Новости

29.04.2020 17:00
Рубрика: Общество

Рак не уходит на карантин

Детские онкологи сплотились, чтобы коронавирус не помешал лечению
Одни из самых уязвимых в условиях эпидемии коронавирусной инфекции - дети со злокачественными новообразованиями. Как противостоять злой напасти? Об этом обозреватель "РГ" беседует с заместителем директора НИИ детской онкологии и гематологии по науке и образованию Национального медицинского исследовательского центра онкологии имени Блохина Кириллом Киргизовым.
Кирилл Киргизов: Возросла роль телемедицинских консультаций, когда мы в онлайн-формате можем вести ребенка совместно со специалистами по месту жительства. Фото: Александр Корольков Кирилл Киргизов: Возросла роль телемедицинских консультаций, когда мы в онлайн-формате можем вести ребенка совместно со специалистами по месту жительства. Фото: Александр Корольков
Кирилл Киргизов: Возросла роль телемедицинских консультаций, когда мы в онлайн-формате можем вести ребенка совместно со специалистами по месту жительства. Фото: Александр Корольков

Кирилл, в зоне риска люди старшего возраста, пациенты с хроническими болезнями и особенно взрослые и дети, страдающие онкологией. Причем очевидно, что не столь страшна опасность заболеть, сколько опасность вовремя не получить помощь из-за ограничений в перемещении. Как отразилось закрытие границ стран, городов и организаций на деятельность онкологических клиник? Постоянно говорят, пишут о приостановке госпитализации и лечения. В том числе и больных детей. Это влияет и на настроение родителей. Какая обстановка в вашем институте?

Рак не может ждать. За последние недели прошло несколько уникальных оперативных вмешательств. И это спасенные жизни

Кирилл Киргизов: Работаем в штатном режиме. Хотя, конечно, введены ограничения, призванные не допустить инфицирования. Это и изоляция, и обработка дезинфицирующими растворами, и постоянный контроль дистанции между людьми, ношение масок, обработка рук родителями и медицинскими работниками. В отделениях строго контролируется вопрос перемещений.

Эти меры понятны. Они общеприняты. А мировые данные? Ведь уже есть определенный опыт по диагностике и лечению детей с онкологическими заболеваниями и COVID?

Кирилл Киргизов: Случаев, к счастью, не так много. Но уже готовы и постоянно обновляются рекомендации. Наш центр участвует в обмене данными со специалистами всего мира на специальной площадке, которую организовал детский глобальный альянс против детского рака "Сент-Джуд" и Международное общество детских онкологов. Напомню, что мы члены этих организаций. И значит на постоянной связи с коллегами. Делимся самым передовым опытом.

И о чем он, опыт, говорит?

Кирилл Киргизов: Прежде всего самое банальное: проще предотвратить, чем лечить. Говорит о том, что нельзя прерывать лечение основного заболевания и реабилитацию. И что лучше всего оставаться дома.

Эти принципы соблюдаются у вас в центре?

Кирилл Киргизов: Конечно. Более того, высокая активность работы сохраняется. Скажем, на данный момент госпитализировано такое же количество пациентов, что и в обычное, безкоронавирусное время. Персонал старается не допускать скученности, выдаются средства защиты.

Не приходится откладывать операции?

Кирилл Киргизов: Операции пациентам со злокачественными новообразованиями и подозрениями на них проводятся строго тогда, когда они необходимы. Скажу более: за последние недели прошло несколько уникальных оперативных вмешательств.

Например?

Кирилл Киргизов: Например, недавно заведующий отделением костных опухолей Аслан Дзампаев провел большую операцию по удалению опухоли таза с использованием 3D-реконструкции. Такие операции редки не только в России, но и в мире. По-прежнему наш центр принимает пациентов с ретинобластомой. Мы рассказывали об этом направлении в одном из номеров вашей газеты. Лечим детишек с опухолями щитовидной железы. Недавно нам удалось получить дополнительные объемы помощи для детей, которым требуется эндоскопическое удаление образований черепа. Эту работу возглавляет академик РАН Владимир Поляков.

А если говорить о других локализациях, то хотел бы рассказать об уникальном случае операции у ребенка с рецидивом опухоли яичника после нерадикальной операции, выполненной по месту жительства. Из-за бурного прогрессирования пришлось экстренно госпитализировать ребенка и выполнить радикальную операцию в нашем институте. Ее провел заведующий отделением Анатолий Казанцев.

Судьба ребенка?

Кирилл Киргизов: Выбрана правильная тактика лечения с оптимальной химиотерапией. Надеемся, что она поможет не допустить рецидива.

С ваших слов все так просто…

Кирилл Киргизов: Отнюдь! Команда врачей нашего центра это не только клиницисты, но и специалисты визуализации, патологии... По данному конкретному случаю многократно собирались обсуждения, материалы пересматривались не только в клиниках России, но и мира.

Надеюсь, в карантин не только операции проводятся?

Кирилл Киргизов: Не только. За последние несколько недель мы провели четыре трансплантации костного мозга. Тут появились новые технологии, которые стали доступны в нашем центре с начала года. Об этом подробно могла бы рассказать заведующая отделением трансплантации Наталья Сидорова. Рассказать, например, о том, как выполняется забор стволовых клеток периферической крови у совсем маленьких детей для последующей аутологичной трансплантации. Еще несколько лет назад в центре у таких детей выполнялся забор костного мозга в операционной. Или приходилось долго ждать. Но рак не может ждать, поэтому мы безотлагательно проводим подобные процедуры.

Ваши пациенты не только из России?

Кирилл Киргизов: Не только. После обсервации и многократных отрицательных тестов мы смогли принять пациентов из Сирии. В частности двух пациентов с лейкозом. Если не возражаете, я бы отметил работу с этими пациентами отделения гематологии нашего центра, возглавляемого Тимуром Валиевым. Пациентам проведено современное доскональное обследование. В том числе молекулярная диагностика. Такое в Сирии недоступно. Детям назначена персонифицированная терапия.

Прием зарубежных пациентов не влияет на госпитализацию российских детей?

Кирилл Киргизов: Ни в коем случае! Российских принимаем активно. В том числе по срочным показаниям. Так, буквально сегодня, перед встречей с вами, в отделение гематологии по срочным показаниям поступил ребенок из одного из регионов Центральной России. Мы понимаем, что все учреждения сейчас работают с большим напряжением, и стараемся как можно скорее принимать на госпитализацию детей.

Пациенты могут получать и консультативную помощь?

Кирилл Киргизов: Да. Хотя диагностические службы работают с большим напряжением, но очень качественно. Естественно, что особое внимание сейчас уделяется инфекционному контролю. В нашем НИИ работает специальная группа под руководством детского онколога Татьяны Горбуновой. Регулярно обсуждаем все сложные случаи совместно с главной сестрой института Ириной Аскеровой.

Стало очень трудно получать незарегистрированные препараты из-за рубежа. Даже если получены все необходимые разрешения

А закрытие границ?..

Кирилл Киргизов: Очень сложная проблема. Ведь закрытие не только между странами, но и регионами страны. Стало очень трудно получать незарегистрированные препараты из-за рубежа. Даже если получены все необходимые разрешения. Пациенты не могут поехать к себе домой из-за карантина всех приезжающих из Москвы. Тут требуется еще больше усилий. Так, возросла роль телемедицинских консультаций, когда мы в онлайн-формате можем вести ребенка совместно со специалистами по месту жительства.

А как быть родителям?

Кирилл Киргизов: Помнить, что без помощи их дети не останутся. Необходимо понимать, что нельзя отложить химиотерапию, оперативное лечение. Скажу словами своего учителя - директора нашего НИИ профессора Светланы Варфоломеевой: "Дети вне политики, вне стран. А теперь и вне эпидемии. Все должны получить помощь!"

Общество Здоровье Онкология: как победить рак Статьи и колонки Ирины Краснопольской