Новости

31.03.2020 16:45

Виктор Клочай: "Мы в начале пути, а возможности наши растут"

Как работают предприятия группы компаний "Русполимет" в условиях распространения коронавируса
Виктор Владимирович Клочай, вице президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), председатель координационного совета отделений РСПП в Приволжском федеральном округе, председатель Совета директоров ПАО "Русполимет" (город Кулебаки, Нижегородская область), 27 марта пришел в нижегородский филиал "Российской газеты", чтобы рассказать о том, как работают предприятия группы компаний "Русполимет" в сложившейся непростой ситуации.
 Фото: пресс-служба ПАО "Русполимет"  Фото: пресс-служба ПАО "Русполимет"
Фото: пресс-служба ПАО "Русполимет"

Естественно, первый вопрос - о том, не грозит ли коронавирус работникам головного завода группы и какие меры предприняты, чтобы избежать потерь.

Виктор Клочай: Кулебакский металлургический завод по непрерывному графику работает более 150 лет. И даже во время эпидемии испанки в начале XX века, которая унесла полмиллиарда жизней по всему миру, а в России умерло от инфекции пять процентов населения. Тогда же, если помните из истории или литературы, бушевали холера, брюшной тиф, дизентерия и, в конце концов, голод. И даже в тот сложный период наш завод работал.

Работаем мы и сейчас. "Русполимет", как и другие предприятия нашей группы компаний - "Гранком", завод вакуумной металлургии и Выксунский литейный завод, - относится к предприятиям непрерывного цикла и к группе повышенной опасности производства. А вот "Дробмаш" работать практически не будет. Мы попросили только разрешить трудиться небольшой группе специалистов, которые обеспечивают ремонтные работы и поддержание жизнедеятельности инфраструктурных объектов. Например, дежурные газовых установок или дежурные электрики.

Готовиться к эпидемии мы начали заблаговременно. Отменили все загранкомандировки. Тех, кто возвращался из-за рубежа, не только работников завода, но и всех, кто приезжал в город, сразу направляли в контролируемый карантин. Сократили количество работающих проходных. Есть, конечно, в этом определенные неудобства для работников: кому-то приходится какое-то дополнительное расстояние проходить.

В проходных первый контроль - на повышенную температуру. Причем у нас система электронная, на экране сразу появляется фотография, и мы знаем у кого какая температура. Тех, кто не прошел этот фильтр, сразу направляют в здравпункт, который в 15 метрах от проходной. Там в специально оборудованной комнате ему привычным градусником измеряется температура, и фельдшер принимает решение о допуске к работе, а если есть выраженные симптомы, то человек направляется к доктору или домой, чтобы уже туда вызвать врача.

Совместно с районной администрацией организовали дезинфекцию всего общественного транспорта. После каждого рейса производится санобработка салона. Естественно, все, что внутри заводского периметра, обеспечено соответствующими санитарными средствами. В постоянном режиме дезинфицируются практически все помещения, ручки дверей, лестницы. Без острой необходимости людей не собираем, отменено большинство оперативных совещаний.

Нужно сказать, что в этом марте по сравнению с предыдущими годами уровень общей заболеваемости на 25 процентов ниже. Это такое косвенное свидетельство эффективности сегодняшних и ранее принятых мер. Например, в наших столовых мы за несколько лет сменили все, что касается сантехники, водопровода. На кухни установили новое оборудование.

А как себя чувствуют ветераны?

Виктор Клочай: У нас работает около 380 людей пенсионного возраста. Тех, кому больше 65 лет, немного, и мы предоставляем им возможность работать в дистанционном режиме. Но, скорее всего, примем решение об обязательном режиме самоизоляции для людей группы высокого риска.

Мы уверены, что в небольшом городе, а Кулебаки - город небольшой, люди меньше подвержены случайным контактам. Я абсолютно разделяю позицию, что нужно закрыть места массового скопления населения, где человек пересекается с большим количеством незнакомых людей, как это ни печально для владельцев этого бизнеса. А вот в случае, когда в населенном пункте, где есть одно предприятие, маршруты передвижения достаточно небольшие: либо пешие, либо на пару остановок в автобусе, который мы дезинфицируем после каждого рейса, то вероятность того, что человек где-то на этом маршруте подхватит вирус, не очень высокая. Никто же не будет спорить, что Москва-Сити сильно отличается от города Кулебаки. Соответственно и подходы должны быть разные.

Я неслучайно вспомнил, что наш завод никогда не прекращал работу: ни при эпидемиях, ни под бомбами. Понятно, что угроза большая, что это вызов для всего человечества. Но не хочется, чтобы результат борьбы с вирусом оказался страшнее самого вируса. Китайцы изолировали большое количество населения, а когда оценили экономическую ситуацию, оказалось, что потеряли 13,5 процента промышленного производства. Всего за один месяц!

Если уйти в тотальный отказ от работы, то разрушится экономика, что породит массу других проблем, вплоть до голода. Умереть от голода ничем не лучше, чем от коронавируса.

Так какой же у вас прогноз по экономике предприятий группы компаний?

Виктор Клочай: Непростая ситуация у нас только на "Дробмаше". Это единственное предприятие группы, которое в прошлом году не справилось с программой и допустило снижение объемов продаж и производства. Все остальные выросли, и существенно. Скажем, "Русполимет" - на 25 процентов. На этот год мы запланировали рост в 20 процентов. Но ситуация меняется, практически все машиностроение останавливается. А это наши потребители.

Вы упомянули ООО "Гранком", которое занимается порошковой металлургией. Там завершились опытно-промышленные испытания. Все прошло успешно?

Виктор Клочай: Вы ошибаетесь, если думаете, что испытания закончились. Вопрос ведь не в испытаниях, а в отработке технологии. Назначение порошка достаточно широкое. Это и 3D, и газостатирование, и так называемая MIM-технология. Везде нужна своя гранулометрия, есть четко сформулированные требования к параметрам гранул. На большой установке процесс идет достаточно неплохо, и там в большей степени скорость развития зависит от рынка. Этот процесс будет расти по экспоненте. Сегодня практически освоена большая часть быстрорежущих инструментальных сталей. Мы уже поставляем ее инструментальщикам и на моторные заводы, и на отдельные предприятия Росатома. И на экспорт начали поставлять.

Работает VIGA (установка вакуумного индукционного плавления и распыления инертным газом), где плавка идет в вакууме, а распыление - в аргоне. Здесь делают в основном жаропрочные сплавы, инконели всевозможные и специальные жаростойкие стали. Есть два вопроса. Первый - получение фракций. Мы получаем хороший фракционный состав, но периодически проявляются побочные эффекты. По гранулометрии вопросов нет. Второй - мы работаем в высокотехнологичных отраслях: космос, судостроение, авиация, энергетика, где применяемость такого рода материалов оговорена специальными условиями и нужно пройти весь цикл регламентных испытаний. Это процесс достаточно длительный. Я его проходил много раз в своей трудовой биографии.

С небольшим опозданием, правда, идет запуск установки центробежного распыления для производства титановых порошков. Причина банальна - исполнитель срывает сроки. В апреле нам обещают привезти оборудование. Несмотря на это, мы уже подписали контракт на поставку второй машины. Нам нужна еще одна установка, потому что у нас достаточно неплохо проработан рынок продажи титанового порошка. Это перспективное направление.

Мы завершаем проработку отдельного сортамента жаропрочных сплавов для экспортных контрактов. Там немножко меньше консерватизма, но я думаю, что поставки и внутри России, и за границу мы начнем в одни сроки.

Идет проектирование первого, может, даже не только в России, производственного комплекса полного передельного цикла. Там предполагается установка 14 газостатов. Но поскольку из-за санкций газостаты нам не продают, мы полтора года назад приняли решение разработать свой газостат. Уже сделали по двум типоразмерам и сейчас три газостата запускаем в работу. В целом перспективы хорошие.

Кто больше всего заинтересован в продукции "Гранкома": ближнее зарубежье, дальнее или российские предприятия?

Виктор Клочай: Заинтересованных немало. В первую очередь, конечно, отечественные предприятия, ведь созданное порошковое производство - это импортозамещающая технология, призванная обеспечить российские предприятия заготовкой и изделиями из порошковых сталей. Если говорить о потенциальных экспортных покупателях, то это в первую очередь Европа.

Какова роль "Русполимета" в создании первого в отечественной истории гражданского авиационного двигателя большой тяги ПД-35?

Виктор Клочай: ПД-35 - это двигатель для широкофюзеляжных больших самолетов. Действительно, очень востребованный в будущем, мощный двигатель, в том числе и для каких-то силовых наземных установок.

Мы получили ТЗ по первой группе изделий, взяли их в проработку. Уверен, что там обязательно будут использоваться порошковые изделия, не исключено, что будут применяться интерметаллиды. Мы в этом направлении тоже работаем. Вес получается в полтора раза меньше, а характеристики термостойкости и прочности существенно выше. А это как раз и надо для тяжелого, энергетически нагруженного агрегата. Понятно, что приличная тяга не получится без повышения температуры.

Мы в начале пути, готовы предложить все, на что способны, а возможности наши растут. Александр Александрович Иноземцев, генеральный конструктор АО "ОДК-Авиадвигатель", был у нас на заводе. Полтора дня мы с ним обсуждали конкретные вопросы производства. Надеюсь, оправдаем надежды и ожидания моторостроителей.

А что уже реализовано по программе ПД-14?

Виктор Клочай: Мы являемся одним из ключевых поставщиков практически всей номенклатуры. Но в основном это кольцевые заготовки. Мы уже все необходимые позиции для этого двигателя освоили.

На территории завода "Дробмаш" организован технопарк, один из трех в Нижегородской области, получивший федеральную поддержку. Не жалко отдавать свое предприятие для размещения чужих производств?

Виктор Клочай: Повторюсь, "Дробмаш" - единственное предприятие группы, которое не просто не справилось с поставленной задачей, а провалило ее. Причин несколько, но главная - неэффективное управление. Можно также говорить о неэффективных продажах, неэффективной работе с дилерами, которые не помогали предприятию продавать. Мы же не выпускаем сотни тысяч автомобилей, чтобы иметь много дилеров. Мы делаем штучные агрегаты для понятных конечных потребителей. Сейчас кардинально меняется стратегия продаж, формируется серьезная сервисная служба, усиливаем конструкторское подразделение.

Есть причины, связанные с вхождением в рынок новой техники. Мы за три с половиной года разработали всю линейку импортозамещающего дробильно-сортировочного комплекса. В советское время такую работу делали целые институты пятилетками. У нас и цена ниже на 10-15 процентов, чем у иностранных производителей, но пока не помогает. На этот рынок очень высокий порог вхождения: техника дорогая, сложная. Серьезные покупатели осторожничают. Хорошая, говорят, техника, но пусть кто-нибудь сначала купит, а мы посмотрим, как она там работает.

Завод "Дробмаш" мы взяли в убитом состоянии, он два с половиной года был в банкротстве. Там даже работников не было! Мы сделали колоссальную работу: инженерную, конструкторскую и технологическую, провели техническое перевооружение. Сегодня абсолютно понятно, что только на дробильно-сортировочной продукции эту площадку вытащить невозможно. Ведутся серьезные работы по диверсификации продукта. Не знаю, как отразится нынешняя эпидемическая ситуация, но мы подходим к загрузке "Дробмаша" на 2,5-3 миллиарда рублей по профильному дробильно-сортировочному и нестандартному оборудованию. Многие агрегаты здесь изготовили для "Русполимета".

Если прогноз положительный, зачем нужен технопарк?

Виктор Клочай: Наша работа и проект технопарка взаимосвязаны. Мы сейчас делаем передислокацию, оптимизацию производственных процессов. Развивать площадку решено именно как машиностроительный кластер. При этом мы хотим создать условия для коллективного использования оборудования. Для резидентов удобно, что не надо тратиться на закупку станков. Далеко не все машиностроительные предприятия, особенно небольшие, могут себе это позволить, а уж использовать станки в круглосуточном режиме с высоким коэффициентом загрузки - тем более. Неправильно, когда дорогостоящее оборудование простаивает.

Но и здесь есть проблема. Уже проплатили 50 процентов оборудования, а на оплату второй части оставшихся рублевых средств не хватает. Поскольку это бюджетные деньги, надо что-то решать. Оборудование начнет поступать в конце мая, а к ноябрю должно все прийти.

Работать в технопарке пожелали несколько компаний. Нас особенно интересуют те, что производят высокотехнологичное оборудование. Например, электронно-лучевые печи, современные установки по распылению порошка.

Резиденту мы предоставляем инфраструктуру, землю и, если есть необходимость, строение. Например, компании "Промтехника" мы выделили здание. Кроме того, есть проект по реконструкции помещений. Стоит у нас пустой корпус площадью 17 тысяч квадратных метров. Его растащили полностью еще до нашего прихода. Есть два варианта и даже примерно одинаковые по цене: реставрировать коробку или построить на старом фундаменте новое здание нужной конфигурации.

К нам приходят компании, которые хотят иметь свое производство, как минимум сборочное. Им нужно делать какие-то узлы и детали. Они могут отдать их изготовление нам на аутсорсинг, а могут арендовать станок и все сделать сами.

Это похоже на идеологию коворкинга?

Виктор Клочай: В принципе, да. И мне кажется, это может стать эффективным способом ведения бизнеса. Мы сохраняем стандартный подход: размещение на территории технопарка производств, и добавляем новые возможности для резидентов. Недавно одна из компаний пришла с просьбой выделить землю, чтобы к своему зданию пристроить еще полторы тысячи квадратных метров. Пожалуйста! Мы не зарабатываем на земле, отдаем по кадастровой стоимости.

А география резидентов какова?

Виктор Клочай: Самая разная. У нас есть даже соглашение с немецкой компанией. А российские… Есть Санкт-Петербург, есть Москва, есть с Урала компания, которой по своим причинам здесь интереснее. Около десятка уже есть. Это очень интересно, мы приобретаем новые компетенции.

В регионах Филиалы РГ Башкортостан Филиалы РГ Пермский край Филиалы РГ Приволжье Филиалы РГ Волга-Кама Филиалы РГ Средняя Волга ПФО Башкортостан ПФО Пермский край ПФО Кировская область ПФО Марий Эл ПФО Мордовия