Новости

08.05.2020 21:36
Рубрика: Культура

К 75-летию Победы музеи решили рассказать о своем военном прошлом

Истории музеев во время войны не то чтобы не неизвестна, но в фокусе внимания оказывается чаще тогда, когда заходит речь о потерях в военное время. Исчезнувшие сокровища (надежда найти которые никогда не исчезает окончательно) влекут зрителей больше, чем экспонаты в музейных залах, которые, кажется, тут вечно. Кроме того, музейщики в силу своей профессии гораздо больше озабочены пополнением коллекции и даже в военное время не забывают о том, что печальное настоящее когда-то обретет благородную патину прошлого, что засверкает в блеске победных салютов.
 Фото: https://shm.ru/  Фото: https://shm.ru/
Фото: https://shm.ru/

Не привыкшие к публичной славе, они просто делали свое дело в любых обстоятельствах. Так, научная сотрудница и заведующая отделом оружия Исторического музея Мария Михайловна Денисова (1887-1961) вспоминала, что во время войны возила через всю Москву в музей свои трофеи, приводя в ужас милиционеров. Однажды ее задержал патруль, обнаружив, что закутанная в платок уставшая женщина везет на санках пулемет. Мария Михайловна тащила его в музей через всю Москву из Химок. Может быть, я ошибаюсь, но почему-то думается, что задержали ее где-то на подступах к родному музею, недалеко от Кремля.

Но сегодня сама история жизни музеев во время войны вызывает все больший интерес. И к 75-летию Победы музеи решились рассказать о страницах своего военного прошлого. Речь пойдет о специальных проектах трех музеев, которые открыли часть своих архивов времен войны, выложив их на сайтах-сателлитах.

Исторический музей

На сайте Исторического музея, созданного к 75-летию Победы, шесть разделов, рассказывающих об эвакуации основной части экспонатов, жизни музея в Москве, о том, как спасали собор Василия Блаженного, филиал ГИМа во время войны, рассказ о сотрудниках музея, а также некоторые их письма. Но один раздел назван просто "Таманский саркофаг".

Какое отношение к войне имеет пятитонный саркофаг, обнаруженный во время раскопок в 1916 году на Таманском полуострове близ Анапы, на первый взгляд, не очень понятно. Саркофаг, созданный в IV-III веках до н.э. в одном из греческих городов Малой Азии, к 1941 году пережил двадцать три столетья и впечатлял всех, кто его видел, изяществом и простотой. Немцам, которые захватили Таманский полуостров в начале войны, он тоже понравился. И они переправили его в Керчь, намереваясь, видимо, подготовить к отправке в Германию. Но до мая 1944 так и не собрались - Восточный фронт был, как всегда, слишком непредсказуемым. Тем не менее они позаботились о судьбе саркофага, спрятав его в Мелек-Чесменском кургане, в склепе, который также служил бомбоубежищем для высших чинов. Впрочем, отступая, поступили, как вандалы. Когда входящие в Чрезвычайную госкомиссию советские офицеры открыли саркофаг, то обнаружили в неповрежденном ящике изрешеченный из автоматов древнегреческий памятник, испачканный к тому же несмываемым тавотом. Крышка саркофага была разбита на куски - позже насчитали 1670 обломков.

Дикая история, конечно, но в духе войны. Оказавшись жертвой войны, саркофаг вошел в списки вновь обретенных сокровищ, которые нужно реставрировать. И в июле 1944 года ГИМ получил разрешение на вывоз в Москву этого памятника античности. Доставить его было поручено археологу Наталье Валентиновне Пятышевой (1907-1984). Наталье Валентиновне было 37 лет, и она была научным сотрудником отдела учета. И она отправилась в Керчь вывозить саркофаг. Одна. Керчь и Крымский полуостров был в руинах, еще работали саперы, в общем-то война не слишком далеко ушла в прошлое.

Самое интересное, что она его вывезла. В разгар войны добилась, чтобы ей выделили двадцать (!) саперов и отдельный вагон для транспортировки саркофага в Москву. Причем явно проявила женскую хитрость, которой славились еще древнегреческие богини. В сопровождающих документах было написано, что в ГИМ везут "гроб металлический с покойником". Кто был тем дорогим покойником, для которого выделили целый вагон, история умалчивает. Все бы хорошо, но в Москве железнодорожники, открыв вагон, изумились, обнаружив вместо "гроба металлического с покойником" ящик мраморный без кого бы то ни было внутри. Переговоры, на которых железнодорожники требовали трехкратной компенсации от музея, едва не зашли в тупик, но в конце концов саркофаг как-то вызволили.

Но на этом путешествие саркофага не кончилось. Если на его отправку из Керчи потребовалось пять суток, на путь до Москвы - неделя, то на подъем с первого этажа ГИМа на второй - более двух месяцев. К концу 1944 он нашел свое место в зале Боспорского царства. Его реставрировал ученый А.Д.Чиварзин, помогала ему Пятышева.

Так что, когда музеи откроют, не забудьте заглянуть в зал Боспорского царства и найти античный мраморный саркофаг, признанный ЮНЕСКО памятником мировой культуры. Он многих пленяет изяществом и простотой.

Музеи Московского Кремля

Знаете ли Вы, настоящие ли рубины в ордене "Победы"? Чем он напоминает царские награды? Куда вывозили из Мавзолея тело Ленина? Как спасали Благовещенский собор во время войны? Как маскировали Кремль? И где во время войны мылись жители Кремля, включая высший состав?

Документы, воспоминания участников охраны Кремля, удивительные судьбы реставраторов Музеев Кремля, рассказы о спецпроектах открывают удивительные детали не только музея, но и жизни кремлевских обитателей.

Они тем интереснее, что во время войны именно в Московском Кремле был фактически реальный штаб, определявший политическую, военную и экономическую стратегию страны во время войны. Здесь были рабочие кабинеты большинства членов Ставки Верховного Главнокомандования (ВГК) и Государственного комитета обороны (ГКО). Здесь же формулировались позиции и предложения СССР для Ялтинской и Потсдамской конференции "Большой тройки".

Более того, невероятно, но во время Отечественной войны основные функции Кремля как защитного сооружения вновь оказались востребованы.

С начала войны охрана Московского Кремля была возложена на Управление коменданта Московского Кремля (УКМК). Гарнизон Московского Кремля был, в сущности, не очень большой. В него вошли Полк специального назначения, расквартированный в Кремле, отдельный офицерский батальона, отдельная транспортная рота (позднее автотранспортный батальон) и военно-пожарная команда. Кроме гарнизона в УКМК входили еще отдельные комендатуры правительства, Большого Кремлевского дворца, Мавзолея Ленина и Оружейной палаты.

Уже в сентябре 1941 рассматривалась возможность боев на территории Кремля. По крайней мере Кремлевский гарнизон начал подготовку к таким оборонительным боям. А еще раньше, с конца июля, здесь же началась подготовка истребительных групп для борьбы с танками (2-3 человека на отделение). К сентябрю за каждым подразделением гарнизона был закреплен участок обороны. Две зенитные батареи в скверике около 14-го корпуса должны были защищать Боровицкую, Троицкую, Никольскую и Спасскую башню. На крышах кремлевских зданий были точки зенитных пулеметных расчетов.

Параллельно рассматривалась возможность минирования правительственной и кремлевской АТС, водонасосной и тепловой станций, электрической подстанции, бомбоубежища. 10 октября 1941 года комендант Московского Кремля сообщил в НКВД СССР о готовности к минированию, запросив четыре тонны взрывчатки. Но решение о минировании Кремля принято не было.

Вариант эвакуации правительства также рассматривался. Он прорабатывался с середины июля на всякий случай. В середине октября этот случай, казалось, настал. 15 октября 1941 года в связи с резким обострением положения руководство 1-го отдела НКВД СССР совместно с УКМК НКВД СССР подготовили план обеспечения охраны на случай спешного отъезда руководства государства из Москвы. К 20 октября маршрут: Москва - Горький - Куйбышев общей протяженностью 1330 километров был окончательно проработан. Этот вариант предусматривался при эвакуации Советского правительства из Москвы на автомобилях. Готовность к движению по этому варианту была определена на 29 октября. Однако этот документ так и остался проектом. Он не был подписан и утвержден.

Вместо этого 20 октября было принято постановление ГКО "О введении в г. Москве осадного положения". С этого момента Кремль практически полностью закрывался на ночь до 6 утра. До 6 ноября, торжественного заседания Московского совета депутатов трудящихся и ГКО на станции "Маяковской" в честь годовщины Великой Октябрьской социалистической революции, и военного парада 7 ноября, оставалось ровно две недели. О том, как проходила подготовка к этому заседанию и параду, можно прочесть на сайте.

Не забыли ни о противовоздушной обороне, ни о 35 медицинских постах, ни о десятке санитарных автомобилей, ни о пожарных командах… Единственное, о чем не подумали, так это о кинохронике. Но через неделю решили заснять сюжет для истории. 14 ноября четырнадцать сотрудников Союзкинохроники и радиокомитета, от плотников и осветителей до операторов и звукотехников, собрали точную копию трибуны мавзолея В.И.Ленина из деревянных покрашенных заготовок в Свердловском зале (нынче - Екатерининский) первого корпуса Кремля. Установили осветительные приборы, кинокамеры, микрофон. А 15 ноября после репетиций была сделана запись выступления Сталина, вошедшая потом в фильм "Парад наших войск на Красной площади в Москве 7 ноября 1941 года".

ГМИИ им. А.С.Пушкина

Музей - место встречи прошлого и настоящего. Проект Пушкинского "Другая война" - это место встречи прошлого и будущего. Сайт, подготовленный к 75-летию Победы в Отечественной войне, состоит из двух частей: "Факты" и "Взгляд". "Факты" предлагают виртуальное путешествие по залам постоянной экспозиции основного здания: из сегодняшнего дня - в прошлое. Архивные документы, личные дневники, письма и фотографий. Во второй части проекта участники направления "Пушкинский.Youth" представляют личное переживание музейной истории. Все тексты, видео, аудиозаписи, рисунки, анимация, планы залов подготовлены тинейджерами.

Сказать, что это захватывающе интересный проект, пожалуй, мало. Это умный, отлично придуманный и точно сделанный проект, аналогов которому я лично не знаю. И еще - он живой. Здесь магическим образом оживает все: от фотографии статуи Давида, в уста которого в анимации вкладывается реплика "Только попробуйте меня разобрать!" до чисел. В разделе "Детали" не пропустите раздел "Математика". Кликаешь на число 20, и получаешь: "20 сантиметров толщиной был лед в кабинете заведующего отделом Древнего Востока Всеволода Владимировича Павлова. Такой толщины в среднем зимний лед на Байкале". Нажимаешь на число 80 - узнаешь, что "80% помещений музея не отапливалось".

Неудивительно, что музейная жизнь была сосредоточена в служебных помещениях, где раньше находилась директорская квартира, а затем залы художников Барбизонской школы, которые сотрудники между собой называли "Барбизоном". Там и установили временные печи из кирпича, а железные трубы вывели в окна. В "Барбизоне" проводились заседания, совещания, заслушивались доклады, научные сотрудники вели учетную документацию и занимались научной работой, дежурные отдыхали между осмотрами.

Но мороз плохо переносили не только сотрудники, но и египетские мумии.

Заведующий отделом Древнего Востока Всеволод Владимирович Павлов, опасаясь за сохранность мумий, пригласил профессора, "мумийного доктора". Доктор медицинских наук Сергей Руфович Мардашёв вынес вердикт - перенести мумии в отапливаемый "Барбизон". Так все вместе и зимовали. Сохранилась легенда, изустно передаваемая поколениями музейщиков. Случилось так, что в какой-то момент в помещении никого не оказалось, а печь начала сильно дымить, и возникла угроза пожара. Вдруг раздался сильный стук в дверь изнутри... Решили, что мумии спасли музей.

В регионах Культура Арт Музеи и памятники Филиалы РГ Столица ЦФО Москва 75 лет Великой Победы