Новости

13.03.2020 03:41
Рубрика: В мире

По заповедным местам

Журналисты побывали в местах обитания редких животных Киргизии
Улан Убулгазиев своими руками надевал специальный ошейник со спутниковым навигатором на шею живого барса. Фото: Алена Табарина Улан Убулгазиев своими руками надевал специальный ошейник со спутниковым навигатором на шею живого барса. Фото: Алена Табарина
Улан Убулгазиев своими руками надевал специальный ошейник со спутниковым навигатором на шею живого барса. Фото: Алена Табарина
Как охраняют редких и вымирающих животных в Киргизии? Ответить на этот вопрос решило Госагенство охраны окружающей среды и лесного хозяйства (ГАООСиЛХ) КР. Оно организовало поездку журналистов в особо охраняемые природные территории, где водятся благородные олени, снежные барсы, тянь-шаньские бурые медведи, туркестанские рыси, бараны Марко Поло, соколы-балабаны и лебеди-кликуны, занесенные в Красную книгу.

На общественных началах

Проехав всего 135 километров к востоку от Бишкека, мы остановились в природном парке "Чон-Кемин". Здесь на обширном поле, прямо возле стационарного поста егеря, собрались сотни фазанов. В полдень они выходят на залитые солнцем долины, чтобы поесть семян растений и личинок насекомых. В парке запрещено охотиться. Возможно, поэтому птицы подпускают людей достаточно близко - на несколько сотен метров.

- Я охраняю эту территорию от браконьеров и каждый день проезжаю на лошади 50-60 километров, - сообщил егерь Бектемир Ташпаев. - Зимой мы подкармливаем фазанов, чтобы они лучше размножались. Еще пять лет назад их здесь было очень мало. А в последние три года у нас насчитывается примерно 500-600 птиц. Вообще по республике их более 30 тысяч. Кроме фазанов, здесь обитают шакалы, волки, лисы. В последние годы стали чаще встречаться барсы и медведи.

На парк площадью почти 124 тысячи гектаров приходится 23 егеря. Зарплаты у них невысокие - пять тысяч сомов. Возможно, поэтому желающих охранять природу немного. Впрочем, уже восемь лет бороться с браконьерством государству помогает местное сообщество добровольцев из села Тар-Суу "Шумкар-Тор". По их словам, делают они это бесплатно. В организации состоят 14 жителей. У каждого есть документы, дающие право на природоохранную деятельность. А недавно фонд "Илбирс" поддержал добровольцев, подарив им автомобиль "Нива".

- Теперь систематически выезжаем на рейды, и если обнаруживаем браконьеров, отнимаем оружие, составляем протокол, передаем бумаги в суд, - рассказал лидер сообщества Мукамбет уулу Жоробек. - На нашей территории сейчас действует мораторий на охоту. Но все равно попадаются браконьеры. Это могут быть как сельские, так и городские жители, встречаются даже высокопоставленные чиновники. Бывало, заставали за незаконной охотой сотрудников милиции и прокуратуры. Они нам свои "корочки" показывали, угрожали. Но мы все равно составляли на них протоколы, как это положено по закону, и доводили дела до суда.

За годы службы у принципиальных защитников природы появилось много недоброжелателей, особенно среди охотников-односельчан, которые раньше продавали дичь на рынке.

- Однажды ночью кто-то поджег сеновал и повредил ножом ноги лошадям, принадлежавшим одному из членов нашего сообщества, - поделился Мукамбет уулу Жоробек. - Наши охотники ведут себя так, потому что привыкли к безнаказанному браконьерству. Но теперь они постепенно приучаются к порядку.

Встреча с краснокнижниками

Недалеко от Балыкчи в заповеднике "Иссык-Куль" в тихой заводи озера, поросшей камышом, мы встретили краснокнижных лебедей-кликунов. Множество благородных птиц плавало почти у самого берега, где много мелкой рыбешки. Но увидев приближающихся людей, они с характерным тревожным клекотом удалились. Поэтому разглядеть белоснежных красавцев с длинной прямой шеей можно было только в бинокль.

- В этом году пик популяции лебедей-кликунов. На Иссык-Куле их насчитывается 1200. Количество этих птиц увеличивается благодаря охране и подкормке. Раньше отдельные браконьеры стреляли в лебедей, но сегодня такого уже не происходит, - уверяет директор Госагентства охраны окружающей среды Мирслав Аманкулов.

Кроме кликунов, в относительно теплой иссык-кульской заводи водятся утки и лебеди-шипуны. Последние широко распространены и отличаются от своих краснокнижных сородичей дугообразной шеей и желтым клювом.

Представителей другого исчезающего вида - баранов Марко Поло - мы встретили в природном заповеднике "Сарычат-Ээрташ" на высоте более трех тысяч метров над уровнем моря. Несколько небольших групп по шесть-десять особей мирно паслись высоко на склонах гор. Близко к людям копытные не подходили, поэтому наблюдать за ними тоже приходилось с помощью сильной оптики. Впрочем, опытные егеря безошибочно обнаруживали животных невооруженным глазом.

- Горных баранов легко заметить в период гона, когда они объединяются в стада по 50-100 особей. В остальное время ходят группами до 15 голов - самцы отдельно, самки отдельно. А по утрам группы спускаются к реке на водопой, совсем рядом с горной трассой, - утверждает охотовед иссык-кульского представительства Департамента сохранения биоразнообразия и особо охраняемых природных территорий Айбек Кендирбаев.

В Сарычат-Ээрташском заповеднике живут и другие животные, занесенные в Международную Красную книгу, - 20 бурых медведей, 11 манулов и 13 снежных барсов. Мы их не видели, но местные егеря уверяют, что они часто встречают ирбисов во время обходов территории. А природоохранник из высокогорного села Ак-Шыйрак Улан Убулгазиев своими руками надевал специальный ошейник со спутниковым навигатором на шею живого барса.

- Тот барс был крупным самцом весом 46 килограммов, такой красивый, сильный, с мягкой пятнистой шерстью, - вспоминает егерь. - С помощью ошейников мы исследовали зоны обитания и миграцию барсов. Потом на основе данных составили карты. Через год, когда батарейка села, ошейник сам расстегнулся, не причинив вреда животному.

Лимит на баранов

Сегодня в Киргизии официально разрешена охота на горного барана, козерога и благородного оленя. Предложенный в прошлом году 10-летний мораторий на охоту парламент отклонил. На отстрел барана Марко Поло ежегодно выделяется около 80 лицензий, на козерога - 350-400. Все разрешения раскупают в основном иностранцы. Лицензия на отстрел горного барана обходится в 700 тысяч сомов, козерога - в 100 тысяч.

- Мы также не поддержали законопроект, потому что для его реализации нам дополнительно нужно более 200 егерей и материально-техническое оснащение, - сообщил директор Департамента сохранения биоразнообразия и особо охраняемых природных территорий КР Алмаз Мусаев. - Но мы разработали проект, действующий с 2017 по 2024 годы. И сегодня в трех областях страны объявлен мораторий на отстрел определенных видов животных. Через три года другие области будут закрыты для охоты. Это целесообразнее, так мы можем сгруппировать свои силы. Кроме того, мы сократили охотничий сезон с шести до трех месяцев и увеличили штрафы за браконьерство. Например, за охоту на барса грозит штраф 1,5 миллиона сомов, на марала, архара и медведя - миллион. Помимо этого на каждый вид животных определяется лимит добычи. Например, на горного барана выделяется лимит до одного процента от популяции на территории. Но, учитывая падеж и хищников, этот лимит сокращен до 0,6 процента.

По словам Мусаева, продажа лицензий - серьезная статья дохода для Киргизии. В 2019 году продажа разрешений принесла 107 миллионов сомов. 40 процентов этих средств пошло на охрану животных, остальное поступило в местные бюджеты и госказну.

Справка "РГ"

В Киргизии сегодня насчитывается 14,5 тысячи баранов Марко Поло, 480 маралов, 415 бурых медведей и 330 барсов.

В мире экс-СССР Киргизия