Новости

27.04.2020 19:18
Рубрика: Общество

Код доступа

Как выживает педагог, у которого дома один плохой компьютер на всю семью
Более 60 процентов учителей признались: в их школах дистанционным обучением раньше никто не занимался, опыта у них просто-напросто нет. Такие данные получили ученые Федерального института развития образования РАНХиГС, опросив почти полторы тысячи учителей по всей России.Как выживает педагог, у которого дома один плохой компьютер на всю семью? Какие возможности открыл вынужденный онлайн? Как осваиваются видеоуроки? Рассказывают учителя.
Порой ответ ученика приходит с такими помехами, что ничего не разобрать. Фото: Егор Алеев / ТАСС Порой ответ ученика приходит с такими помехами, что ничего не разобрать. Фото: Егор Алеев / ТАСС
Порой ответ ученика приходит с такими помехами, что ничего не разобрать. Фото: Егор Алеев / ТАСС

Главное - отключить чат

Марина Есина, учитель математики школы "Радуга", Воронеж:

- У нас два компьютера, но у стационарного, что поновее и помощнее, нет камеры. Поэтому за ним на удаленке работает муж, а нам с дочерью-пятиклассницей достался старенький ноутбук. Впрочем, Zoom"у, который я использую для видеоконференции с учениками, требуется не так много ресурсов. Но если у кого-то из участников проблемы со связью, он "отваливается".

Освоение режима видеоконференции заняло и у меня, и у ребят несколько дней. Тяжело вести занятия в младших классах: малышам намного сложнее сосредоточиться на уроке вне школы. Главное здесь - отключить чат, иначе соскучившиеся по общению дети больше заняты перепиской друг с другом, чем темой урока. Еще любители поотлынивать могут отключить камеру: слышат учителя, отвечают ему, а сами занимаются своими делами.

К счастью, наши с дочерью уроки пересекаются не всегда. Но если так случается, я сижу за ноутбуком, а она слушает учителя в телефоне. Потому что учиться по смартфону еще кое-как можно, но преподавать - никак. У ноутбука просидишь урок - спина затекает. Много нервов отнимают технические сбои. Задашь вопрос и не понимаешь: услышали ли его ученики, а если да, то почему не отвечают? То ли не знают, то ли их слова пропали где-то по пути. Или ответ приходит с такими помехами, что ничего не разобрать.

Зато вынужденный онлайн открыл мне массу новых возможностей и интересных ресурсов, где можно создавать обучающие видео, викторины и интерактивы. Изучать эти технологии приходится по ночам.

Покажите ваши пальчики

Екатерина Рыкова, преподаватель музыкальной школы имени Ипполитова-Иванова, Ростов-на-Дону:

- У меня шесть индивидуальных занятий в день. Ребенок ставит свой мобильный телефон так, чтобы я видела его руки и лицо за инструментом. Если в процессе игры он допускает ошибки (это легко услышать или увидеть по его рукам), я его поправляю. Сложность в том, что при этом приходится перекрикивать не только фортепиано на другом конце мобильного телефона, но и, подчас, посторонние звуки, например, перфоратор соседей, делающих ремонт. Подчас возникают проблемы со связью - картинка отстает от звука. Но в целом уроки проходят нормально. Так работать сложно преподавателю: нет прямого контакта с руками ребенка. А вот ученику комфортно. Может, он даже психологически чувствует себя так уверенней.

Первоклассникам, учитывая невозможность поправить их пальчики, приходится объяснять в игровой форме, как это сделать самостоятельно. Например, кричу, что первый пальчик должен быть вместе со своими друзьями. Большой плюс, что у всех моих ребят есть электронное фортепиано, с которым можно заниматься не только дома, но и в деревне, на даче.

Никаких дублей

Александра Белоусова, учитель средней школы, пос. Искателей Ненецкого автономного округа:

- Вместе с Натальей Тарасенко мы ведем видеоуроки математики и русского языка для третьих и четвертых классов. Занятия показывает региональный телеканал "Север": после трансляции они доступны на его сайте, а также в соцсетях.

При переходе на дистанционное обучение возникло много трудностей. Не работали или работали с перебоями рекомендованные электронные платформы, к тому же не в каждом доме есть доступ в интернет и компьютерная техника. Это касается прежде всего отдаленных сел, где ребятам приходится разбирать новый материал только по учебнику - родители не всегда могут помочь. А телевизор есть у всех.

Поэтому мы поддержали инициативу администрации округа записывать уроки для ТВ. Конечно, очень волновались, ведь такого опыта не было еще нигде. Телеуроки разрабатываем сами, готовим к ним презентации. Стараемся создать у ребят ощущение живого общения с учителем, хотя приходится говорить перед пустым классом. Уроки снимаются одним дублем - никаких пересъемок.

После первой же трансляции получили много положительных отзывов: уроки смотрят даже в самых отдаленных селах. Записали уже 32. Чтобы ребята не уставали у экрана, телеуроки идут всего по 15-20 минут. Они полностью соответствуют школьной программе и повторяют структуру обычных занятий: повторение, объяснение, закрепление. Кстати, занятия смотрят и молодые педагоги - получается обмен опытом в необычном формате.

Кстати

По данным ФИРО РАНХиГС, 91,7 процента педагогов считают, что для онлайн-занятий нужно стабильное и устойчивое интернет-соединение. Но его нет почти у 35 процентов опрошенных. И лишь 61,2 процента респондентов имеют нормально оборудованное рабочее место: ноутбук, компьютер, планшет, онлайн-доску и т.п.

88,7 процента учителей сказали, что нужны банки цифровых образовательных ресурсов. Но такими располагают только 37,2 процента школ. И более 90 процентов педагогов испытывают потребность в методической поддержке при организации онлайн-уроков. Только 22 процента семей имеют стабильное и устойчивое интернет-соединение. А 5 процентов ребят вообще не имеют доступа к интернету: они фактически выпадают из образовательного процесса.

Подготовили Ксения Колесникова, Антон Валагин (Воронеж), Алена Ларина (Ростов-на Дону), Марина Ледяева (Ненецкий автономный округ)

В регионах Общество Образование Филиалы РГ Центральная Россия Филиалы РГ Юг России Филиалы РГ Северо-Запад ЦФО Воронежская область Воронеж ЮФО Ростовская область Ростов-на-Дону СЗФО Ненецкий АО Пандемия коронавируса COVID-19