Новости

22.04.2020 12:47
Рубрика: Происшествия

Машина времени для правосудия

В Иркутской области расследуют уголовные дела прошлых десятилетий
Недавно в Иркутской области задержали подозреваемого в убийстве маленькой девочки. По версии следствия, задержанный, катаясь на автомобиле, увидел у дороги потерявшегося ребенка, увез его в лес, убил и закопал. Но есть нюанс - преступление было совершено 16 лет назад.
Технологии судебно-криминалистической экспертизы быстро совершенствуются. Фото: Анатолий Белоногов Технологии судебно-криминалистической экспертизы быстро совершенствуются. Фото: Анатолий Белоногов
Технологии судебно-криминалистической экспертизы быстро совершенствуются. Фото: Анатолий Белоногов

Подобный сюжет очень любят мастера детектива - сыщик стряхивает пыль с забытого убийства, закон торжествует. Однако реальность оказывается удивительнее беллетристики и сериалов. С прошлого года в Следственном управлении СК России по Иркутской области работает подразделение по раскрытию преступлений прошлых лет. Раскрытие упомянутого убийства четырехлетней девочки - заслуга следователей этого отдела.

- Мы обеспечиваем главный принцип наказания - неотвратимость, - начинает нашу беседу Сергей Сафарян, руководитель третьего отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Иркутской области. - Неважно, сколько минуло лет после преступления, правосудие должно состояться. Потому, что безнаказанность порождает вседозволенность. Тот, кому с рук сошло одно преступление, легче решится на другое. Мы поднимаем из архива дела, по которым следствие было приостановлено, и начинаем распутывать их заново.

Век новых технологий

Как получается, что дела отправляются в архив, если преступник не пойман? Причины могут быть самые разные: преступник был установлен, но скрылся от следствия, следователям в прошлом не хватило улик или доказательной базы. Сегодня собирать доказательства помогают технологии, о которых 20-30 лет назад и не мечтали.

- Скажем, в 90-х годах прошлого века, да даже и в начале 2000-х, наши коллеги, обнаружив на месте преступления следы крови, могли, максимум, определить ее группу и сравнить с группой крови предполагаемого преступника. Сегодня эту экспертизу практически не назначают, а сразу проводят генотипоскопическую. Исследование ДНК на 99,9 процента может доказать, что найденные биологические следы - не только кровь, но и, например, слюна, пот, принадлежат тому или иному человеку, - поясняет Сергей Сафарян.

Мало кто знает, что современные правоохранительные органы располагают огромной базой генетических данных. Подобно тому, как раньше снимали и хранили отпечатки пальцев, сегодня собирают и хранят образцы ДНК многих и многих подозреваемых, обвиняемых, осужденных и просто свидетелей. Таких образцов даже по одному делу может быть несколько тысяч. Например, когда следователи работали по ангарскому маньяку Попкову, исследовали 3,5 тысячи генетических проб. А поскольку биологические следы на уликах остаются практически всегда - не бывает бесследных преступлений, утверждают мои собеседники, то установить подозреваемого сегодня можно очень быстро.

Эксперт - четыре лапы

Но если про генетическую экспертизу мы знаем из многочисленных сериалов, то про ольфакторную, кажется, сами сценаристы триллеров не в курсе. Между тем, в некоторых случаях на помощь следствию приходят десять четвероногих экспертов - специально обученных собак. Им дают понюхать вещдок, на котором мог остаться запах подозреваемого, а потом несколько свободных образцов, среди которых - предмет, принадлежащий подозреваемому. По правилам, все 10 собак, обнюхав вещественное доказательство, должны выбрать один и тот же образец. Если хоть одна к нему не подойдет, результат экспертизы не может служить доказательством. Для таких экспертов неважно, сколько лет назад был оставлен этот запах.

- Дело в том, что высохшая кровь - отличный консервант. Если в нее попадает запаховый след, он закрепляется на года. И через 10-20 лет собака сможет его взять. А вещественные доказательства, как вы понимаете, практически всегда с кровью, - вступает в разговор замруководителя отдела СКР Александр Миронов.

Иркутские следователи СКР применяли ольфакторную экспертизу при расследовании убийства женщины и её дочери в Эхирит-Булагатском районе. Один из подозреваемых при нападении на семью выпачкался в крови потерпевшей и, убегая с места преступления, оставил следы крови на заборе. Эта часть штакетника и стала объектом исследования, собаки выявили запаховый след задержанного.

Достижения науки сегодня позволяют возбуждать дела, даже если останки жертв не найдены. Достаточно свидетельских показаний, найденной крови, ДНК, иных следов, указывающих на разыгравшуюся когда-то трагедию. Так что расхожая фраза "Нет тела - нет дела" на сегодня потеряла актуальность.

Реставраторы памяти

В детективах сыщик, взявшись расследовать старое преступление, вновь и вновь задает вопросы свидетелям минувших событий. Тем же самым занимаются следователи СК России. Только действуют они сегодня не в одиночку - им порой помогают особые специалисты - гипнорепродукторы.

За многие годы, прошедшие со дня преступления свидетели, родственники жертв и подозреваемых, могут не раз обсуждать и обдумывать то, что когда-то произошло. Что вспоминать, что-то забывать, а что-то придумывать. Гипнорепродуктор с применением специальных психотехник, вроде легкого гипноза, помогает восстановить воспоминания, очистить их от надуманного, вызвать в памяти какие-то ускользнувшие первоначально детали, составить фоторобот спустя много лет. Такая вот реставрация показаний.

Например, гипнорепродуктор из центрального аппарата СК России помог раскрыть убийство 6-летней девочки в Зиме. Специалист восстановил память ключевому свидетелю, детальные показания которого легли в описание внешности преступника.

- На самом деле сложность заключается даже не в том, что люди забывают, а в том, что они не верят, что спустя годы можно найти какие-то новые зацепки и доказательства, и неохотно идут навстречу следствию. Потерпевшие по делу, родственники жертвы не всегда готовы возвращаться в ту тяжелую, травмирующую ситуацию - им проще примириться с тем, что убийца, насильник избежит наказания, чем снова пережить прежнюю боль. Словом, нам никто особо не рад. Ну и наконец ключевые свидетели могут к этому времени умереть - в этом случае, правда, можно допросить родных и знакомых, наверняка человек им что-то рассказал, - описывает нюансы работы руководитель третьего отдела по расследованию особо важных дел Сергей Сафарян.

Бывает и наоборот. После долгого молчания, свидетели сами приходят с рассказом о том, что случилось в прошлом. Обиженные супруги после развода, рассорившиеся когда-то друзья - подельники, чьи действия подпадают, в том числе, под менее тяжкую статью УК, пользуются случаем отомстить. Одного очевидца настолько замучили кошмарные сны, что спустя 10 лет он не выдержал и пришел в Следственный комитет. Все эти годы его запугивал убийца, но угрызения совести оказались сильнее страха.

Без срока давности

По какому же принципу следователи извлекают дела из архива?

- Прежде всего, это дела, сроки давности по которым скоро истекут. Бывает и так, что сроки вышли, но мы все равно ведем расследование, выходим на подозреваемого (кстати, зачастую, это человек, который уже попадал в поле зрения наших коллег в прошлом, однако собрать необходимые доказательства тогда не удалось), доказываем вину, предъявляем ему обвинение.

Есть и такие дела, по которым срок давности может определить только суд. Но, как правило, этого не происходит, дело не прекращается и совершившие преступление отвечают за него сполна. Это прежде всего дела по особо тяжким статьям - убийство с отягчающими обстоятельствами, преступления против детей. Большинство дел, попадающих в поле зрения подразделения по раскрытию преступлений прошлый лет - именно такие.

В 2019 году в Иркутской области по одному из таких дел осудили женщину, у которой были уже не только дети, но и внуки, любимый муж, хорошая квартира в Петербурге. Но убийство, совершенное ею 17 (!) лет назад, пустило под откос налаженную жизнь всей семьи. Даме пришлось переехать с берегов Невы в Иркутскую колонию. Родные в шоке.

Самые старые из преступлений прошлых лет, которыми сейчас занимаются иркутские следователи СКР, относятся к 1980-м годам. Но в основном - это наследие лихих 90-х. Многие из "героев" тех лет решили, что у них уже все хорошо - они обзавелись семьями, детьми, друзьями, положением в обществе, стали солидными гражданами. Но однажды их дело достают из архива, и к ним приходит следователь. И оказывается, что все равно приходится держать ответ за грехи прошлого.

Справка "РГ"

За 2019 год в Иркутской области по подследственности Следственного комитета РФ было раскрыто 122 уголовных дела по преступлениям прошлых лет.

В регионах Происшествия Правосудие Следствие Филиалы РГ Восточная Сибирь СФО Иркутская область СФО Красноярский край СФО Тыва СФО Хакасия