02.04.2020 15:42
    Рубрика:

    Как в России восстанавливают популяцию переднеазиатского леопарда

    В середине лета Центр разведения и реабилитации переднеазиатского леопарда планирует выпустить в природную среду несколько особей. Окончательное решение о возможности выпуска животных на волю будет принято в конце апреля. В качестве возможных мест экспертами рассматриваются Кавказский заповедник (Краснодарский край) и Республика Северная Осетия - Алания.

    Проект восстановления численности переднеазиатского леопарда стартовал на Кавказе десять лет назад, когда в апреле 2010-го в заповедник привезли двух самок, с этого момента фактически началось восстановление популяции хищника, которого практически не осталось в дикой природе. Есть ли они сейчас, "РГ-Неделя" рассказал руководитель Центра восстановления леопарда на Кавказе Умар Семенов.

    Программа восстановления леопардов на Кавказе стартовала 10 лет назад. Сколько сейчас леопардов в центре?

    Умар Семенов: В Центре восстановления леопарда на Кавказе Сочинского национального парка 13 леопардов, шесть из них (четыре самки и два самца) проходят программу подготовки к выпуску в 2020-2021 годах. За десять лет мы прошли сложный путь становления, начали с самого трудного сценария. Формирование первых пар происходило в условиях, когда нам пришлось работать с дикими хищниками, отловленными во взрослом состоянии в природе и запертыми в замкнутые пространства вольера. Тем не менее удалось добиться их успешной адаптации и даже несколько раз получить потомство.

    Сколько выпущено самок и самцов, кто из них выжил и есть ли данные о первом диком потомстве?

    Умар Семенов: С 2016 по 2018 годы было подготовлено и выпущено в природу шесть котят, из которых самка Виктория на второй год погибла от истощения из-за полученной травмы после неудачной охоты, самец Килли на третий год был убит браконьерами в Абхазии, судьба самца Эльбруса остается неясной, возможно, он умер при сходе лавины. Самцы Ахун, Артек и самка Волна уже 2-3 года живут в природе.

    Таким образом, из шести выпущенных особей две погибли по естественным причинам, один пал жертвой браконьеров, а трое успешно продолжают жить в природе уже три года. Учитывая, что в естественной среде до 70% приплода погибает в первые два года, можно считать опыт подготовки леопардов успешным. Важно развить эти результаты, уделяя особое внимание подготовке мест выпуска молодых леопардов и их мониторингу.

    По какому принципу леопардов выпускают? И вообще всех ли котят отпускают?

    Умар Семенов: Все котята, которые рождаются в центре, изначально включены в программу подготовки к выпуску. Исключением стал только первенец молодой дикой самки - Гром, которого мы сами выходили. У леопардов разные характеры, поэтому в центре разрабатывают индивидуальные программы подготовки каждой особи. Когда котятам исполняется месяца 22-24, мы проводим тестовую оценку каждой особи в течение 10 дней. Это своего рода экзамен для молодых леопардов, по итогам принимается решение, кого можно выпускать, а кого нельзя. Главные тесты на избегание человека и умение охотиться.

    Следующий этап - распределение молодых леопардов по районам выпуска в пределах исторического ареала на юге России. Важно, чтобы сибсы (родные брат и сестра) не попали в один район. Это нужно для того, что было минимизировать риски близкородственного скрещивания.

    Насколько реинтродукция - возвращение животных в естественную среду обитания - эффективна?

    Умар Семенов: Программой предусмотрено несколько типов выпуска молодых леопардов: мягкий, жесткий и комбинированный. Первый и третий подразумевают наличие адаптационного вольера. У нас было три выпуска и все три были жесткими. К сожалению, не было создано ни одной сопутствующей инфраструктуры для снижения рисков гибели молодых леопардов после выпуска. Это особенно актуально для самок. В природе они часто остаются на участках матерей и могут кормиться остатками их добычи. Это хорошая поддержка им при неудачных охотах. Мне кажется, что создать важно такую инфраструктуру, которая откроет широкие возможности для программы в целом.

    Что случилось с леопардом Викой и как избежать подобного? Удалось ли сделать выводы из ее гибели?

    Умар Семенов: Травмы в единоборстве с другими животными, как, впрочем, и гибель в лавинах или переправах, не редкость в природе. Такова реальность естественного отбора. Случаи с Викторией и Эльбрусом это ярко показали. Конечно, мы никогда не сможем исключить вероятность гибели, но в наших силах минимизировать эти риски путем создания сопутствующей инфраструктуры (например, адаптационных вольеров для мягкого выпуска) и внедрения региональных программ.

    Подлое убийство самца Килли в Абхазии не требует комментариев. Я за беспощадную борьбу с браконьерством, при которой каждый человек, взявший в руки орудия охоты, должен чувствовать ответственностью и неотвратимость наказания при нарушениях.

    На всех ли ООПТ получилось создать кормовую базу для леопардов?

    Умар Семенов: Более-менее регулярно искусственные солонцы выкладываются почти во всех ООПТ. Однако этого недостаточно. Горные условия требуют выработки целой стратегии формирования устойчивой кормовой базы леопарда и ее системной реализации на местах минимум 5-10 лет. Биотехнические мероприятие должны быть скоординированы с усилением охранной функции в регионах. К сожалению, пока эти мероприятия в большинстве своем даже не запланированы.

    Целевых средств под программу восстановления леопарда ООПТ не выделяются. Хотя в нацпроект "Экология" переднеазиатский (кавказский) включен, финансирование этого направления не предусмотрено. Как оказалось, интересы субъектов просто никому представлять. По мере развития программа сталкивается с системными проблемами, без решения которых крайне затруднительно говорить о ее перспективах.

    Как у кошек складываются отношения с другими хищниками Кавказа?

    Умар Семенов: У леопарда на все вызовы других хищников один ответ - всех, кого может поймать и одолеть, он съедает. Даже может напасть на небольшого медведя. По сути на Кавказе у него нет природных врагов, кроме глубокого снега. Только иногда с медведем может быть стычка из-за добычи, как случилась с нашим выпускником Ахуном, но это редкость. Другое дело, что все хищники - это его пищевые конкуренты, поэтому наличие в угодьях достаточного количества копытных - ключевое условие успешной адаптации молодых особей. При этом леопард достаточно успешно добывает шакалов, при случае нападает на волка и рысь. Появление леопарда в биоценозах сразу регулирует количество остальных хищников и при стабильной ситуации способствует росту численности копытных.

    Чем отличается ваш проект от того, что происходит на Дальнем Востоке с тиграми и дальневосточными леопардами?

    Умар Семенов: На Дальнем Востоке люди давно привыкли жить рядом с леопардами и тиграми. Регион имеет специалистов и навыки работы. А мы начали с нуля, местные жители на Кавказе уже отвыкли от присутствия в лесах крупного хищника, и каждая встреча с ним вызывает кучу эмоций у граждан, причем не всегда адекватных.

    Основной угрозой для леопардов остаются люди. Удается ли вообще наладить контакт с местным населением?

    Умар Семенов: Население в целом с пониманием идет на контакт. Для людей важно, чтобы не было прямой угрозы и компенсировали потерю скота при нападении на них леопарда. WWF России, являясь участником программы, всегда чутко реагирует на конфликтные ситуации и уделяет большое внимание этому вопросу. Молодые леопарды после выпуска иногда "хулиганят" и до выбора своего участка могут 1-2 года бессистемно блуждать по всему Северному Кавказу. Даже взрослые особи время от времени могут появляться в окрестностях горных селений, чтобы поживиться собакой, курицей или козой в отсутствие пастуха.

    Сегодня на домашний скот нападают практически все хищники: куницы, шакалы, волки и даже медведи, потому что у диких животных остается все меньше и меньше пространства для жизни. Человек, осваивая новые территории, оттесняет их в скалы, где нет условий для круглогодичной жизни. Звери вынуждены появляется рядом с жилищем человека и нападать на скот. Мы просто не оставляем им выбора и надо с пониманием относиться к таким эпизодам.

    Пора вводить новую статью в финансировании ООПТ для компенсаций местному населению потерю домашнего скота от всех диких хищников. Организация заповедника или нацпарка в регионе сразу вводит существенные ограничения для местного населения, а должно быть наоборот: запрещая одно, надо предлагать другое. Сегодня реализация программы восстановления леопарда должна нести населению ощутимые изменения природоохранной политики и экономические выгоды. Безусловно, должны выплачиваться компенсации по рыночным стоимостям добытого леопардом скота, организовываться мониторинговые и антибраконьерские группы. Необходима комплексная программа для каждого региона в пределах формируемого ареала.