29.02.2020 10:00
    Поделиться

    Ямбург: Неуспевающим детям нужно психолого-педагогическое сопровождение

    Евгений Ямбург - о зарплатах учителей, "цифровых" школах и "образовательном спаме"
    О том, как меняется современное образование, "РГ" рассказал заслуженный учитель России, директор школы № 109 Евгений Ямбург.
    Александр Рюмин/ ТАСС

    Повышать зарплату и квалификацию

    Многие учителя получают сегодня по 15-20 тысяч рублей со всеми надбавками. Разве это справедливо? Педагог должен жить достойно, это очевидно, считает Евгений Ямбург.

    Фото: РИА Новости

    Зарплаты, материальная база школы - фундамент, без которого ничего в образовании не построить. Но вместе с тем есть мировой опыт, который говорит: само по себе повышение зарплат никакого нового качества образования не дает.

    - Это все равно что бросать золото в море и потом ждать приплода рыбы, - рассказал он. - Нужно повышать не только зарплаты, но и квалификацию. Современному педагогу нужны такие компетенции, которым раньше его никто и никогда не учил.

    Например, у одного ребенка может быть синдром дефицита внимания и гиперактивности, у другого - имплант в ухе, а третий - вообще на коляске. И все эти ребята могут оказаться у тебя в классе. Еще одна новая квалификация - учить детей, для которых русский язык - не родной.

    - Главная же компетенция педагога - учиться самому, учиться постоянно. Потому что никакие гаджеты и роботы за тебя твою работу не сделают, - уверен Ямбург.

    О "цифровых" перекосах в школе

    Школа стремительно погружается в "цифру". Уже есть же автоматические системы для рассылки домашних заданий, интерактивные доски. В московских школах маленькие дети уже работают с 3D-ручками, у них есть роботы.

    - Все это замечательно, - говорит Евгений Ямбург. - Но нельзя этими досками подменять живое общение с ребенком. Несколько лет назад я попал на открытый урок конкурса "Учитель года". Педагог - молодая девушка - рассказывала ребятам про Лермонтова. У нее на "цифровой" доске Лермонтов изображен и в фас, и в профиль, и вся подробная презентация со схемами и тенденциями в творчестве… Я встал и вышел. Она закончила занятие, робко спрашивает: "Евгений Александрович, вижу, вам не понравилось?" Отвечаю: "Я вашему уроку придумал девиз: "Ночь тиха. Пустыня внемлет богу. И доска с доскою говорит…" Цитата почти по Лермонтову. Такие "цифровые" перекосы крайне опасны. Я бы на этом уроке свечу зажег! И читал бы детям стихи при свечах, потому что у них потерян вкус к слову.

    Кто они - "цифровые" учителя?

    И при всем при том Евгений Ямбург в корне отвергает мифы о современном поколении. Не важно, учителя это, дети или родители. В любое время есть культурные и хорошо воспитанные люди. Но есть и те, кто зря пошел в эту профессию… Однажды в школу № 109 приходит наниматься молодое дарование - айтишник, который владеет цифровыми компетенциями. Он школе очень нужен: открывается программа по подготовке юных программистов.

    - Вскользь спрашиваю: "Как вы относитесь к Антону Павловичу Чехову?" И получаю поразительно честный ответ: "Слышал о нем много хорошего". Этому учителю было 23 года. И что самое важное - я все равно взял его на работу и подарил "Каштанку", - вспоминает Евгений Ямбург. - Парень отнесся с юмором, прошел проверку на адекватность. Значит, не безнадежен - он обязательно будет у нас в школе читать. А когда станет классным руководителем, начнет еще и участвовать в наших театральных фестивалях. И помимо роботов, гаджетов сам будет ставить постановки. У нас все классные руководители еще и немного режиссеры.

    Что делать с двоечниками?

    Российские школьники берут золотые медали на всех олимпиадах. Но вместе с тем, по данным международных исследований, в России примерно 20 процентов неуспевающих ребят. Тех, кто не может осилить школьную программу…

    - Вот это сладостное внимание к интеллектуальной элите и забвение всей остальной массы детей - проблема уже государственной безопасности. Почему-то многие школы не понимают, что главная задача - не занимать топовые места во всевозможных рейтингах, а помочь каждому ребенку. Выучить его, помочь найти свое место в жизни, - говорит Евгений Ямбург. - Я много езжу по стране. Приезжаю в город "Х" с населением 150 тысяч человек - у них целых пять гимназий. Ощущение, что они согнали туда всех мало-мальски нормальных учеников. Но все эти ребята после 11-го класса уедут из маленького городка. И с кем местные чиновники останутся? С теми, кого они во имя рейтингов считали "образовательным спамом"?

    По словам педагога, неуспевающим детям нужно мощное психолого-педагогическое сопровождение, нужны не только психологи, но и дефектологи, логопеды, социальные педагоги... А на этом у нас экономили долгие годы.

    Про школьные программы и учебники

    Родители жалуются: "Почему ребенка на географии заставляют зубрить все 15 течений Атлантического океана и все 10 - Индийского? Он же забудет все это через год…" Евгений Ямбург поясняет, что следует разделять вещи, которые нужно знать железно, и то, что дается для общего развития. Но если учитель заставляет ребенка зубрить абсолютно все, что написано в учебнике, это говорит о его непрофессионализме или неопытности.

    - Мы сегодня даем метапредметные задания, проводим перевернутые уроки. Например, второклашки делятся на две команды: редакторов и корректоров. Они делают потрясающий проект, распределяют роли и так изучают русский язык, - говорит Евгений Ямбург. - Мы проводим открытые уроки для родителей. Потом они у нас вместе с детьми снимают потрясающие мультфильмы, помогают в театральных постановках. Появляется детско-взрослое сообщество.

    Травля в школе: кто виноват и что делать?

    Школьные конфликты вышли сегодня на новый "цифровой" уровень. Один из последних случаев. Парень сидит на задней парте и слушает музыку в наушниках. Учительница срывает, ломает наушник, восьмиклассник отмахивается, начинает буянить. Появляется аутоагрессия, ребенок вредит сам себе и всем вокруг. Одноклассники все это снимают на смартфоны.

    - Мне стыдно на все это смотреть. Я работаю в школе почти полвека, но защищать этого педагога не могу. Вся ситуация - следствие полнейшего непрофессионализма. Вот учитель сорвала наушник - она что, думала, ребенок физику освоит после этого? Да ни за что: зона ближайшего развития у таких трудных ребят очень небольшая. Но даже с ними есть возможность работать, - рассуждает Евгений Ямбург. - Надо искать "экологические ниши" для ребенка, гасить эту агрессию, всячески поощрять учеников там, где они могут быть сильны. Все опять упирается в вопрос квалификации педагога: да, контингент стал очень сложный, неоднородный. И это значит, что учителю сегодня мало быть просто преподавателем истории, математики, биологии. Нужно быть немного и психологом-практиком, и культурологом, и разбираться в возрастной физиологии.

    Поделиться