29.04.2020 07:42
    Рубрика:

    Как донская казачка стала звездой алтайской оперетты

    Солистка Алтайского государственного музыкального театра Юлия Башкатова часто поступает наперекор канонам и привычным рамкам. Многие сибиряки ищут счастья в столицах или на юге России, а выпускница Ростовской консерватории перебралась с Тихого Дона на берега Оби и ни разу об этом не пожалела. Не пожалели об ее приглашении и в местном музыкальном театре. Оперная певица по своей специальности, Юлия блестяще поет в опереттах, мюзиклах, сказках, дает сольные концерты, где проявляется и богатая палитра ее таланта, и темперамент донской казачки.
    Предоставлено Юлией Башкатовой
    Предоставлено Юлией Башкатовой

    В 2014 году вас приняли в штат Алтайского государственного музыкального театра. Как вы решились переехать в Сибирь? Кстати, в тот момент директором театра был Роман Ильин, и я помню, как он признался: "Наш дирижер потрясающую солистку нашел - лишь бы ее здесь удержать!"

    Юлия Башкатова: Попала я сюда благодаря ярмарке певцов, проходившей в Екатеринбурге. Там главный дирижер театра Евгений Захарович Гутчин услышал меня и пригласил в Барнаул. Это было неожиданно. Мама новость восприняла спокойно, а папа опешил: "Где это?" Посмотрел атлас: "Это же четыре тысячи километров от Ростова!" Мама проявила рассудительность: "Пусть едет, проверит себя - вернуться всегда сможет".

    Мне сразу же предоставили главные партии в спектаклях. Началось с "Принцессы цирка", а потом были "Летучая мышь", "Марица", "Баядера", "Цыганский барон". Меня это больше всего и подкупило - это были роли, которые даже не снились многим новичкам, в них можно буквально купаться в эмоциях. Да, я пела и танцевала, но в драматическом мастерстве была слабовата. По-настоящему меня раскрыли здесь, за что я благодарна главному режиссеру Константину Александровичу Яковлеву и его ассистенту Татьяне Геннадьевна Столбовской.

    Оперетта в Барнауле и в Ростове - две большие разницы. Там просто стоят и поют, а здесь живут на сцене. Эмоции и энергетика от совместной работы на сцене - вот за что я влюбилась в наш театр. Где-то могут гордиться люстрой за три миллиона, а у нас приоритеты творческие.

    А что касается вокала, то реализовать себя помогают сольные концерты. Я нашла единомышленника - заведующего постановочной частью музыкального театра Вениамина Геннадьевича Татаурова. Мы провели с ним ряд концертов классической музыки, а также сделали в прошлом году сольный концерт с песнями о Великой Отечественной войне, который мне очень дорог. Я готовилась выступить с ним на нынешний День Победы, но пришлось отложить на сентябрь. Импульсом к тому, чтобы сделать этот концерт, стала роль Риты Осяниной в мюзикле "А зори здесь тихие..." - спектакль на разрыв аорты. А я в нем еще руку сломала.

    Во время спектакля?

    Юлия Башкатова: В начале второго акта упала с пандуса и пела потом с покалеченной кистью. Мой партнер случайно взял меня за руку - вскрикнула от боли прямо на сцене. Скорая приехала: "Где травмированная?" - "Подождите немного - спектакль доиграет". Перелом оказался со смещением. Руку сломала в конце апреля, а в начале июня должен был состояться сольный концерт. Гипс только сняли, и я пела с еще неразработанной рукой. Когда пою военные песни, перед глазами встают картины из фильмов о Великой Отечественной. Один мой прадедушка пропал без вести на Курской дуге, другой дошел до Берлина.

    Донская казачка Башкатова очень любит лошадей. Фото: Предоставлено Юлией Башкатовой

    Есть выражение "Одесса - мама, Ростов - папа". Что значит быть ростовчанкой?

    Юлия Башкатова: Народ у нас горячий, темпераментный. Одно слово - южане. Это особенно заметно на контрасте с сибиряками. Сибиряки более спокойные, мягкие, теплые, открытые. Различия связаны с другим жизненным темпоритмом. В Ростове люди более резкие, за словом в карман не лезут. На Дону издревле жил свободолюбивый народ.

    В романе Шолохова "Тихий Дон" главный герой Григорий Мелехов мечется между женой Натальей и любовницей Аксиньей. Вам кто из них ближе?

    Юлия Башкатова: О-о-о, какой вопрос! Каждая по-своему близка. Наталья и Аксинья - собирательные образы замечательных русских женщин. А Григорий попал между двух огней.

    В Мелехова вы бы влюбились?

    Юлия Башкатова: Да.

    Сейчас можете назвать себя сибирячкой?

    Юлия Башкатова: Да, я полюбила зиму и мороз. В Ростове снег - это редкость, если он выпал, все сразу же снимают на телефон и выставляют в соцсетях.

    В Новосибирске несколько лет успешно работал проект "Силенциум". Трое выпускниц местной консерватории делали оригинальные аранжировки известных песен. В их клипе "Любовь, комсомол и весна" прекрасно поет солистка Новосибирской оперы Татьяна Костина. Не хотите попробовать что-то подобное?

    Юлия Башкатова: Думала об этом. Я люблю рок-музыку. С удовольствием сходила недавно на концерт Валерия Кипелова. Наизусть знаю много песен из старой доброй "Арии" - тексты у этой группы необыденные, глубокие. А любовь к року идет от папы. Мы с братом засыпали под песни рок-групп. "Пап, выключи музыку-то" - "Юля, это же колыбельная. Спи!"

    Оперный голос и рок - интересный синтез, многие его делают. Я бы тоже попробовала с достойными исполнителями.

    Ключевой вопрос

    Вы считаете себя донской казачкой?

    Юлия Башкатова: В моем характере есть стержень казачки - я жесткая по натуре. Это и мое горе, и мое счастье. Очень люблю свободу. Никогда не буду делать то, что противоречит моим жизненным принципам. Конечно, такой характер не очень помогает уживаться в коллективе и быстро строить карьеру. У меня все сложно происходит, но тем ценнее то, чего удается добиться. Внутренняя свобода рождает свободу творчества, свободу мыслей. Рамки не для меня. Если я в них попадаю, все равно нахожу способ вырваться.

    Голос на миллион

    Когда Юлия Башкатова еще занималась в музучилище, она пришла на предварительное прослушивание в консерваторию. Завкафедрой оперного пения Маргарита Худовердова спросила: "Ну и какой же голос вам ставят?" - "Драматическое сопрано". - "Деточка! Драматическое сопрано - это один голос на миллион. У вас его нет".

    Проучившись год в консерватории, Юлия после сдачи экзаменов узнала, что Маргарита Николаевна заявила ее педагогу Наталье Петровой: "У нее настоящее драматическое сопрано!".