Новости

26.03.2020 18:25
Рубрика: Экономика

Коронакризис: Что ждет экономику

Текст: Евсей Гурвич (руководитель экономической экспертной группы, член Общественного совета при Минфине России)
Уже нет сомнений, что мир столкнулся с новым глобальным кризисом.
Евсей Гурвич. Фото: Виктор Васенин Евсей Гурвич. Фото: Виктор Васенин
Евсей Гурвич. Фото: Виктор Васенин

Для России многое напоминает 2008 год, когда резкий спад в мировой экономике сократил внешний спрос на наши нефть, газ и металлы, а глубокое падение нефтяных цен снизило внутренний спрос и бюджетные доходы.

Однако есть и важные отличия по сравнению со всеми кризисами, через которые нам привелось пройти. Прежде источником дестабилизации неизменно служили те или иные сбои на финансовых рынках, перепроизводство нефти либо другие чисто экономические обстоятельства. Сейчас же кризис начался со вспышки заболевания, унесшего 3,3 тысячи жизней в Китае, и продолжился мерами, принимаемыми во всем мире для борьбы с пандемией, несмотря на наносимый при этом серьезнейший удар по экономической деятельности. В результате первичным звеном кризисного механизма стали беспрецедентные меры по изоляции от иностранцев, введение карантина и минимизация контактов между гражданами внутри каждой страны. Наибольшие потери понесли транспорт, туризм, общественное питание, все сектора индустрии досуга, однако переход в режим удаленной работы в той или иной мере сказался почти на всех видах деятельности. На следующем этапе возникший спад, как эпидемия, распространяется по всей экономике, причем с усилением. Примером может служить Китай, где в первые два месяца года, впервые за последние 30 лет, промышленное производство упало, причем сразу на 13,5%, а объем экспорта снизился более чем на 17%. По некоторым оценкам, ВВП Китая сократится в первом квартале более чем на 5%.

Что ждет тогда российскую экономику?

Начнем с того, что МВФ предсказывает общий спад мировой экономики, не меньший, чем во время "Великой рецессии" 2008-2009 годов. Это означает, что сокращение глобального ВВП может оказаться не таким большим (тогда оно составило лишь 0,1%), однако в прошлом году он увеличился на 3%, а в этом еще недавно ожидался рост на 3,4%. Некоторые крупнейшие международные банки предсказывают еще более значительный спад, не менее чем на 1%. Резкое торможение внешнего спроса может тогда вычесть из роста российской экономики как минимум 1 процентный пункт.

Суммарное влияние ударов с трех сторон по экономике можно оценить как потерю 2-2,5 процента ВВП

Далее, критически важной остается цена на нефть. Коллапс авиаперевозок и сокращение остальных видов спроса на нефть, по прогнозам Международного энергетического агентства, уменьшит мировое потребление нефти на 1%. Одновременное увеличение ее добычи из-за прекращения соглашения ОПЕК+ приведет к резкому падению цен на нефтяном рынке. Ожидается, что оно будет особенно глубоким во втором квартале, когда в большинстве крупных стран (кроме Китая и Кореи, где эпидемия практически завершилась) будут действовать самые жесткие меры и ограничения. В результате цена на нефть марки Brent во втором квартале может упасть до 17 долларов за баррель (для российской нефти Urals это означает среднюю цену 15 долларов). Правда, во втором полугодии ожидается восстановление спроса на нефть до нормального уровня, однако в целом за год ожидаемая средняя цена, вероятно, составит 30-35 долларов за баррель. Уроки, извлеченные из предшествующих кризисов и правительством, и Банком России, и компаниями (в частности, действующее бюджетное правило и режим плавающего валютного курса), позволят смягчить последствия низких цен на нефть. Однако по итогам года все же можно ожидать сокращения роста еще на 1 процентный пункт.

Наконец, третий удар по экономике - вынужденные меры по изоляции работников и соблюдению карантина - может "стоить" примерно столько же, как и два предыдущих фактора (1-1,5 процентных пункта роста).

Как и в ходе прошлых кризисов, сжатие спроса в сочетании с удорожанием доллара и евро резко уменьшит величину импорта, что позволит частично компенсировать негативные последствия для отечественного производства.

Существенно смягчат последствия кризиса и меры, предпринимаемые правительством и Банком России. Наиболее значительный пакет мер был объявлен президентом Владимиром Путиным в его обращении к гражданам 25 марта - он включает выплаты семьям с детьми, увеличение пособий по безработице, каникулы по потребительским и ипотечным кредитам, поддержку малого и среднего бизнеса и т.д. Ранее были объявлены меры по поддержке наиболее уязвимых отраслей (таких как авиаперевозки), а также стимулирование кредитования производства за счет госгарантий и других инструментов. Важную роль в финансировании всех этих антикризисных решений сыграет Фонд национального благосостояния. Кроме того, средства фонда позволят покрыть неизбежные потери поступлений в бюджетную систему, без сокращения запланированных государственных расходов.

Пережить падение цены барреля до 15 долларов помогут плавающий курс рубля и бюджетное правило

Подводя итог, можно оценить суммарное влияние кризиса на российскую экономику как потерю 2-2,5 процентных пункта ВВП, что означает спад производства на 0,5-1% в 2020 году.

Конечно, в силу беспрецедентного характера и масштаба кризиса все оценки и прогнозы носят достаточно условный характер, пока можно говорить лишь об ожиданиях на данный момент.

Решая тяжелейшие сегодняшние задачи, надо думать и о том, как выводить экономику из спада после завершения кризиса. Почти наверняка условия для нее окажутся намного худшими, чем они были в последние годы с точки зрения внешнего спроса, цен на нефть, потоков капитала и большинства других важных факторов. По всей вероятности, для решения поставленных прежде задач потребуются значительно более энергичные меры по поддержке экономического роста.

Экономика Макроэкономика Колонка Евсея Гурвича