30 апреля 2020 г. 11:37

"Я все написала честно. Моя совесть чиста"

Автор романа "Зулейха открывает глаза" рассказала, будет ли у него продолжение
На прошлой неделе на канале "Россия 1" завершился показ сериала "Зулейха открывает глаза" по одноименному роману Гузели Яхиной. Он вышел в свет еще пять лет назад, но после телеверсии произошел новый всплеск интереса к истории, описанной в романе. У "Зулейхи" отличный рейтинг на ТВ, сериал хвалят и критикуют. Что это было, разбирается "Родина".

О "картинке" и критике

"Зулейха открывает глаза" - роман о татарской женщине, чья семья была раскулачена и сослана на Ангару. Прообразом Зулейхи стала бабушка Гузели - Раиса Шакировна. Ей было семь лет, когда всю семью из Сабинского района Татарии сослали в Сибирь…

Книга Яхиной - одна из самых читаемых и продаваемых в течение этих пяти лет. И все же такого резонанса, как после выхода сериала на экраны, не было. 

- После выхода романа в 2015 году, я уже слышала критику, хотя ее было меньше, - сказала Яхина в прямом эфире "Библионочи". - Уже тогда я примерно поняла спектр критических замечаний, была польщена что известные критики написали о романе. 

По словам Яхиной, пять лет назад критические голоса из Татарстана касались "национального и религиозного аспектов", говорилось, что "роман не должным образом рисует образ татарской женщины, матери". Звучали и противоположные обвинения: 

- То картинка репрессий слишком нарядная и простая, да еще и героиня обретает счастье в системе ГУЛАГа. То говорилось, что очерняются достижения сталинского периода. Но я очень честно все написала, основывалась на историческом материале. И совесть моя чиста.

Яхина также рассказала, что изначально был вариант съемок, в котором герои, говорившие на татарском, и в фильме говорили бы по-татарски с субтитрами на русском: "Это было бы честно, но вглядываться в буквы зрителю - некомфортно. От этого варианта отказались. Оставили чистую русскую речь и вкрапления татарской".

О режиссерской работе и игре Хаматовой

Многие отмечают, что фильм, который снял режиссер Егор Анашкин, отличается от произведения. Но иначе вряд ли было возможно. У людей часто возникает ошибочное мнение, что экранизация должна четко соответствовать книге, говорит писатель, литературный критик и редактор отдела культуры "Российской газеты" Павел Басинский: 

- Например, многие мои знакомые ругали фильм "Географ глобус пропил". Но Александр Велединский снял его по мотивам произведения Алексея Иванова, который такую режиссерскую версию принял. И "Зулейха" - это сильная режиссерская и операторская работа. Правда, у меня возникает зрительский дискомфорт, когда вижу Чулпан Хаматову в образе Зулейхи. Чулпан - потрясающая актриса, но она стала слишком узнаваемой фигурой. Возможно, режиссеру стоило искать не столь медийную актрису. Как поступил, например, Андрей Смирнов, пригласивший на главную роль в фильме "Жила-была одна баба" неизвестную до этого Дарью Екамасаову. 

- Я безмерно рада, что именно Чулпан сыграла роль Зулейхи. Считаю, это лучшая ее роль, - говорит уже Яхина. 

При этом Басинский отмечает, что возникшие после выхода сериала споры, в чем-то пойдут на пользу. Вновь будет всплеск интереса к книге. "Кино пропагандирует литературу, - говорит критик. - Она все равно первична. И если у кино нет хорошей литературной основы - это плохое кино".

Кстати, Басинский составил свою "карантинную" анкету, на вопросы которой отвечают известные писатели. Это уже сделали Евгений Водолазкин, Захар Прилепин, Роман Сенчин. 

- Недавно на вопросы ответила - чуть не сказал Зулейха - и Гузель, - улыбается Павел. - Ее анкета вскоре появится на сайте rg.ru. 

О молчании и праве вето

Сама Гузель Яхина довольна работой режиссера над фильмом и хвалит Анашкина, в том числе, за то, что "смог сохранить баланс между черным и белым": 

- Хотя фильм не очень легкий, тона не радужные. Люди проходят суровые испытания… Но тут же показана и тема материнства, и тема любви, и тема дружбы и человечности. И потом всю первую серию Зулейха молчит. Это очень смелый шаг и для режиссера, и для актрисы, и для канала. Длинные молчаливые сцены - это инструмент большого кино. Я могла только переживать, каким оно будет. Влиять - не могла, хотя дважды читала сценарий по просьбе канала. При этом у меня не было права вето. 

Для автора романа было важно, чтобы мелодрама, которая вышла на экране, полностью не заслонила "голос большой истории", потому что это история не только о страдании женщины и мужчины, а о трагедии советского крестьянства. Режиссер проводит эту линию при помощи закадрового голоса, называющего, например, количество раскулаченных и сосланных.

О пуговицах и высшем пилотаже

Гузель говорит, что написать про ранние советские годы, про 1920-е и 1930-е, ей легче, чем о дореволюционных 1915-м или 1916-м. "Мое чувство времени прикрепилось к ранним советским годам и там неплохо себя чувствует", - объясняет она.

- Когда рассказываешь исторический сюжет, важно, чтобы читатель поверил, - рассказывает Яхина. - Важно соблюсти факты, все, что связано с предметами быта. Это можно сделать, штудируя материал. Чтобы понять, из чего были те же пуговицы на одежде, к которым всегда придираются. Но гораздо сложнее написать диалог почти столетней давности. О чем люди мечтали, чего боялись. Вот это - высший пилотаж при написании исторического романа.

К тому, что финал фильма (Зулейха и ее сын Юзуф встречаются в Казани через несколько лет после того, как он покинул поселок Семрук и уехал учиться в Ленинград) совсем не такой, как в романе, Гузель относится спокойно. 

Яхина объясняет это тем, что автор романа может поставить многоточие, а автор фильма - нет. Ему надо дать понять зрителю, что стало с героями:

- Но продолжения романа не будет - и так в фильме линия продлена. Так что можно сказать, что точка в судьбах поставлена.