Что посмотреть на карантине: "Кинократия" рекомендует. Выпуск 9

Журнал
    27.04.2020, 19:35
Регулярно в нашем Telegram-канале - подписывайтесь, чтобы не пропустить! - выходят сравнительно короткие тексты о фильмах, которые нам понравились (но это не значит, что они обязательно понравятся вам). Когда их набирается примерно штук пять, мы их публикуем здесь. А вы читаете и выбираете, что придется по душе. Таков наш замысел.

В этом выпуске: хоррор про маньяков и призраков с Милен Фармер и камео Говарда Лавкрафта от одного из "новых французских экстремалов"; триллер про изоляцию со "злым" Илаем Уоллаком и подопытными приматами; недооцененный второй фильм автора культового "Бабадука"; голливудский дебют Питера Уира с Харрисоном Фордом; убойная хорватская зомби-комедия.

"Страна призраков" (2017)

Фото: kinopoisk.ru

Французский режиссёр Паскаль Ложье прославился ужастиком "Мученицы", потрясшим даже искушённых фанатов жанра звериным натурализмом и нетривиальной, кромешно мрачной идеей. В 2016-м моментально ставший культовым фильм обзавёлся безобразным американским ремейком, о котором и вспоминать не хочется, а через год сам Ложье вместе с интернациональной командой англоязычных актрис и нечастой гостьей на киноплощадках Милен Фармер произвёл новый хоррор - не столь сильно, как "Мученицы", претендующий на оригинальность, но оригинальности отнюдь не лишённый.

Две девочки и их мать когда-то стали жертвами нападения двух брутальных маньяков. Женщины уцелели, но на психике обеих молодых барышень произошедшее сказалось существенно: одна из них сошла с ума и страдает припадками, вторая нашла спасение в сублимации, став писательницей, наследующей Лавкрафту (поклонников великого проводника кошмаров в наш мир ждёт приятный сюрприз).

И вот литераторша возвращается в родную глушь - к сестре и матери. А там её, разумеется, ожидает масса всевозможных неприятностей.

"Страна призраков" - это синкретический хоррор, вполне успешно сочетающий, на первый взгляд, несочетаемое. Тут удивительно естественным образом находится место и элементам типичных фильмов о бессловесных маньяках-уродах, и призракам, и страшным куклам, и трагическим девиациям сознания, и, конечно, психологической драме.

И - целой куче жанровых отсылок, от бессмертной старинной классики до "Техасской резни бензопилой" (тоже уже в своём роде классика, впрочем). Добавьте сюда пару действенных твистов и густейшую атмосферу, которую Ложье нагнетать большой мастак. Такая безумная смесь из вполне банальных по отдельности компонентов в совокупности даёт очень убедительный, хотя и парадоксальный эффект свежести.

"Смерть в холодную ночь" (1973)

Фото: kinopoisk.ru

Фильмы и сериалы про всевозможные эпидемии и их последствия сейчас обрели неимоверную популярность, а вот эту телевизионную картину - не менее актуальную в наши дни, пусть она и совсем не про эпидемии - наверняка смотрели немногие.

Актуальна она сразу в двух аспектах: в ней речь идёт о проблемах взаимодействия в замкнутом пространстве и о "мести природы" человеку за циничное и безответственное поведение.

Сюжет такой: на изолированной высокогорной станции некий профессор проводил опыты на обезьянах - изучал пределы выживаемости приматов при экстремально низких температурах. Изучал в полном одиночестве - если не считать этих самых обезьян. Что-то пошло не так, и учёный отправил в центр странное сообщение. Двое прибывших на место коллег обнаруживают его замёрзшим насмерть. И принимаются выяснять обстоятельства произошедшего, попутно продолжая им начатое.

Ну а дальше между запертыми в холодном аду героями разыгрывается жуткая психологическая драма, подпитываемая весьма загадочными событиями. Главные роли исполняют знаменитый Илай Уоллак, "злой" из великого спагетти-вестерна Серджио Леоне, и замечательный Роберт Калп, так что степень напряжения обеспечена что надо.

Исключительно скромный, несколько наивный и прямолинейный в своём идейном посыле, но всё же крайне симпатичный фантастический триллер, на который поклонникам "Нечто" и подобных вещей уж точно не стоит жалеть времени - тем более что идёт он всего какой-то час с хвостиком.

"Соловей" (2018)

Фото: kinopoisk.ru

Полнометражный дебют Дженнифер Кент - вкрадчивый хоррор "Бабадук" - стал международным хитом и хорошо российскому зрителю известен. А вот вторая картина австралийской сценаристки и режиссёра, несмотря на специальный приз Венецианского фестиваля, у нас в прокате не выходила и вообще не слишком на слуху. Исправляем это недоразумение.

Как и в "Бабадуке", в центре внимания "Соловья" - одинокая женщина в беде. Только на этот раз совсем одинокая, потому что её ребёнка в самом начале убивают вместе с мужем. А саму несчастную при этом ещё и насилуют.

Дело происходит на Тасмании во времена так называемой Чёрной войны, как британские колонизаторы прозвали истребление аборигенов острова. И фильм, созданный в копродукции трёх стран, ранее бывших заморскими владениями короны - Австралии, США и Канады, не жалеет тёмных красок для демонстрации изнанки "бремени белого человека".

Главная героиня по имени Клэр находится примерно на тех же правах, что и обездоленные туземцы - она нищая ирландка, вынужденно преступившая закон. В общем, испив чашу страданий до самого дна, потеряв всё, Клэр решает отомстить обидчику - подлому и жестокому лейтенанту с его подельниками. Тот между тем успел отправиться по карьерным делам куда-то на другой конец острова, и женщина ступает по его следам. У обоих в проводниках автохтоны, отношения с которыми выстраиваются непросто. А вокруг - дремучие леса, скрывающие их ещё менее дружелюбных сородичей.

Иные зрители успели обвинить Кент в следовании конъюнктуре - вот, мол, опять женщин обижают, "миту", радфем на марше, сколько можно. Всё это ерунда, конечно. Брутальные ревендж-муви про возмездие потерявшим чувство реальности мужикам снимались ещё в семидесятых годах, когда Харви Вайнштейн ещё и мечтать не смел о наглых подкатах к юным старлеткам. А в "Соловье" это - всего лишь одна из идейных составляющих. И не то чтобы главная.

Потому что куда более интенсивному разоблачению тут подвергается именно "цивилизаторская миссия" империи, над которой никогда не садилось солнце. Неслучайно участие в походе Клэр её проводника-тасманийца в конце концов приобретает всё большую значимость - это ещё раз к вопросу о "чрезмерном феминистском заряде" сценария (чтобы закрыть эту тему, отметим, что тут есть омерзительнейшая второстепенная героиня, особенно невыгодно выглядящая на фоне вменяемого мужа).

Мрачнейший и натуралистичнейший триллер, не чурающийся шокирующих сцен (убийством одного ребёнка дело не ограничивается) с интересным и живописным сеттингом. И хорошими актёрами, открывающимися по-новому - Эшлинг Франчози, в основном до этого игравшая в сериалах (в том числе в "Игре престолов"), отлично справляется с главной ролью в большом кино, а из милашки Сэма Клафлина получился удивительно убедительный злодей.

"Свидетель" (1985)

Фото: kinopoisk.ru

В одном из общественных туалетов Филадельфии жестоко убит полицейский. Причём убит он своим коллегой - оборотнем в погонах, а единственным свидетелем оказывается совсем ещё юный амиш. Ради защиты которого другой - хороший, благородный, хотя и несколько суетливый - коп по имени Джон Бук на период расследования вынужден поселиться в наглухо закрытой религиозной общине.

Незаслуженно забытый эстетский романтический триллер - голливудский дебют Питера Уира. Культового австралийского режиссёра, автора высокохудожественных мистических притч о столкновении цивилизаций (например, "Последней волны" и "Пикника у Висячей скалы"), не отступившего от фирменной тематики и в новых для себя кинематографических реалиях.

Witness, конечно, попроще, да и снимался с явным расчётом на массового зрителя: последнего пытались заманить на сеанс детективной линией, звёздным Харрисоном Фордом в главной роли, а также необычной историей любви пенсильванского полисмена и ультраконсервативной амманитки. Однако Уир, разумеется, не был бы собой, не разверни он чужой сценарий в сторону своей фирменной тематики.

В широком смысле свидетелем тут оказывается не только собственно мальчик-амиш, но и сам Бук, невольно открывающий для себя уникальный "чистый" мир, свободный от диктата технологий, вышеупомянутой суеты, поверхностных эмоций и повсеместного насилия - населённую честными до наивности, способными искренне любить людьми сельскую идиллию, где ничего не менялось с XIX (а то и XVIII) века. Красота, доброта, благодать.

Впрочем, тем драматичнее посыл - опять же, типичный для Уира, по версии которого даже благонамеренное проникновение прогресса со всеми его неистребимыми "тараканами" на территорию той или иной традиции в принципе не может быть безболезненным. А попытки сбежать от реальности в утопическую пастораль неизменно приводят к разочарованию и локальным нравственным катастрофам.

"Последний серб в Хорватии" (2019)

Фото: youtube.com

Хорватия, недалекое будущее, семь лет спустя после того, как страна обанкротилась. Граждане массово бегут за рубеж, улицы полны бездомных и сирот. И тут случается еще одна напасть: эпидемия зомби-вируса, которую наслала транснациональная корпорация, базирующаяся в космосе и специализирующаяся на производстве питьевой воды, чтобы поглотить местную компанию "Чистая хорватская вода".

Силами в том числе российской армии и итальянского флота страну тотчас изолировали - блокировали морские пути и растянули забор по суше. Американцы планируют сбросить "человеческую" бомбу, немцы трудятся над вакциной, правозащитные организации разводят бессмысленную, но бурную деятельность. А тем временем одного щеголеватого мужичка кусает барышня, но ожидаемого эффекта на него это внезапно не оказывает.

Как вы уже, должно быть, догадались, все дело в том, что он - серб. А сербы к зловредному вирусу невосприимчивы. В отличие от хорватов. На чем и основана добрая половина юмора фильма, довольно безыскусно и дешево исполненного, но с душой и большой фантазией придуманного. Такой хорватский "Зомби по имени Шон", автор которого Предраг Личина обделен талантом постановщика уровня Эдгара Райта (а много ли тех, кто до этого уровня дотягивается?), но не обделен остроумием и явно черпал вдохновение, помимо вышеназванного хита, в канадском "Понтипуле", где зомби-вирус распространялся посредством английского языка.

В данном же случае особенности зомби-вируса открывают несколько иные коннотации. Понятно, какие: балканские народы, как всем известно, испокон веков друг с другом враждуют - в частности, из-за того, что границы их расселения и фактические границы редко совпадают, - а когда перестают враждовать (по крайней мере, открыто), то рефлексируют на эту тему. И чуть ли не вся их самобытная культура - результат вражды и рефлексии.

"Последний серб" - очередной яркий тому пример. Обстоятельства зомби-апокалипсиса здесь выполняют функцию чисто прикладную, позволяющую лишний раз сковырнуть корочку на незаживающей ране противоречий, взглянуть на них под новым углом и щедро сыпануть туда солененькой сатиры. Вроде такой: молодой бритоголовый усташ, весь в соответствующих наколках, вдруг, к своему ужасу, понимает, что он наполовину серб, потому что когда его укусили, он стал то превращаться в зомби, то обратно в человека (то есть серба).

И это еще, кстати, далеко не самая изобретательная находка. Среди персонажей есть также актриса-наркоманка, исполнительница главной роли в серии патриотических кинокомиксов про хорватскую Чудо-женщину с аутентично супергеройским именем Хрвойка Хорват. А к финалу сюжет закладывает такой головокружительный вираж, что никакому этому вашему Эдгару Райту и не снилось. Потому что, как ни крути, Балканы в своей сути при любом раскладе веселее и стохастичнее Британии и кого угодно вообще.