первичное медицинское звено: поликлиники по месту жительства, стационары общего профиля, центральные районные больницы - первый этап в диагностике и начале лечения злокачественных новообразований. Установлен диагноз "опухоль"? Прямиком в специализированное онкоучреждение! В регионах это монопольная структура в виде областного онкологического диспансера.

    В мегаполисах все намного сложнее. Это связано с множеством альтернативных онкологических учреждений - муниципальных, федеральных, ведомственных… Но главное, повторюсь, чтобы это было специализированное онкологическое учреждение, которое может оказать весь спектр высокотехнологичной онкологической помощи. Она включает морфологические исследования, иммуногистохимию, желательно с генетическими исследованиями, профильную хирургическую службу, противоопухолевую терапию, лучевую терапию... И никак иначе!

    Сегодня злокачественные новообразования в большинстве случаев требует комбинированного и комплексного подхода в лечении. Сочетание всех или нескольких перечисленных видов. Только таким путем можно добиться максимального результата.

    Наверное, не самый приятный вопрос: лечение за рубежом более эффективно?

    Валерий Широкорад: Не самый приятный, но уместный. Действительно, многие пациенты стараются получить лечение за границей в рамках медицинского туризма. Здесь нет ничего предосудительного. Но нужно помнить: онкологическое заболевание - это на всю жизнь. Это не однократная процедура в лечении. Как, например, поехать и удалить желчный пузырь в Германии. Или поставить эндопротез сустава в Израиле при артрозе.

    Онкологический пациент должен наблюдаться всю жизнь. Поверьте, ни в одной стране земного шара никто не может гарантировать 100-процентное излечение от ЗНО. Всегда, даже при самых ранних стадиях, есть определенный процент возможного прогрессирования. И напомню: еще в советское время основоположники онкологической службы создали онкодиспансеры, которые после установления диагноза или подозрении на него берут в свои руки диагностику, лечение и диспансерное наблюдение. Это очень важные моменты, которые и позволяют добиваться максимальных результатов.

    В 62-й онкобольнице одна из лучших морфологических лабораторий страны. На переднем плане - доктор Анастасия Аязова. Фото: Сергей Куксин

    Идеальный результат лечения - это максимальное расхождение кривых заболеваемости и смертности?

    Валерий Широкорад: Именно. Расхождение, которое свидетельствует о том, что подавляющее большинство впервые выявленных больных, благодаря эффективности современного лечения, живут, продолжают трудиться, несмотря на столь страшный диагноз. Можно посмотреть эту статистику на примере одной из самых распространенных опухолей у мужчин - раке предстательной железы. Так, заболеваемость с 2007 года по 2017 год увеличилась на 71%. Но при этом, благодаря эффективности современных методов лечения, динамика летальности составила 13,85%. Конечно, смерть - это всегда ужасно. Однако успехи отечественной онкологической службы налицо.

    Лекарственная противоопухолевая терапия стала более объемной. Нередко говорят только о химиотерапии. Однако это теперь далеко не так?

    Валерий Широкорад: Не так. Теперь она включает в себя и химиотерапию, и противоопухолевую гормональную терапию (в том числе при раке предстательной железы), и таргетную терапию (при раке почки), и иммунотерапию (при раке почки, мочевого пузыря). Именно благодаря диспансерному наблюдению удается выявлять прогрессирование и метастазирование в более ранние сроки. И значит, на более ранних этапах подключать дополнительное противоопухолевое лечение. Потому и результаты в таких случаях выше.

    Инфографика "РГ" / Леонид Кулешов / Наталия Ячменникова

    У многих пациентов выявляются так называемые первично-множественные раки. Что это значит?

    Валерий Широкорад: Это появление опухолей других локализаций, совершенно не связанных с первичной, ранее выявленной и пролеченной. То есть пациент был вылечен от одного рака. А потом у него появилась опухоль совершенно другой локализации. При регулярных диспансерных осмотрах в онкологических учреждениях вторая, как правило, выявляется в ранних стадиях. А следовательно, и прогноз в ее лечении более благоприятный.

    В былые времена хирургическое удаление опухоли сопровождалось большими разрезами. Их все активнее вытесняет лапароскопическая хирургия. И современные продвинутые пациенты почти обязательно интересуются: какой вид операции им предстоит?

    Валерий Широкорад: Лапароскопическая - это высокотехнологичная хирургическая операция с применением современной эндоскопической техники. То есть выполнение операции через проколы, без больших разрезов. Но сразу оговорюсь: любые эндоскопические операции не должны менять ее объема и соблюдения онкологических принципов. Вмешательства при помощи робота или лапароскопа - это только метод доступа к проведению операции, а не сама операция!

    В случае местного распространения любой опухоли, а тем более с поражением соседних органов эффективность и онкологичность эндоскопических операций ставится во всем мире под большие сомнения. Поэтому, например, в нашем урологическом отделении (замечу: великолепно оснащенном), несмотря на все наши возможности, от открытых операций мы не отказались, и не собираемся отказываться.

    Насчет оснащенности - чуть подробнее…

    Валерий Широкорад: У нас одна из лучших в стране морфологическая лаборатория. Великолепная лапароскопическая техника - 3-D операционная. Одно из лучших в стране отделений химиотерапии. Есть все лабораторные и диагностические службы, отделения МРТ, КТ, УЗИ, ангиографии...

    А тот ваш пациент из провинции, у которого было три опухоли онкоурологических локализаций, но не имеющих отношения друг к другу, которого у вас спасали. Его судьба?

    Валерий Широкорад: Он, можно сказать, пример эффективности работы регионального онкологического диспансера. При выявлении первой опухоли пациенту оказали профессиональную специализированную помощь. Благодаря диспансеризации через шесть лет после начала лечения местные онкологи выявили еще одну. Более того, при обследовании и подготовке к лечению опухоли простаты обнаружили опухоль единственной левой почки и очаг в легком. Учитывая нестандартность пациента, его направили к нам. Собрался онкологический консилиум, который с учетом всех особенностей данного больного разработал персонифицированный подход к последовательному и поэтапному лечению всех опухолей.

    Насколько я знаю, в статистических отчетах первично-множественные раки появились относительно недавно?

    Валерий Широкорад: И это тоже свидетельство успеха современной онкологии. Так, в 2017 году впервые выявлены 50 100 первично-множественных опухолей. Это 8,1% всех впервые выявленных злокачественных новообразований. По нашим собственным наблюдениям в отделениях онкоурологии, доля первично-множественного рака, где как минимум одной из локализаций была онкоурологическая, составила более 14%. Есть больные с 4-5 и даже с 6 опухолями в анамнезе.

    Инфографика "РГ" / Антон Переплетчиков / Наталья Ячменникова

    Валерий Иванович! Не скрою, нередко обращаемся к вам за помощью. Отказов не было никогда. И это, знаю, стиль 62-й больницы…

    Валерий Широкорад: Отказывать в помощи врач не имеет права. И не только, надеюсь, в 62-й больнице. Мои коллеги-онкологи, коллеги всех смежных специальностей, врачи первичного звена, младший и средний персонал вершат незаметный, не боюсь громкого слова, подвиг изо дня в день, из ночи в ночь. И не кричат об этом. Просто у нас такая работа.

    Что бы вы пожелали нынешним и потенциальным пациентам?

    Валерий Широкорад: Побольше заниматься собой. Любить себя. Периодически устраивать себе профосмотры. Но если уж случилась беда, а тем более онкологическая, то знайте: в большинстве случаев это не конец. Копаться в причинах: почему же это произошло именно со мной, бесполезно. Да и поздно уже в такой ситуации. Надо настроиться, определиться, где вы будете лечиться и наблюдаться. А лечение может быть многомесячным, многолетним и пожизненным.

    Нужно понимать, что лучше это делать у одних специалистов, в одном учреждении. И не забывайте старую русскую поговорку: "Сапоги должен тачать сапожник". Вы же не ходите лечить зубы к проктологу, а геморрой к стоматологу. Только персонифицированный подход к лечению с применением комбинированных и комплексных методов позволяет в большинстве случаев добиться хорошего результата: излечения или значительного увеличения сроков и качества жизни. Да, это - жизнь! Это ваша жизнь. И дается она только один раз.