Новости

05.05.2020 21:47
Рубрика: Культура

Баржа сокровищ

Бесценные музейные коллекции могли погибнуть 25 июля 1941 года
Об этом и других малоизвестных эпизодах рассказывают сотрудники Исторического музея.

Накануне войны в фондах ГИМа числилось два миллиона единиц хранения. Наиболее ценные коллекции были эвакуированы на восток страны: сначала в небольшой волжский город Хвалынск (близ Саратова), затем в Омск и Кустанай.

24 июля 1941 года коллекции, упакованные в 932 ящика, были перевезены в Южный порт.

27 июля 1941 г. на барже № 1717 отправилось в эвакуацию "Государственное хранилище № 1". На этой же барже находились коллекции Биологического и Этнографического музеев, Музея революции, Музея Восточных культур, а также наиболее редкие и ценные книги ГИМ, Библиотеки им. Ленина, Исторической, Иностранной литературы и др.

Сотрудники, уехавшие в эвакуацию, потеряли московское жилье

Из воспоминаний Н.П. Зверевой: "27 июля мы отплыли от Южного порта Москвы. Баржа тихо отошла от причала, тянул ее небольшой буксирчик "Чибью". Около 21 часа - большой налет на Москву фашисткой авиации. Буксир подвел баржу к берегу и спрятался в извилину реки (он был закамуфлирован ветками). Это произошло в районе Люберец. Вокруг нас пылали пожары, потом оказалось, что это горели склады дров, копны сена... И вот вдруг прямо над нами зажглись и повисли две осветительные ракеты, замолк шум моторов, и мы подумали, что это наш конец… Самолет опять зашумел мотором, ракеты погасли, и над нами стало тихо".

"На следующую ночь какое-то небольшое суденышко наскочило на нашу баржу и пробило большое отверстие в ее носовой части. Удалось быстро заделать пробоину..."

В дороге многие заболели малярией и простудой, некоторые получили обморожение. В Кустанае Госхранилище разместилось в каменном здании Облфинотдела. Здесь прошли три года эвакуации.

Из письма А.Я. Брюсова о жизни в Кустанае: "Стоят жестокие морозы в 25-30 градусов. Нет валенок, нет шуб, и купить это почти невозможно, т.к. пара валенок стоит 600 рублей. Я уже отморозил себе ноги и нос и хожу в повязке по дому, не выходя на улицу".

Многие недоедали; чтобы выжить, продавали или обменивали последние вещи. Весной работали на огородах, которые им выделил город, трудились в поле, копая целину.

При едва тлеющей керосиновой лампе писала главы своей кандидатской диссертации М.М. Постникова... Особенно тяжело хранителям было в зимние месяцы. Жили, не снимая шуб, спали в сырых постелях, часто на голой фанере. Но все жили очень дружно: помогали друг другу чем могли; делились последним куском хлеба, выхаживали больных; вместе отмечали праздники и оплакивали погибших.

Почти все сотрудники, уехавшие в эвакуацию, потеряли московское жилье, а часто и прописку.

Осенью 1944 года правительство решило вернуть коллекции в Москву. Кустанайцев встречали как героев. Все музейные коллекции вернулись обратно - их спасли преданные музею люди.

Еще больше самых разнообразных, а подчас и просто невероятных исторических фактов вы сможете узнать на сайте музея.

Культура Арт Музеи и памятники Общество История Вторая мировая война 75 лет Великой Победы