Новости

04.03.2020 09:38
Рубрика: В мире

Их первый март

95 лет назад в Киргизии впервые отметили Международный женский день
Делегатки первого в истории Киргизии съезда работниц и дехканок. Фото: Центральный государственный национальный архив КР Делегатки первого в истории Киргизии съезда работниц и дехканок. Фото: Центральный государственный национальный архив КР
Делегатки первого в истории Киргизии съезда работниц и дехканок. Фото: Центральный государственный национальный архив КР
Революционные события 1917 года на судьбу женщин Киргизии практически не повлияли. Лишь в январе 1925 года на заседании секретариата ВКП (б) среди прочих хозяйственных вопросов на повестку дня был вынесен еще один - "О праздновании дня 8 марта и первом областном съезде дехканок".

Как вещи

8 марта 1925 года в Пишпеке (ныне Бишкек. - Прим. ред.) 27 женщин из городов и аулов собрались на первый съезд. "Трепещите, тираны-богачи, баи и манапы, - гласило воззвание на плакате в зале, где проходила встреча. - Батрачки встали на защиту своих прав! Да сгинет тьма и невежество, ослеплявшие веками работницу и дехканку!".

- Организовать подобного рода мероприятие стоило огромных трудов, - утверждает ведущий архивист Центрального архива общественно-политической документации КР Айнагул Табышева. - Просматривая архивные материалы тех времен, я заметила одну интересную деталь - в них не встретишь ни одной женской фамилии. Можно предположить, что судьба женщин в те годы никого особо не волновала. Особенно сложно киргизстанкам жилось на юге. Там общественного женского движения практически не существовало. Ведь что из себя представляла жительница Тянь-Шаня в начале ХХ века? В большинстве они были безграмотными, заезженными домашним бытом существами. Некоторых брали вторыми, третьими, а иногда даже четвертыми женами. Вся их жизнь сводилась к стирке, уборке, готовке, воспитанию детей, уходу за мужем, его родителями и скотиной. Замуж по любви выходили редко. Чаще всего невест воровали. Их родителям платили калым, а новобрачную никто не спрашивал ни о ее чувствах, ни о том, как ей живется в новой семье. Женщину могли передать по наследству так же, как корову или овцу. После смерти мужа жена переходила в собственность его брата. Исключения из правил были, но крайне редко. Одно из таких - Курманжан датка. Ее еще называли алайской царицей и королевой гор.

Агитатор в элечеке

Организацией съезда занимались Тологонай Бечелова и Елизавета Отставнова. Толгонай ходила пешком из аула в аул, рассказывая о Ленине, коммунистах, свергших царя, а также о том, что отныне никто не смеет принудить женщину к браку против ее желания и не сможет запретить ей учиться. Она звала землячек на съезд. Конечно, молодой женщине никто не верил. Кто-то даже гнал агитаторшу со двора, но были и те, кто задумался.

Муж Толгонай Садык опасался за ее безопасность. Однако, будучи сам коммунистом, понимал супругу и поддерживал. За несколько дней до съезда Толгонай попросила мужа помочь ей написать заявление в партию. "Хочу работать так же, как и ты", - сказала она. А утром им в дом подбросили мешок с ядовитыми змеями, которые быстро расползлись по комнатам. Садык успел схватить маленького сынишку и выскочить во двор, а Толгонай наступила на гадюку, и та ее ужалила. Врачей поблизости не было, и на глазах у односельчан Садык сам попытался высосать яд из раны. Соседи тем временем послали за муллой, чтобы тот начинал готовиться к похоронному обряду, хотя женщина была еще жива.

Услышав о происшествии, глава местной партячейки Михаил Колыванов вскочил на лошадь, положил Толгонай через седло и поскакал в город - в больницу. Потом он вернулся в аул, где уже шли приготовления к похоронам. Вот только напрасно. К вечеру следующего дня женщина вернулась домой живой и здоровой, а еще через день сбылось ее заветное желание - она подала заявление в партию.

Нелегко пришлось и подруге Толгонай - Лизе Отставновой. Ей пришлось организовывать приезд участниц на съезд с юга республики. Трудностей Лиза не боялась и взялась за дело с энтузиазмом. Она знала узбекский и киргизский языки так же хорошо, как родной русский, поэтому общалась с местными женщинами без труда. Правда, убедить их отказаться от установленных веками традиций оказалось очень сложно. А сама миссия была сопряжена с опасностью для жизни.

К примеру, в селе Саламалик Узгенского уезда она остановилась в доме местного бедняка. Наутро Отставнова должна была ехать по селам и собрать женщин, чтобы агитировать их участвовать в первом съезде.

- Ночью в дом прибежал человек и сказал, что местные бандиты хотят убить маму, - вспоминает дочь Елизаветы Отставновой Фаина Осипова. - Хозяин разбудил ее , дал лошадь и рассказал, как добраться до Узгена, где есть милиция. Мать успела уехать за полчаса до того, как в дом, где она ночевала, пожаловали незваные гости.

Обнаружив, что Елизавета успела сбежать, преступники долго пытали хозяина, пытаясь вызнать, куда она уехала. Тот признался, что девушка направилась в Узген. Туда басмачи сунуться не отважились. На следующий день Елизавета Отставнова вернулась в Саламалик в сопровождении милиционеров и продолжила свою работу.

В новый мир

Для женщин Востока требовать что-то лично для себя было немыслимо, а на съезде выдвигали сразу несколько требований - медицинское обслуживание и обучение грамоте, запрет на насильственные и ранние бракосочетания, передачу жен по наследству, воровство невест и калым.

- Большинство участниц первого съезда были неграмотными, поэтому приходилось объяснять все на словах, - продолжала Айнагул Табышева. - Многим требования казались непонятными. То, что женщина что-то может решать сама, дехканкам и в голову не приходило. Но их убеждали на примере Надежды Крупской и других женщин Советской России, что киргизки способны многое сделать для себя, своей семьи и страны в целом.

По возращении домой многие участницы съезда были избиты мужьями, подвергались унижениям и угрозам.

"Батрак Али Ашимов вместе со своей матерью избил жену и выгнал из дому за то, что она без его позволения поехала на съезд дехканок, - говорится в донесении одного из милиционеров. - Соседи, узнав причину, по которой Али Ашимов так поступил с женой, стали забивать женщину камнями и таскать за волосы. Безобразие удалось прекратить местному участковому милиционеру, который дважды выстрелил в воздух для того, чтобы отпугнуть толпу от избитой дехканки...".

И все же первый съезд работниц и дехканок дал серьезный толчок развитию женского движения на Тянь-Шане. Во многих селах - сначала на севере, а после и на юге Киргизии - стали образовываться женсоветы, где сельчанки обучались грамоте, узнавали из газет новости, рассказывали о трудностях. Но главное, что удалось сделать, - вселить уверенность, что у них теперь есть защита - советская власть. Пройдет не так много времени, и жительницы молодой республики сами пополнят ряды инженеров и учителей, сядут на тракторы и комбайны, станут деятелями искусств и высокопоставленными чиновниками. А десятки лет спустя Киргизия станет первым государством в Центральной Азии, которое возглавит женщина. Но это уже совсем другая история.

Кстати

На первом женском съезде в Киргизии было принято решение организовать в аулах школы для девочек и женщин, а также фельдшерские пункты для оказания экстренной медицинской помощи.

В мире экс-СССР Киргизия