Рассылка

Каждую пятницу мы готовим дайджест лучших материалов недели.
У блока отсутствует swig шаблон (наличие обязательно)
У блока отсутствует файл с данными (наличие не обязательно)
23.02.2020,  
11:40

Инженерные войска: Какие новинки военной техники поступят в армию

Инженерные войска привлекаются к выполнению самых сложных задач на поле боя. Наведение переправы под огнем противника, проделывание брешей в минных полях и даже штурм зданий с засевшим там врагом - это только небольшая часть задач, которые выполняют военные инженеры.
 Фото: Лев Федосеев/ТАСС  Фото: Лев Федосеев/ТАСС
Фото: Лев Федосеев/ТАСС

Председатель Военно-научного комитета инженерных войск Максим Кривошеев рассказал о новинках военной техники, которые будут поступать в армию, а так же о том как совершенствуется инженерная техника с учетом сирийского опыта.

Максим Владимирович, Инженерные войска сейчас разрабатывают установку получения воды из снега и льда УПВС-5. Поставки такой специализированной техники вызваны тем, что с освоением Арктического региона мы столкнулись с проблемой питьевой воды?

Максим Кривошеев: Это главная из причин. Да, сейчас инженерные войска стали более активно привлекаться к выполнению задач в Арктической зоне. Там расширилась группировка. Возникли задачи по обеспечению людей питьевой водой. Конечно, раньше у нас на снабжении были подобные установки, но с гораздо меньшей производительностью. Сейчас мы работаем над созданием новой установки, которая по характеристикам более чем в пять будет превосходить нынешние средства очистки. Однако УПВС-5 при этом останется мобильным, его можно будет в короткое время доставить к месту выполнения задачи, развернуть и приступить к получению воды.

Как установка будет действовать? Подгоняется машина, бойцы с лопатами закидывают в нее снег...

Максим Кривошеев: Упрощенно - да. Установка перевозится на любом транспортном средстве. Это такой контейнер, который сгружается с машины и что называется с колес готов работать. УПВС-5 имеет в своем составе электростанцию, которая обеспечивает работу плавильного элемента установки. Есть там и система очистки воды, потому что снег не бывает безупречно чистым даже на Севере. Кроме того, вода, полученная из снега, - это талая вода. Она деминерализована, то есть ее нельзя постоянно употреблять, чтобы не вымывать кальций из организма. Поэтому там есть средство, которое насыщает воду необходимыми минеральными веществами для того, чтобы вода стала питьевой и была пригодна для потребления личным составом.

Когда ее примут на вооружение?

Максим Кривошеев: Сейчас ведется сборка опытного образца. Мы приступаем к проведению заводских испытаний. После этого начнутся Государственные испытания. Мы рассчитываем до конца года завершить разработку этого средства.

Сейчас наверное самая актуальная тема, внедрение робототехнических комплексов. Что по этой теме создается для инженерных войск?

Максим Кривошеев: Работа инженерных войск, особенно по разминированию, связана с опасностью для личного состава. Для минимизации таких рисков уже созданы робототехнические средства, которые позволяют облегчить работу именно при разминировании. Сейчас выполняются опытно-конструкторские работы по созданию многофункциональных робототехнических комплексов штурма и разграждения ИМРТК-ШР, робототехнического комплекса разминирования тяжелого класса ИМРТК-РТ. Ведутся работы по малым роботизированным комплексам.

Можно рассказать поподробнее о роботизированных комплексах для батальонов штурма и разграждения, или, как их еще называют, - инженерного спецназа?

Максим Кривошеев: Сейчас по этому комплексу выполняется опытно-конструкторская работа. Идет разработка документации. До испытаний еще дело пока не дошло.

Что в него закладывается в первую очередь? Он именно для тех ребят, которые штурмуют здания, а он идет впереди и их прикрывает?

Максим Кривошеев: Да. Штурмовики за ним прячутся, прикрываются. У него впереди будет отвал, который будет позволять пробивать какие-то завалы в разрушенных конструкциях, у него будет средство огневой поддержки штурмовиков, будет универсальный бульдозер, который предназначен для разбора завалов или проделывания проломов в стенах здания. То есть тот комплект оборудования, который позволит с наименьшими затратами и потерями выполнить задачу по штурму зданий. Они могут использоваться для пробивания стен, чтобы штурмовики могли зайти в здание с любой стороны, независимо от того, есть ли там двери. Он необитаемый полностью. Безэкипажный. Управляется оператором.

Сейчас практически вся военная техника прошла обкатку в Сирии. Расскажите про образцы инженерной техники, которые это сделали?

Максим Кривошеев: Наши подразделения испытывали технику в ходе реального выполнения боевых задач. Это хороший способ испытать те средства, которые у нас есть. При каждом выходе отряда разминирования, мы вместе с ним отправляли перспективные и опытные образцы. В Сирию вывозились в первую очередь средства инженерной разведки, различные миноискатели, подповерхностные обнаружители, георадары, бомбоискатели. Все, что у нас сейчас есть нового в войсках, прошло апробацию в ходе выполнения задач в сирийской кампании. По результатам этих испытаний были доработаны даже те средства, которые уже стоят на вооружении. К примеру была проведена апробация подповерхностных обнаружителей ППО-2. Был выявлен ряд недостатков, мы выслушали замечания и предложения от людей, которые непосредственно их эксплуатировали. Это было все учтено, проверено в ходе госиспытаний. На снабжение принято уже доработанное средство.

Активно апробировались робототехнические комплексы. Тот же "Уран-6". По результатам работы, которые проводились в Сирии, в его конструкцию были внесены изменения. В частности, изменено расположение камер, усилена противоосколочная защита и защита от пыли. К примеру, установлены дополнительные уплотнители, система фильтрации. И так по каждому образцу.

В Сирии часто приходится сталкиваться с большим количеством тоннелей, подземными проходами, которые тянутся на многие километры. Как эти тоннели исследовать, зачищать? С какими трудностями сталкиваются саперы?

Максим Кривошеев: При работе в Сирии выявлено большое количество тоннелей, которые использовались боевиками и для передвижения, и для хранения оружия, боеприпасов. Разработаны различные средства для контртоннельной борьбы. Это и выкапывание рвов для выявления и предотвращения подкопов под охраняемой территорией. Инженерными войсками выявляются такие тоннели при ведении инженерной разведки. Для выявления тоннелей мы в Сирии применили георадары, которые позволяют на большой глубине обнаружить пустоты в грунте. Раньше нами такие средства не применялись. С помощью этих приборов можно выяснить, есть ли подкоп, тоннель или что-то иное. После чего выполняются мероприятия по вскрытию этого тоннеля и уничтожению. Ведение работ непосредственно по разминированию в замкнутом пространстве - сложная задача. Там, где не может работать человек, используются собаки минно-розыскной службы, обученные для работы в таких местах. Для того, чтобы работать в абсолютной темноте в комплекте разминирования на шлемах крепятся достаточно мощные фонари, которые позволяют в темных подвальных помещениях освещать место работы. В основном, там, где не может пройти человек, применяются собаки. Они большую пользу приносят.

В армии появилась еще одна новинка - радиолокационные имитаторы движущейся колонны. Можно рассказать, как они действуют?

Максим Кривошеев: Сейчас средства разведки используют самые современные методы для обнаружения движущейся техники. Возникла необходимость создания средств, которые имитируют сигнал движущейся техники. И эти средства расставлены на определенном расстоянии друг от друга, могут имитировать движение колонны.

Как это действует? Колонна техники - это танки, БМП, грузовики, как их можно заменить прибором?

Максим Кривошеев: Каждая единица техники имеет свой радиолокационный портрет. Этот портрет излучается в определенной длине волн при применении средств разведки противника. И они используют свои средства наблюдения, радиолокационные средства, для выявления таких излучений. То есть визуально они движения колонны не видят, но сигнал на радары поступает.

Ну, то есть, летит самолет-разведчик...

Максим Кривошеев: Да. Он фиксирует передвижение колонны техники, а на самом деле используется радиолокационные имитаторы. Мы вводим таким образом противника в заблуждение. Имитатор - это такой не особо крупный прибор, на штативах. Достаточно компактное средство, которое может выставляться силами небольшого подразделения. Каждый элемент носится руками. И от небольшой, двухкиловаттной электростанции все это запитывается и расставляется на нужном участке.

Совсем недавно в войска стали поступать инженерно-разведывательные катера, они поставляются на апробацию или уже пошли в серию?

Максим Кривошеев: Да, в войсках они уже есть, в небольшом количестве, но уже поступают. Госиспытания таких катеров завершены. Документация утверждена. Сейчас их принимают на снабжение. Пока в войска поступило пять таких катеров. Это для нас абсолютно новый образец. Раньше такой техники просто не было. Я не знаю, у кого сейчас в вооруженных силах есть на снабжении маленькие катера на воздушной подушке с таким широким функционалом. Это и разведка, которая обеспечивается различными средствами. Это курсовой и боковой гидролокатор, эхолоты, которые позволяют профилировать дно, - профилографы. Катер прошел и может в режиме реального времени определять характер водной преграды, скорость, течение, глубину, характер дна, у берегов. Он легко выходит на берег заболоченный, песчаный, твердый. Ему без разницы, куда выходить. Воздушная подушка позволяет это делать. И в режиме реального времени все передается вышестоящему командиру. Сразу видно, что из себя представляет та водная преграда, в каком месте ее можно форсировать, какую оборудовать переправу.

Куда эти катера будут поставляться?

Максим Кривошеев: В подразделения инженерной разведки, понтонно-мостовые подразделения.

Военно-научные комитеты, занимаются в том числе и вопросами прогнозирования. Наверное не просто заглянуть лет на десять, пятнадцать вперед и понять, как будет идти развитие войск. Есть ли какие-то перспективные разработки, которые появятся у нас не завтра, не послезавтра, через, допустим, пять лет?

Максим Кривошеев: Военно-научный комитет инженерных войск, Центральный научно-исследовательский испытательный институт инженерных войск проводит глубокий анализ развития перспективных средств. В том числе и у противника. Проводится анализ, в каком направлении идут они, в каком направлении идем мы. Проводится анализ выполнения задач инженерного обеспечения различными подразделениями. Специалисты военной науки участвуют практически во всех операциях и задачах, которые выполняют инженерные войска, по результатам которых проводится глубокий анализ, который позволяет определить проблемы на том или ином направлении. И соответственно скорректировать наши планы.

Рассылка

Каждую пятницу мы готовим дайджест лучших материалов недели.