Новости

03.03.2020 20:25
Рубрика: Культура

Между ними говоря

Для фильма "Уроки фарси" лингвист из МГУ изобрел еще один "персидский" язык
Когда молодых ребят во время Второй мировой немцы везут на расстрел, один из них, Жиль, случайно меняет свой сэндвич на книжку на персидском языке. И в роковой момент ему приходит в голову прикинуться персом. При том, что из всей книги он запомнил лишь два слова "отец" и "мать".
Офицер Кох был уверен, что учит настоящий язык фарси. Но правду знал лишь заключенный Жиль.  Фото: Предоставлено пресс-службой фильма Офицер Кох был уверен, что учит настоящий язык фарси. Но правду знал лишь заключенный Жиль.  Фото: Предоставлено пресс-службой фильма
Офицер Кох был уверен, что учит настоящий язык фарси. Но правду знал лишь заключенный Жиль. Фото: Предоставлено пресс-службой фильма

По воле случая обстоятельства складываются так, что в лагере немецкий офицер Кох как раз мечтает выучить фарси, чтобы после войны поехать в Тегеран, где живет его брат, и открыть там ресторан. И выбор молодого человека невелик - либо сделать вид, что он знает язык, либо умереть. Новый фильм режиссера Вадима Перельмана постоянно держит зрителя в напряжении, поскольку в нем есть что-то от квеста. Точно так же, как похож на квест фильм "1917" - один из главных претендентов на премию "Оскар" этого года.

Премьера ленты "Уроки фарси" прошла на юбилейном 70-м Берлинале, но не в основном конкурсе, а в программе спецпоказов. Тем не менее он стал одним из самых заметных на этом киносмотре и, главное, очень полюбился зрителям. Вскоре фильм приедет и в Россию. А в Берлине обозреватель "РГ" поговорила с режиссером Вадимом Перельманом.

Вы сами-то выучили во время съемок псевдоперсидский язык?

Вадим Перельман: (Смеется.) Ну да, я точно запомнил слова, которые использовались в картине.

Я тоже, даже помню, как будет "Я тебя люблю" - "Или бар онай ау".

Вадим Перельман: Что интересно: когда в фильме во время сцены на пикнике немецкий офицер Кох спрашивает "перса", как будет дерево на фарси, и тот отвечает "радж", зрители помнят, что ранее этим словом он называл хлеб. То есть и они учат этот язык вместе с героями.

Но слово "бабу" на самом деле означает "отец".

Вадим Перельман: Конечно. Книга-то на персидском была настоящая - он выучил по ней.

Если мы уже идем по деталям фильма. Было понятно, что узник учит немца словам. Но как же падежи, склонения и другие правила грамматики?

Вадим Перельман: Он учит его грамматике! Непонимание этого - из-за того, что слишком быстро проходят субтитры. Тем более они - на разных языках. Но если посмотреть внимательно, можно прочесть, что он продумал и множественное число, и императивы. Все есть. Например, рунлари - полететь, а не летать. В фильме не просто словарь. Я обо всем подумал. Если бы парень говорил, например, так: "собака идет сюда" - то Кох бы догадался. То есть он должен был придумывать падежи, суффиксы и префиксы.

Кто придумал второй язык фарси? Автор сценария Илья Цофин?

Вадим Перельман: Нет. У него было написано в скобочках фейк-фарси (псевдофарси). Мы специально взяли лингвиста из МГУ. Антон Киров - отличный специалист. Я ему дал список людей. Все имена в фильме настоящие и даты рождения тоже. Этот парень такую работу проделал!

Слушала ваше интервью для радио Берлинале, и вы там сказали, что немецкий офицер благодаря языку фарси становился человеком.

Вадим Перельман: Что он может быть им! И то это громко сказано, потому что я не хотел до такой степени его очеловечивать. Но он пару раз буквально выпал из своего состояния зазомбированности политикой Гитлера, когда говорил на лжефарси про маму, про детство про еду. О таких вещах он мог вести коммуникацию только не на немецком языке. А потом обратно превращался в настоящего Коха.

Кох по-немецки повар?

Вадим Перельман: Да, это и фамилия, и профессия. Все детали продуманы в фильме. Он - глава продовольственного хозяйства в лагере. Кухня, склады - все на нем.

Тимур Бекмамбетов рассказывал, что с 2012 года сценарий этого фильма лежал у него, но снять фильм - руки не доходили. А потом, когда вы вместе делали фильм "Елки", он вдруг посмотрел на вас и понял - да вот же он - режиссер этого фильма! Тимур предлагал какие-то режиссерские решения или все придумано вами?

Вадим Перельман: И я бы не позволил стоять за моей спиной, и он спокойно мог предлагать свои решения, но не делал этого.

Вы специально сделали фильм менее авторским и более зрительским?

Вадим Перельман: Я не умею делать авторское кино. Снимаю, как умею. Если получается зрительское, так оно и есть. Я обычно все снимаю классическим способом. Например, у меня очень мало ручной камеры. Даже "Стедикам" я особенно не уважаю. Если такая камера есть, то пусть будет невидимой.

Почему немца у вас играет Ларс Айдингер? Потому что он сейчас - на волне?

Вадим Перельман: Я вообще его не знал. Кастинг-директора давали мне списки актеров. Выбирал их вначале по лицам. Для меня медийность роли не играла. Потом посмотрел фильмы с их участием и сразу выбрал Ларса. Кстати, Ларс два года назад не был таким "вездесущим" и популярным.

А он ведет себя как звезда на площадке?

Вадим Перельман: Нет, он очень простой. Отличный парень. Работать с ним было удовольствием. И с Науэлем - тоже (в роли "перса" - Науэль Перес Бискаярт. - прим. "РГ"). Я просто смотрел фильмы с ним. Никаких проб не делал - ничего. Как и в случае с Айдингером. Йонас Нэй - его я также выбрал на роль немецкого солдата Макса. В фильме есть и Леони Бенеш - она снималась в "Белой ленте" Ханеке и сериале "Вавилон-Берлин".

Я провела аналогии фильма "Уроки фарси" с вашей же лентой "Дом из песка и тумана", трижды номинированной на "Оскара". В обеих картинах есть мальчик, судьба которого начинает меня волновать, словно он мой родственник.

Вадим показывает рукой на себя.

То есть - это вы?

Вадим Перельман: Отчасти. В любом случае вкладываешь в главного героя часть себя. Причем не специально. Это получается само собой.

То есть если бы я задала вопрос, в ком вас больше - в Кохе или в этом парнишке?

Вадим Перельман: Точно не в Кохе!

Вы все снимали в Беларуси. Там есть сцена, когда Жиль выходит под конвоем выбрасывать отходы. И за ним идет конвоир. И кажется, что парень сбежит из лагеря. Там вся сцена удивительная - в тумане. Вы ее снимали в четыре часа утра?

Вадим Перельман: Нет. Это вообще было чудо. Мы снимали в Бобруйске, и у нас в этот день была назначена другая съемка. На кухне. Пока все к ней готовились, я вышел покурить. Посмотрел на эту дорогу. А там за этими деревьями метров 20 сараи - гаражи "совковые", сохранившиеся еще с 60-х годов прошлого века. Оранжевые, красные - мы туда камеру даже не направляли, старались не смотреть. И вот я выхожу, смотрю, и… обомлел даже. Быстро побежал к рации: "Всех - сюда! Камеру - сюда! Где бочка?" Бочка с отходами вообще не должна была быть в кадре в этот день. Я говорю: "Быстро ее собирайте, колеса нужно прикрутить. Все сейчас уйдет!" Костюмы тоже были другие. К счастью, Йонас оказался на площадке. Все забегали. Это было начало смены - часов 7-8 утра. К 10-11 мы все отсняли. И обычно этот туман развеивается солнцем. Но он стоял весь день. И мы тогда сняли еще и обе сцены на плацу - когда утром ходят солдаты. Затем я взял вторую камеру… Получился такой мой второй "Дом из песка и тумана" - о чем вы спрашивали. Очень повезло.

На премьеру фильма "Уроки фарси", которая состоялась на Берлинале, одна из актрис пришла с написанными на руках именами жертв теракта, что случился в немецкой столице в эти дни. Фото: РИА Новости

Какие ваши любимые фильмы о Холокосте?

Вадим Перельман: Когда я снимаю фильм, даже на начальных стадиях, то не смотрю другие - на эту же тему. Потому что я специально не хочу вдохновляться или случайно что-то заимствовать. Делаю фильм из моей головы со своей командой - операторами, художниками, актерами. Так, как вижу этот сценарий. Вот сейчас я отключился от процесса производства. "Ребеночек" пошел в школу - то есть фильм вышел к зрителям. Могу говорить. Мне очень нравится "Сын Саула". Документальный фильм "Шоа" Клода Ланцмана. Но это другой формат - документальная лента, которая длится шесть часов.

Фильм "Уроки фарси" так прекрасно приняли в Берлине.

Вадим Перельман: Интересная вещь. Я никогда не знаю, сделал ли я хороший фильм, до того, как увижу глаза людей, которые его смотрят. Ни пресса, ни мама, ни друзья не дают мне этого понимания. У меня есть друзья, которым я много раз показываю фильм в процессе монтажа. На премьере я был слишком нервный. На следующий день я поехал на показ, зашел за полчаса до конца сеанса, еще не было финальных сцен. Я стал в темноте у стены и смотрел. И вот тогда я все понял. Так же было и с "Домом из песка и тумана". Ни в одном другом фильме! Может быть, еще, когда был сериал "Измены" - если бы я ходил по домам и смотрел на глаза людей.

Примерно в середине фильма, когда мне, как зрителю, стало понятно, что он - получился, я сидела и думала о том, что только бы удался финал. И он получился даже лучше, чем я ожидала.

Вадим Перельман: Я не понимал, что финал станет сюрпризом для зрителя. Я работаю интуитивно, эмоционально, у меня нет никаких правил. А потом сам удивляюсь - как это сработало? И мне говорят, как ты это все придумал. А для меня для самого это - неожиданность, и я прямо говорю об этом людям, которых я люблю.

Мнение

Илья Стюарт, продюсер:

- На мой взгляд, фестиваль посчитал фильм более зрительским и поэтому предложил премьеру в рамках Gala Special, что считается невероятно престижным. Все же, в конкурсе Берлина в этом году прослеживается определенная тональность. Я считаю, что нам очень повезло с премьерой в рамках именно нашей программы, и, судя по первым реакциям, картина стала настоящим событием фестиваля. Мы были очень рады и благодарны фестивальной публике за долгую овацию после фильма и за те эмоции, которыми дышал зал во время просмотра. Для меня также было огромным впечатлением, когда Ларс Айдингер произнес пронзительную покаянную речь перед всей мировой прессой. Для Германии наш фильм - очередное важное высказывание на болезненную тему, но с абсолютно уникального, на мой взгляд, ракурса. В широкий прокат в Германии картина выйдет накануне 9 мая. Мы очень надеемся, что и в России тоже, сейчас у нас ведутся активные переговоры с дистрибьюторами. О прокате в России сообщим в ближайшем будущем.

Культура Кино и ТВ Наше кино 70-й Берлинский кинофестиваль Кино и ТВ с Сусанной Альпериной Гид-парк