Новости

02.05.2020 13:47
Рубрика: Культура

Как балетная труппа Музыкального театра продолжает работать дома

В условиях приостановки театральной деятельности артисты балета остались не только без спектаклей - руководители всех балетных компаний озабочены проблемой сохранения профессиональной формы танцовщиков. Удержать ее без ежедневных классов и репетиций в домашних условиях практически невозможно. О том, как решает проблему театр имени Станиславского и Немировича-Данченко, рассказывает педагог-репетитор Наталья Ледовская.
 Фото: Карина Житкова  Фото: Карина Житкова
Фото: Карина Житкова

Вы отправились в самоизоляцию незадолго до планировавшейся мировой премьеры балета "Aurea" Гойо Монтеро. Есть ли надежда, что в будущем мы увидим этот спектакль или он отменен?

Наталья Ледовская: Конечно, увидим! Все остановилось практически перед премьерой. Была проделана огромная работа, люди были готовы. Это очень сложно: когда много репетируешь, самое важное - дата премьеры, вся жизнь планируется исходя из нее. Теперь же все нужно будет начинать почти сначала.

Считается, что если артист балета не занимается день, то для компенсации пропуска нужно два. Сейчас спектакли не идут уже два месяца. Как вы считаете, сколько времени понадобится танцовщикам, чтобы восстановить форму? Ведь таких долгих простоев у театров практически не было.

Наталья Ледовская: Мы знаем, что во время Великой Отечественной войны театры работали в очень тяжелых условиях, но все равно люди восстанавливались и танцевали, становились великими артистами. Конечно, с тех пор многое изменилось. Я считаю, что восстановление - вопрос индивидуальный, все зависит от "физики" конкретного человека. Есть ребята - я знаю таких лично - кто возвращается в балет даже после армии, даже танцует потом сольные партии. Да что далеко ходить: я уходила в декретный отпуск, пропустила из-за него практически год, а через два месяца после возвращения танцевала Жизель. Второго ребенка родила в сорок лет и снова вернулась, продолжала танцевать, вела балеты. Но знаю, что это удается далеко не всем. Вероятно, здесь важно сочетание природы, физических данных, целеустремленности. Нашим ребятам, конечно, потребуется время, но все же не придется восстанавливаться с нуля - мы продолжаем заниматься. Конечно, уроки дома, когда нет нормальных условий, зала, где можно прыгать, - это совсем не то. Но после того как я недавно посмотрела фильм про фигуристов, понимаю, что нам все же повезло - хотя бы не нужны коньки и лед.

Как в театре возникла идея организовать для артистов онлайн-классы?

Наталья Ледовская: После того, как мы оказались дома и погрузились в интернет, все увидели, что лондонский Ковент-Гарден, Балет Сан-Франциско, Национальный балет Нидерландов и многие другие западные труппы сделали для своих танцовщиков классы в компьютере. Я лежала на диване, смотрела эти классы, довольно сильно отличающиеся от наших, и думала, как это здорово. Была даже мысль самой заняться чем-то подобным, но решила, что сейчас, когда можно позаниматься через интернет у Тамары Рохо (арт-директор Английского национального балета), Владимира Малахова, педагогов парижской Оперы, это не имеет смысла. И осталась на диване. Но тут же мне позвонили из театра: "Лоран (Илер, худрук балетной труппы - прим. "РГ") спрашивает, было бы тебе интересно - это не обязаловка, а именно предложение - давать классы для наших артистов?" Я так обрадовалась! Человек я активный, неделями лежать и отдыхать мне неинтересно. Тем более когда это предлагает театр, а не моя самодеятельная инициатива. Но обрадоваться-то я обрадовалась, но вдруг поняла: это же новые технологии! В которых я ничего не понимаю. Мои коллеги прекрасно знают, насколько сложны мои отношения с техникой, и думаю, что они были в шоке, когда я создала группу и появилась в Zoom. Да я сама была в шоке от себя! Поэтому очень благодарна Лорану, что он мне предложил эту работу, иначе я бы не вышла из привычных рамок, никогда бы не разобралась в преподавании через интернет и думала бы, что прекрасно обхожусь и без этого. А оказалось, в этом много нового, это интересно. А главное, мои сомнения тут же развеялись: театр повесил объявление в нашей внутренней группе в Фейсбуке, а от одного к другому информация разлетелась дальше. Мне стали писать артисты из парижской Оперы, из Германии, пришла Маша Кочеткова, которая сейчас работает в Копенгагене, Таня Мельник и Диана Косырева из Будапешта - образовалась интернациональная группа. И, конечно, занимаются наши артисты. Мы делаем не только станок, но и середину, маленькие прыжочки, а с девочками даже занимаемся на пальцах и берем вариации - из "Дианы и Актеона", "Лебединого озера", "Корсара".

Фото: Карина Жидкова

Когда в первые дни изоляции я увидела в трансляциях из противоположных концов света, как люди вертят пируэты на бетоне и паркете, то испугалась, что весь балет не сохранит форму, а перекалечится…

Наталья Ледовская: Вот-вот! Станочек можно сделать, держась за табуретку, холодильник, шкаф. В первые дни, конечно, никто не предполагал, что это так растянется. Думали недельку-другую перетерпеть. А когда все стало затягиваться, начали покупать домой станки, профессиональный линолеум. Спасибо нашей дирекции - у нас в большом репетиционном зале недавно решили стелить новый линолеум и старый, очень удобный, сейчас нарезали и раздают домой артистам. Потому что станка недостаточно, нужно выходить на середину, а девочкам поддерживать пальцы. Когда делаешь станок и даже середину, работает одна группа мышц. Чтобы задействовать другие, нужны прыжки, вариации. Тогда ноги по-другому работают, и форма совершенно другая. Поэтому я как-то ухищряюсь, переделываю вариации - у большинства дома для занятий не больше метра на метр.

В театре классы проходят с живой музыкой, под рояль. А онлайн - под счет?

Наталья Ледовская: Ни в коем случае! Класс дома - это и так тягостно, а если еще не будет музыки, которая нас вдохновляет, мы сойдем с ума и не будем хотеть заниматься. Опять же, мы сейчас пробуем технологии. Театр сразу предоставил для наших классов концертмейстера. Но через Zoom с концертмейстером хорошо, если он был бы рядом со мной. А когда мы в разных местах, ребята говорят: если играет музыка и я в это время делаю замечания, то не слышно музыки, звук переходит на меня. А если говорю я и включается музыка, то не слышно меня. Так что ищем варианты. Сейчас сидели три дня с нашим концертмейстером Дмитрием Пресманом, подбирая музыку, и записали специально для занятий диск.

Вы не просто диктуете движения и их порядок, но проверяете каждого, как на уроке в театре?

Наталья Ледовская: А как же, иначе смысл какой! Пока что я слежу за каждым в телефоне, делаю всем персональные замечания. Но муж сейчас занят тем, чтобы сделать для меня трансляцию в телевизоре. Думаю, еще месяц, и мы освоимся в интернете не хуже, чем в зале.

Поддерживает ли связь с труппой Лоран Илер, уехавший отбывать изоляцию домой во Францию?

Наталья Ледовская: У нас была онлайн-конференция, потому что мы все соскучились друг по другу, хочется пообщаться, увидеться. Он, как и мы, не знает, сколько эта ситуация продолжится. Рассказал нам, что на Западе все спектакли уже отменены до сентября. А теперь я высылаю Лорану ссылку, и он тоже заходит на наши классы. Видимо, нам в ближайшее время предстоит общаться только через Zoom и Facebook. Я поражаюсь нашим ребятам, они молодцы. Самое тяжелое сейчас - отсутствие мотивации. Если не представляешь, когда можно будет выйти на сцену, очень трудно удерживать себя в форме. Но артисты каждый день приходят ко мне. Иногда отпрашиваются и говорят, что хотят позаниматься у западных педагогов - и я их прекрасно понимаю, это уникальная возможность. Я стараюсь продумывать классы так, чтобы было весело, непринужденно и интересно. Мы все поддерживаем друг друга, как можем. Продолжаем танцевать.

Культура Театр Танец