1 мая 2020 г. 11:00
Текст: Семен Экштут (доктор философских наук, ведущий рубрики Ex Libris "Родины")

Ленинградский рубеж для двоих

Десять переломных дней в отношениях Сталина и Ворошилова
Эта книга разочарует любителей исторических мифов и скороспелых сенсаций. Будут вынуждены скорректировать свой обличительный пафос и те, кто привык сетовать на закрытость российских архивов.
А. Герасимов. И.В. Сталин и К.Е. Ворошилов в Кремле. 1938 год.
А. Герасимов. И.В. Сталин и К.Е. Ворошилов в Кремле. 1938 год.

Выпущенный издательством "Политическая энциклопедия" 735-страничный том "Оборона Ленинграда. 1941-1945. Документы и материалы" содержит 281 архивный документ. Более 80% из них вводятся в научный оборот впервые. Причем в листах использования целого ряда дел вообще отсутствуют записи: более 70 лет их никто не держал в руках.

Ответственным редактором книги и автором большой вступительной статьи является Андрей Константинович Сорокин - директор РГАСПИ и ведущий рубрики журнала "Родина".

Исследователь, внимательно прочитавший новую книгу, будет вознагражден. Он сможет, в частности, непредубежденно посмотреть на роль Верховного Главнокомандующего в Великой Отечественной войне. "Сталин во многих ситуациях выглядит не совсем привычно. Оказывается, это не он гонит в штыковую советских пехотинцев, оказывается, это он раз за разом требует от командующих фронтами беречь живую силу"1. Чтобы читатель убедился в справедливости этого утверждения, процитируем несколько наиболее интересных документов уникального сборника.

Всего десять дней из 1418 дней войны и 872 дней обороны Ленинграда.

"Оборона Ленинграда. 1941-1945. Документы и материалы". 2019 год.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

"Ставка не может мириться с настроениями обреченности..."

17 августа 1941 года. 57-й день войны. Немецкие войска, двумя днями ранее ворвавшиеся в Новгород, заняли Нарву. Это 134 км по прямой от Ленинграда. Над городом нависла реальная опасность сдачи. Сталин и начальник Генерального штаба маршал Борис Михайлович Шапошников посылают главкому Северо-Западного направления маршалу Ворошилову и члену Военного совета Жданову телеграмму:

"Ликвидировать эту опасность вполне возможно, так как у немцев сил здесь немного, а подброшенные на помощь новые три дивизии при умелом руководстве могли бы ликвидировать опасность. Ставка не может мириться с настроениями обреченности и невозможности предпринять решительные шаги, с разговорами о том, что уже все сделано и ничего больше сделать невозможно"2.

На этот справедливый упрек Ворошилов отвечает созданием добровольческих рабочих батальонов с допотопным вооружением. Ополченцев снабдили устарелыми ружьями, пиками и кинжалами. Это была вынужденная мера. В Ленинграде с современным стрелковым вооружением дело обстояло из рук вон плохо. С его нехваткой столкнулись и моряки Балтийского флота. "Чтобы как-то выйти из положения, командиры кораблей прибегали иногда к кустарному изготовлению холодного оружия - ножей, кинжалов, сабель, - вспоминал нарком ВМФ адмирал Н.Г. Кузнецов. - ...Никто еще не думал, что придется послать на фронт так много моряков. Но угроза Ленинграду с суши нарастала и требовала мобилизации всех сил"3.

Вспомнив опыт Гражданской войны, маршал Ворошилов предлагает рабочим выбирать своих батальонных командиров. Маршал бесцельно тратит драгоценное время на мелочи, забывает о главном и упускает организацию артиллерийской обороны Ленинграда. Мощная артиллерия Балтийского флота никак не используется при обороне города. Своевременно не осуществляется эвакуация населения и промышленных предприятий города.

Реакция Сталина корректна по форме. И очень жесткая - по сути.

Все решали считаные недели - от объявления войны и мобилизации до полной блокады Ленинграда. Фото: РИА Новости

ДЕНЬ ВТОРОЙ

"Вы просто неорганизованные люди..."

22 августа 1941 года. 62-й день войны. Уже началась оборона Ленинграда на ближних подступах к городу. Во время переговоров по прямому проводу Сталин дал руководителям обороны Ленинграда наглядный урок оперативного искусства и политграмоты:

"Такую оборону нельзя признать удовлетворительной... Мы думаем, что оборона Ленинграда должна быть прежде всего артиллерийская оборона. Нужно занять все возвышенности в районе Пулково... Если не хватает армейской артиллерии, вы могли бы снять с судов артиллерию и установить во всем окружении Ленинграда.

... Ссылка на вашу перегруженность смешна. Мы не менее вас перегружены. Вы просто неорганизованные люди и не чувствуете ответственности за свои действия, ввиду чего и действуете как на изолированном острове, ни с кем не считаясь.

...Немедленно отмените выборное начало, ибо оно может погубить всю армию. Выборный командир безначальный, ибо в случае нажима на избирателей его мигом переизберут. А нам нужны, как известно, полновластные командиры. Стоит ввести выборное начало рабочих батальонов, оно сразу распространится на всю армию, как зараза"4.

Выборное начало в народном ополчении незамедлительно ликвидировано.

Все решали считаные недели - от объявления войны и мобилизации до полной блокады Ленинграда.

ДЕНЬ ТРЕТИЙ

"У вас любят жить и работать по-цыгански..."

26 августа 1941 года. 66-й день войны. Несколькими днями ранее немцы захватили Чудово и перерезали Октябрьскую железную дорогу. Затем взяли Любань. Красная армия оставила Московское шоссе и отошла к северу. Командующий войсками фронта генерал-лейтенант Маркиан Попов, чтобы срочно заткнуть дыры в прорванной обороне, просит у Ставки прислать две дивизии из вновь формируемой 52-й резервной армии генерал-лейтенанта Николая Клыкова.

Армия Клыкова существует только три дня. Сталин знает это и отвечает отказом:

"Дивизий Клыкова передать не можем, они совершенно сырые, несколоченные, и было бы преступно бросать их на фронт, все равно разбежались бы, а технику сдали бы врагу. ...Если бы ваши люди умели работать по плану, и недели две назад в порядке предвидения потребовали от нас 2-3 дивизии, сейчас они были бы готовы для вас, но вся беда в том, что у вас любят жить и работать по-цыгански, из дня в день, не заглядывая вперед"5.

В этот же день Сталин (взбешенный, судя по стилистике ответа) впервые прибегает к ручному способу организации обороны Ленинграда. И подписывает постановление Государственного комитета обороны N586, утверждающее мандат наркому иностранных дел В.М. Молотову, секретарю ЦК ВКП(б) Г.М. Маленкову, наркому ВМФ адмиралу Н.Г. Кузнецову, уполномоченному ГКО СССР в Ленинграде А.Н. Косыгину, генерал-полковнику авиации П.Ф. Жигареву и генерал-полковнику артиллерии Н.Н. Воронову. Поименованные руководители наделяются чрезвычайными полномочиями и вылетают в Ленинград "для рассмотрения и решения ... всех вопросов обороны Ленинграда и эвакуации предприятий и населения"6.

В мемуарах Главного маршала артиллерии Николая Николаевича Воронова сохранился выразительный рассказ об этой служебной командировке:

"К моему удивлению, город продолжал жить очень спокойно. Можно было подумать, что бои разворачиваются на ближних подступах к Берлину, а не под стенами Ленинграда. К эвакуации населения еще не приступали. Здесь явно недооценивали угрозы, которая надвигалась на город.

Десять суток работала наша комиссия. Она признала необходимым ликвидировать изжившее себя Северо-Западное направление и передать его функции Ленинградскому фронту.

Резко ставился вопрос о необходимости срочной эвакуации из Ленинграда детей, женщин и стариков, а также научных учреждений и тех заводов, продукция которых не могла быть использована для нужд города и фронта. Комиссия потребовала скорейшей перестройки всей жизни на военный лад"7.

Июль 1941 года.

ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ

"Боюсь, что Ленинград будет сдан идиотски глупо..."

29 августа 1941 года. 69-й день войны. Важный железнодорожный узел Тосно занят немцами. Остаются всего-навсего сутки до того, как немцы выйдут к Неве и перережут последние железнодорожные пути, соединяющие Ленинград со страной. Сталин делает неутешительный вывод:

"Если так будет продолжаться, боюсь, что Ленинград будет сдан идиотски глупо, а все ленинградские дивизии рискуют попасть в плен. Что делают Попов и Ворошилов? Они даже не сообщают о мерах, какие они думают предпринять против такой опасности. Они заняты исканием новых рубежей отступления, в этом они видят свою задачу. Откуда у них такая бездна пассивности и чисто деревенской покорности судьбе"8.

Противотанковые рвы и ленинградские женщины. Июль 1941 года.

ДЕНЬ ПЯТЫЙ

"Две авиадивизии не получали от Вас заданий..."

4 сентября 1941 года. 75-й день войны. Двумя днями ранее в Ленинграде произведено первое снижение продовольственных норм по карточкам: рабочим и ИТР стали выдавать по 600 г хлеба в день, служащим - 400 г, иждивенцам и детям до 12 лет - 300 г. Столкнувшись с вопиющей дезорганизацией и неразберихой в управлении войсками Ленинградского фронта, Сталин и Шапошников устраивают Ворошилову и Жданову разнос:

"В Тихвине стоят 2 авиадивизии 39 и 2, обе находятся в Вашем распоряжении, но они не получали от Вас заданий"9.

Эти две дивизии, истребительная и бомбардировочная, в начале сентября перебазировались на аэродромы в районе Тихвина. Штаб фронта их "потерял". Ворошилов и Жданов "забыли" об их существовании и, страшась справедливого гнева Хозяина, попытались сохранить хорошую мину при плохой игре, но запутались в собственной лжи. Сначала сделали вид, что очень рады получению двух новых авиадивизий, а потом стали утверждать, что никогда не забывали об их существовании, и "только нелетная погода последних дней мешала использовать эти авиадивизии...".

Терпение Сталина иссякает:

"Одно из двух - либо эти дивизии представляют для вас приятную неожиданность, либо они давно известны вам были. Что-нибудь одно из двух"10.

Член Военного совета Ленинградского фронта А.А. Жданов.

ДЕНЬ ШЕСТОЙ

"Чем занята ваша авиация?"

9 сентября 1941 года. 80-й день войны. Днем ранее немцы захватили Шлиссельбург и замкнули кольцо блокады вокруг Ленинграда. Сталин и его коллеги по Политбюро Молотов, Маленков и Берия в шифротелеграмме гневно упрекают Ворошилова и Жданова:

"Нас возмущает ваше поведение, выражающееся в том, что вы сообщаете нам только лишь о потере нами той или иной местности, но обычно ни слова не сообщаете о том, какие же вами приняты меры для того, чтобы перестать терять города и станции. ...Чем занята ваша авиация, почему она не поддерживает действия наших войск на поле?"11

Терпение Сталина иссякло.

Вечером 11 сентября Ставка приняла решение отозвать маршала Ворошилова в Москву. 14 сентября маршал Ворошилов был смещен со своего поста и заменен генералом армии Жуковым. В эти трагические дни у Верховного Главнокомандующего не было уверенности, что Ленинград удастся отстоять.

Вождь готовится к самому худшему.

Маршал Советского Союза Г.К. Жуков. Звание присвоено 18 января 1943 года, в день прорыва Ленинградской блокады. Фото: ТАСС

ДЕНЬ СЕДЬМОЙ

"... на случай вынужденного отхода"

13 сентября 1941 года. 84-й день войны. Немцы захватили город Красногвардейск (Гатчину). Это 42 км по прямой от Ленинграда. Председатель ГКО Сталин подписывает мандат о назначении заместителя наркома внутренних дел Всеволода Николаевича Меркулова уполномоченным ГКО по специальным делам:

"Тов. Меркулову поручается... тщательно проверить дело подготовки взрыва и уничтожения предприятий, важных сооружений и мостов в Ленинграде на случай вынужденного отхода наших войск из Ленинградского района"12.

Тогда же было принято решение о минировании кораблей Балтийского флота. Вспоминает Адмирал флота Советского Союза Николай Герасимович Кузнецов:

"Походив по кабинету и, против обыкновения, присев на диван, который стоял у стены с окном, Сталин задал мне несколько вопросов. Его интересовало, какие корабли у нас на Балтике, где они сейчас стоят и участвуют ли в обороне Ленинграда. ...

- Ни один боевой корабль не должен попасть в руки противника, - сказал он.

Переспросив, понял ли я, Сталин подчеркнул, что в случае невыполнения этого приказа виновные будут строго наказаны. Я понимал, что обсуждать этот вопрос не время, и ждал дальнейших указаний.

...Да, Сталин считался с возможностью оставления Ленинграда, иначе он не принял бы такого серьезного решения. Но это еще не значит, что Верховный Главнокомандующий признавал безнадежным положение Ленинграда. Скорее, это говорит о том, что он опасался, как бы наши корабли не попали исправными в руки противника"13.

Бои на подступах к Ленинграду. 1941 год.

ДЕНЬ ВОСЬМОЙ

"Сосредоточьте дивизий восемь или десять ... и прорвитесь"

23 октября 1941 года. 124-й день войны. В Москве уже четвертый день введено осадное положение. Судьба столицы висит на волоске. Сталин через заместителя начальника Генштаба генерал-майора Александра Михайловича Василевского передает руководителям обороны Ленинграда указание:

"Мы требуем от вас решительных и быстрых действий. Сосредоточьте дивизий восемь или десять... и прорвитесь на восток. Это необходимо и на тот случай, если Ленинград будет удержан, и на случай сдачи Ленинграда. Для нас армия важней. Требуем от вас решительных действий. Сталин"14.

Волховский фронт. Ворошилов в районе Тихвина. Скорое смещение маршала неминуемо...

ДЕНЬ ДЕВЯТЫЙ

"Без танков пехота беспомощна..."

8 ноября 1941 года. 140-й день войны. Верховный Главнокомандующий осмысливает печальный опыт безуспешных попыток прорвать блокаду и вновь объясняет азы тактики и оперативного искусства - на сей раз новому командующему Ленинградским фронтом генерал-лейтенанту Михаилу Хозину. На войне жертвы неизбежны, но это не дает военачальнику право неправильно использовать наличные людские и материальные ресурсы:

"Нам говорят, что после артиллерийской подготовки пехота не решается идти вперед, но вы должны знать, что пехота без танков не пойдет... Вы плохо расходуете ваши силы. ...Не может пехотная дивизия с ее винтовками и пулеметами справиться с укрепленными районами противника. Надо сначала уничтожить укрепрайоны артиллерией, минометами, пустить после этого в ход танки, и только вслед за танками пехотная дивизия может показать себя как настоящая сила. Без танков пехота беспомощна перед лицом укрепленных районов противника"15.

Ю. Петров. Плакат 1943 года.

ДЕНЬ ДЕСЯТЫЙ

"Тов. Ворошилов не сумел ... организовать оборону"

1 апреля 1942 года. 284-й день войны. Согласно сводке Совинформбюро, в этот день "на фронте чего-либо существенного не произошло". Политбюро ЦК ВКП(б) принимает постановление о неудовлетворительной работе одного из своих членов - К.Е. Ворошилова. На трех страницах машинописного текста скрупулезно перечисляются допущенные бывшим наркомом обороны и "первым красным офицером" многочисленные ошибки, начиная со времен войны с Финляндией в 1939-1940 гг. и заканчивая его участием в Великой Отечественной войне.

Характерно, что в документе ни разу не упоминается маршальское звание Ворошилова:

"...Тов. Ворошилов не справился с порученным делом и не сумел организовать оборону Ленинграда. Ввиду всего изложенного ЦК ВКП(б) постановляет:

1. Признать, что т. Ворошилов не оправдал себя на порученной ему работе на фронте.

2. Направить т. Ворошилова на тыловую военную работу"16.

1. Сорокин А.К. Оборона Ленинграда: архивные документы свидетельствуют // Оборона Ленинграда. 1941-1945. Документы и материалы / авт. вступит. статьи и отв. ред. А.К. Сорокин. М.: Политическая энциклопедия, 2019. С. 29.

2. Оборона Ленинграда. 1941-1945. Документы и материалы. С. 88.

3. Кузнецов Н.Г. Курсом к победе. М.: Голос, 2000. С. 130.

4. Оборона Ленинграда. 1941-1945. Документы и материалы. С. 89, 91, 92.

5. Там же. С. 99.

6. Там же. С. 13.

7. Воронов Н.Н. На службе военной. М.: Воениздат, 1963. С. 186.

8. Оборона Ленинграда. 1941-1945. Документы и материалы. С. 102.

9. Там же. С. 28.

10. Там же. С. 30.

11. Там же. С. 110.

12. Там же. С. 430.

13. Кузнецов Н.Г. Курсом к победе. М.: Голос, 2000. С. 137-139.

14. Оборона Ленинграда. 1941-1945. Документы и материалы. С. 116.

15. Там же. С. 119, 120, 121.

16. Там же. С. 165-166.