20idei_media20
    05.03.2020 19:50
    Рубрика:

    Религиовед: Упоминание Бога в Конституции не угрожает светскому характеру РФ

    Упоминание Бога в Конституции не угрожает светскому характеру государства
    В Российскую Конституцию предложена поправка: статью 67 Основного Закона предлагается дополнить словами: "Российская Федерация, объединенная тысячелетней историей, сохраняя память предков, передавших нам идеалы и веру в Бога, [...] признает исторически сложившееся государственное единство". Бог упоминается в Конституциях Ирландии, Италии, Греции, Польши, Венгрии, и поправка в Конституцию РФ точно не несет никаких угроз светскому характеру нашего государства, считает социолог, религиовед, руководитель центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН Роман Лункин.
    istock
    istock

    С чем связана предложенная поправка в Конституцию, упоминающая Бога?

    Роман Лункин: Думаю, что поправка, связанная с упоминанием веры в Бога, сегодня очень своевременна. Как с точки зрения общего духа Конституции, так и с точки зрения исторической правды и справедливости, о которой сегодня многие говорят, и прежде всего патриарх. Патриарх Кирилл не мотивировал поправку ссылкой на ее историческую справедливость, но в этом, конечно, есть большая доля уважения и отдания памяти верующим, претерпевшим репрессии и гонения в советский период.

    Я думаю, что упоминание Бога и веры в Бога в Конституции - это также символ изменения нашего отношения к вере и религии, безусловная констатация ее большой роли и значения в жизни наших сограждан. Степень значимости поправки для разных людей разная, для кого-то она имеет практическое значение, для кого-то патриотическое и культурное, но это совершенно нормально в столь разнообразном обществе, как российское.

    Инициативу патриарха поддержали представители всех религий и конфессий в России?

    Роман Лункин: Да, буквально всех. Потому что прошло собрание Межрелигиозного совета России и Христианского межконфессионального консультативного комитета, принявших коммюнике о том, что все традиционные исторические религии и конфессии России, присутствующие на территории нашей страны, - православные, протестанты, католики, Армянская апостольская церковь и многие другие - поддерживают инициативу патриарха. Широкая формулировка поправки не устанавливает примата никакой одной религии и монополии никакой идеологии. Вера в Бога стоит в одном ряду с памятью предков и их идеалами, то есть вставлена в общегуманистический контекст, что, с моей точки зрения, вполне должно удовлетворить и тех, кто считает себя либо атеистами, либо агностиками, либо общими гуманистами, не веря в какого-то определенного Бога.

    Светскому характеру государства ничего не грозит?

    Роман Лункин: Конечно, нет. Претензии по поводу якобы нарушения светского характера государства ни на чем не основаны и, в общем, смешны. Дело в том, что светскость в разных европейских государствах принимает разные формы. Во Франции она, например, связана с вытеснением религии и религиозных символов из общественной жизни и публичного пространства вообще. Но в Конституциях многих других стран, а также в законах о религиях спокойно провозглашается значение какой-то, исторической для этой страны, религии или конфессии. Как, например, значение православия в Греции, католицизма в Италии и в Польше. В венгерской конституции провозглашается приверженность христианству и ответственность перед Богом, но конфессии не указываются, потому что в Венгрии две главные конфессии - это Католическая и Реформатская церковь.

    Есть моменты, когда нужно произносить простые и внятные истины и фиксировать их, не поддаваясь на призывы циников расшатывать основы государства

    Во многих странах не боятся упоминания веры в Бога в конституциях?

    Роман Лункин: В европейских странах точно не боятся. В конституции Ирландии и в конституции Греции прямо говорится о христианской вере и о Святой Троице, о том, что народ руководствуется верой в Святую Троицу. При этом принцип светскости проявляется в том, как государство относится к религиозным организациям, как соблюдается религиозное законодательство, как держится определенный нейтралитет государства - уже на местном уровне - по отношению к религиозным организациям. С нынешними изменениями в Конституцию России какие-либо угрозы светскому характеру государства не возникают, светский характер государства это никак не изменит. И никак радикально не трансформирует отношения церкви и государства в России.

    Мнения

    Эдуард Бояков, художественный руководитель МХАТ им. Горького:

    - Я полностью и безоговорочно поддерживаю и считаю крайне важной и необходимой поправку, упоминающую Бога. Это не просто какая-то политическая дань истории, предкам, но декларация нашего духовного устремления. Декларация того, что у нации есть ценности выше материальных. Присутствие Бога в Основном Законе нашей страны показывает силу и духовность нашей нации. Ничего другого, кроме выбора между идеализмом и материализмом, между верой и безверием, придумать нельзя. Есть моменты, когда нужно произносить очень простые и внятные истины и фиксировать их, не поддаваясь на призывы циников расшатывать основы не только государства, но и самого мышления.

    Александр Шолохов, депутат Государственной Думы:

    - Упоминание Бога в Конституции точно не несет никакого вреда ничему, в том числе и светскому характеру государства. Но, следуя старой восточной мудрости "сколько ни говори "халва", во рту слаще не станет", стоит задаться вопросом: изменится ли что-то от упоминания Бога в Конституции в нас самих, в обществе?