Новости

28.03.2020 11:45
Рубрика: Культура
Проект: В регионах

Карантин для "Аиды"

Мариинский театр тоже закрыл свои двери для зрителей до 10 апреля. Спектакли и концерты перенесены на более поздние сроки, начиная с июня. Обновленный график вскоре появится на официальном сайте. Сегодня публика, оказавшаяся в вынужденной изоляции, может наслаждаться лишь интернет-трансляциями лучших спектаклей театра на Mariinsky.tv. Сопрано Елена Стихина готовилась к дебюту в "Аиде" Верди, а также выступлениях в тетралогии "Кольцо нибелунга" Вагнера на родной сцене, но все пришлось отложить. Коррективы внесены и в ее зарубежный график, где в мае значился дебют в титульной роли в "Адриана Лекуврёр" Чилеа в Парижской опере. Но на фоне грустных новостей ярко вспыхнуло известие о том, что Елена стала лауреатом премии Casta diva по итогам 2019 года в номинации "Взлет" за ряд европейских и российских дебютов, среди которых Ярославна в "Князе Игоре" в Парижской опере, Аида в одноименной опере Верди в Оперном театре Женевы.
 Фото: Валентин Барановский/Мариинский театр  Фото: Валентин Барановский/Мариинский театр
Фото: Валентин Барановский/Мариинский театр

Где вас застало известие об отмене спектаклей, закрытии театров?

Елена Стихина: В Бостоне после генеральной репетиции "Нормы" Беллини нам объявили, что все отменяется из-за коронавируса. Единственная мысль была как же обидно, жалко, больно и очень неприятно. Наша постановка была полностью готова. Я долго ждала этого события, готовилась к этой роли. Вообще всегда неприятно, когда отменяется что-то тщательно запланированное.

Существуют в таких случаях какие-то гарантии в контрактах?

Елена Стихина: Ситуация пандемии считается форс-мажором, поэтому никто не несет никакой ответственности, просто летят контракты, а ведь для артистов это - единственный путь заработка, а у многих - семьи, ипотеки. Ситуация крайне непростая. У меня, например, должна была быть "Адриана Лекуврёр" Чилеа в Париже, репетиции которой должны были начаться с первого апреля, а премьера состояться в мае. Что будет дальше - поживем-увидим. Пока в такой нестабильной ситуации неизвестности больше, чем понимания того, что с нами будет.

Как вы вообще отнеслись к случившемуся?

Елена Стихина: Не знаешь к чему готовиться дальше. Просто живешь как жил, стараясь думать о каких-то более дальних планах после этого периода, который, правда, неизвестно когда закончится. Мне страшно смотреть телевизор, хотя я его в принципе не смотрю. Новости узнаю из Интернета, да и фильмы смотрю онлайн. Но в данном случае все настолько забито информацией по поводу коронавируса, что избежать ее невозможно. Все говорят только об одном, хотя других тем для разговоров остается достаточно.

В данном случае массовая паника связана с вопросом выживания, поскольку известно, что вирус тяжелый.

Елена Стихина: Но вы же знаете, что по статистике из ста родившихся сто умрут.

Вы таким образом как бы шутите? В такой период очень важно сохранять чувство юмора.

Елена Стихина: Мы никогда не знаем, что нас ждет завтра. Все стремительно меняется. Ты никогда не знаешь какой информации можно довериться, очень много противоречивой, поэтому стоит вопрос выбора.

До этого вынужденного оффлайна ваша карьера развивалась невероятно стремительно и успешно. Минувшим летом вы покорили Зальцбургский фестиваль в партии Медеи в одноименной опере Керубини. В декабре вновь взяли парижскую Бастилию в партии Ярославны в премьерной постановке "Князя Игоря" Бородина. Каким чудом вам удалось за столь короткие сроки получить фантастические контракты? Это вопрос везения или хорошего агента?

Елена Стихина: Это всё вместе. По-другому и не бывает. Все должно сойтись: звезды на небе, ты должен быть готов, агент должен хорошо работать. Момент случайности, благополучного стечения обстоятельств тоже не исключается

Это, например, тот момент, когда вам в экстренном порядке пришлось заменить Анну Нетребко в партии Татьяны в Парижской опере?

Елена Стихина: Да, конечно, до этого обо мне в Париже не знали, а после - узнали. Когда в таких больших театрах что-то подобное происходит, это очень сильно влияет на исход карьеры. По крайней мере, все начинают осознавать, что существует такая певица Елена Стихина. А как тебя могут пригласить куда-то, если даже не догадываются о твоем существовании? Этот фактор очень важный. Все очень непросто, это правда.

Но сегодня ваше имя уже на слуху и начало работать на вас?

Елена Стихина: Мне трудно судить. У меня сугубо свой личный маленький профиль: я занимаюсь выучкой материала, его впеванием и подготовкой к последующему представлению на сцене. Всем остальным занимается Вселенная и люди, работающие рядом со мной. Я не могу все отследить и всем заниматься, потому что что-то может пострадать, а мне хочется, чтобы творчество стояло на первом месте.

Ваш голос дает ощущение какой-то невероятной свободы, полета. Что сделало его таким: природа, хорошая школа, умная голова?

Елена Стихина: Мне трудно оценивать со стороны, если честно. Мы, певцы, своего голоса не слышим. Это невозможно, к сожалению. Да, существуют звукозаписи, но они не передают ощущений певца в ту секунду когда он находится на сцене в спектакле, в условиях акустики зала, когда какие-то обертоны появляются, какие-то, наоборот, исчезают. Голос зависит от очень многих факторов, в том числе от гормонального фона. Голос - состояние ежесекундное. Я благодарю каждого педагога, встретившегося мне на пути, каждого коуча, с которыми занималась. Но и без личной работы невозможно достигать высоких результатов.

Ваша Настасья в "Чародейке" Чайковского в Мариинском пленила своим вокальным бесстрашием. Эта сложнейшая даже с точки зрения выносливости партия выглядела в вашем исполнении легко и непринужденно.

Елена Стихина: Партия огромная, сложная, требует больших сил эмоциональных и физических. Самый лучший комплимент, что она слушается легко и просто. Но это конечно требует и основательной настройки до и восстановления после спектакля. Единственное, я боюсь высоты, поэтому не могу сидеть на колышащемся из стороны в сторону диване под колосниками, как того требует режиссерская концепция. Такая вот я трусиха, в данном вопросе во всяком случае.

Вы и "Аиду" Верди, и Лизу в "Пиковой даме" Чайковского поете так, будто это не стоит никаких усилий.

Елена Стихина: Я благодарна каждый день Богу за то, что у меня есть такой голос. Русскую с итальянской музыки трудно сравнивать, везде разные сложности. Лиза дается непросто, сложная партия, Чайковский написал ее как и Татьяну в "Онегине" - сначала как лирическую, а потом более драматическую героиню. Надо сочетать в себе несколько разных образов и вокальных и психологических. Сцена у канавки очень тяжелая. Так же как третий акт в "Аиде" - Нильская сцена, где сначала ария героини, которую боятся все сопрано, потом дуэт с Амонасро, а потом встык - дуэт с тенором. Это трудно даже просто оттого, что очень длинно, требует выносливости. У меня пока что было только четыре спектакля в Женеве. Посмотрим что будет дальше. Но о планах сейчас бессмысленно говорить. В следующий раз. Самое главное - беречь себя и своих близких, а остальное - приладится. Главное - здоровье.

Культура Театр Музыкальный театр Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург