Новости

25.02.2020 14:40
Рубрика: Культура

Сопрано и немного нервно

Оперная дива Соня Йончева - о секретах успеха и семейном счастье
В Москве, в Большом зале Консерватории завершился III Международный музыкальный фестиваль знаменитого баса Ильдара Абдразакова. Предполагалось, что главной приглашенной звездой финального вечера станет болгарская сопрано Соня Йончева - один из самых красивых и востребованных голосов современной оперы. Однако по семейным обстоятельствам солистка приехать не смогла. Но то эксклюзивное интервью, что дала певица, переходя с русского языка на английский и снова на русский, рассказав о том, как состояться оперной певице и о том, что она думает об истории с Пласидо Доминго, "РГ" публикует сегодня.
Болгарская сопрано Соня Йончева - один из самых красивых и востребованных голосов современной оперы. Фото: Dario Acosta / Московская филармония Болгарская сопрано Соня Йончева - один из самых красивых и востребованных голосов современной оперы. Фото: Dario Acosta / Московская филармония
Болгарская сопрано Соня Йончева - один из самых красивых и востребованных голосов современной оперы. Фото: Dario Acosta / Московская филармония

Соня вы с самого детства хотели стать оперной певицей?

Соня Йончева: Нет. Конечно, я всегда очень любила музыку, но больше всего на свете, будучи маленькой, я хотела стать художницей. Это было, да и остается моей заветной мечтой. У меня, правда, есть настоящий талант к рисованию, живописи, который, может, когда-нибудь мне все же удастся реализовать. Но когда мне исполнилось четырнадцать лет, я должна была сделать выбор…

Вы сами сделали выбор в пользу музыки?

Соня Йончева: Если говорить честно, то не совсем. Во многом это было решение моей мамы, за которое сегодня я ей безумно благодарна. Свою маму я называю "болгарской львицей". У нее невероятная сила характера, воля и феноменальная интуиция. И она всегда меня с братом строго контролировала и давала нам правильное направление. И сейчас это продолжает делать. Сегодня мама лучше меня знает мое расписание. В детстве такой надзор меня, естественно, обижал и расстраивал. Но сейчас, когда я уже сама дважды мама, я понимаю, как важно, чтобы ребенок, я вижу это по своим детям, получил от родителей как можно больше слез, любви и очень много уверенности в их будущем.

А как вам удается совместить родительство с профессиональной занятостью, тем более что ваш муж известный венесуэльский дирижер Доминго Хиндоян?

Соня Йончева: Все, что у меня происходит в жизни, я принимаю как данность. Это очень важно для меня, чтобы не потерять себя в каких-то надуманных проблемах, мыслях и расчетах. Если я мама, то я не сплю - даю молоко и меняю памперсы… Если я певица, то надеваю красивое платье и шикарные украшения и выхожу на сцену. Тут вопрос интуиции и очень строгой самодисциплины. Сейчас я решила, пока доченьке нет и года, она и моя мама, которая мне очень помогает, путешествуют со мной. А десятилетнего сына иногда отправляю на гастроли вместе с папой.

А два творческих человека в одной семье - это сложно?

Соня Йончева: В начале наших отношений мы часто находились на грани ядерного взрыва. И нам пришлось пройти долгий и трудный путь, чтобы соединить наши миры в один на двоих, и при этом не убить страсть в наших отношениях и собственное "я" в профессии. И главное в том, что, будучи и мамой, и певицей, я неизменно отдаю очень много любви и семье, и публике, которую всегда должна хорошо чувствовать и понимать.

Кстати, русская публика, на мой взгляд, одна из самых требовательных. Я говорю так потому, что, когда увидела активность культурной жизни в Москве, разнообразие афиш с самыми лучшими мировыми именами, я была потрясена. И понимаю, что такая публика уже привыкла получать только самое лучшее каждый вечер.

А как Соне Йончевой удалось оказаться в числе самых лучших и знаменитых?

Соня Йончева: В этот процесс было вложено очень много труда и еще больше терпения. Надо быть сильной. А я очень сильный человек и трудоголик. А еще, как любит говорить моя мама: "Тебе надо быть немножко сумасшедшей". И думаю, это правда, иначе все это не пережить... Кода я уехала из Болгарии продолжать учиться в Швейцарии, то почти тут же стала работать в хоре Женевской оперы. Позже меня взяли в Молодежную программу театра. И это был один из самых важных периодов в моей жизни. Я брала от этого времени все, что только могла. Бегала не только на спектакли, но и на репетиции. Буквально пряталась в гримерках солистов, чтобы меня не выгнали, а я могла послушать, как они готовятся к выходу на сцену. Это было крайне важно для меня, именно тогда я в большей степени выучила, поняла, что хорошо, а что плохо в пении и для пения. И по своему примеру могу утверждать, что для молодых певцов иметь доступ в театр жизненно необходим, как срочная медицинская помощь любому человеку. Это и вдохновляет, и раскрывает массу профессиональных вещей, что можно приобрести лишь с опытом. Для меня это было потрясающе. Эти годы, думаю меня во многом и подготовили к победе на конкурсе Operalia Пласидо Доминго в 2010 году, с которой и началась, по сути, моя международная карьера.

Что вы думаете о том, что произошло вокруг имени Пласидо Доминго и обвинений его в неподобающем поведении?

Соня Йончева: Все это очень грустно и несправедливо. Думаю, у любого человек должно быть право защитить себя. А когда чье-то простое слово уничтожает карьеру жизнь выдающегося художника, легенды - это какое-то мстительное безумство! Ведь любовь, любовные истории - это то, что нас стимулирует жить дальше. И нам нужно разграничить, что слишком много, а что нормально и достаточно, потому что так дальше продолжаться не может. Тогда умрет все и театр, искусство в первую очередь.

Вы начинали как изысканная барочная певица, а сегодня прекрасно исполняете практически весь главный, классический оперный репертуар - в основном Веди и Пуччини, с чем связана такая перемена?

Соня Йончева: Я просто могу и хочу быть разной. В хоре я вообще пела как контральто. Голос меняется, меняются мои певческие желания. И сейчас есть много чего нового, что мне хотелось бы спеть, а к чему-то, быть может, вернуться. Например, мечтаю спеть Татьяну в "Евгении Онегине" и Иоланту Чайковского в Большом театре. Я обожаю Татьяну, а "Иоланта" - моя любимая опера. Она очень короткая, но очень эмоциональная. Я всегда плакала, когда ее пела. А потом, может, меня пригласят исполнить что-нибудь из Пуччини, например, "Манон Леско"…Сегодня в мире сцена - единственное место свободы, где ты можешь делать все, что тебе хочется.

Культура Музыка Классика