Город на карантине

Тема с урбанистом Иваном Медведевым

Пандемия коронавируса повлияла на весь распорядок нашей жизни, подчинила его себе, заставила от многого отказаться, а что-то, наоборот, ввела в повседневный обиход. В первую очередь это коснулось мегаполисов. Как изменилась городская среда? Какие ее проблемы карантин обострил, а какие на время ослабил? Каких перемен в городской инфраструктуре требует новая реальность? Как изменится жизнь города, когда пандемия закончится? Обсудим тему с кандидатом юридических наук, доцентом Высшей школы урбанистики имени А.А. Высоковского факультета городского и регионального развития НИУ ВШЭ Иваном Медведевым.
Понятно желание человека скорее вернуться к привычной жизни. Но с этим придется не торопиться. Фото: Сергей Фадеичев / ТАСС Понятно желание человека скорее вернуться к привычной жизни. Но с этим придется не торопиться. Фото: Сергей Фадеичев / ТАСС
Понятно желание человека скорее вернуться к привычной жизни. Но с этим придется не торопиться. Фото: Сергей Фадеичев / ТАСС

Нам придется переформатировать актуальную городскую повестку

Какие вызовы бросает пандемия городу?

Иван Медведев: Сначала город замирает. Создается впечатление, будто все, к чему мы привыкли, поставлено на паузу либо прокручивается в замедленном повторе. Сейчас, наверное, чувствуется именно такое состояние. Мы читаем трагическую статистику, плохо понимаем, как ведет себя вирус, и мысль у всех одна - когда изоляция закончится? Но дальше маховик городской жизни начнет потихоньку вращаться. И это, как и в прежние века, должно подстегнуть город к изобретению нового. Допустим, несколько вспышек холеры (1817, 1829, 1846 и т.д.) по всему миру стимулировали чиновников крупных городов начать строительство акведуков для доставки чистой питьевой воды. Кроме того, для борьбы с болезнями развивались подземные системы сточных вод, уборка мусора, элементы благоустройства улиц, мощение дорог. Скажем, столь любимая лондонцами набережная Виктории полностью является "продуктом" пандемии 1850-х годов. Под ней была проложена канализация, а позже она стала первой в Великобритании улицей с электрическим освещением. Да и о необходимости парковых зон и садов, как "зеленых легких" города, стали говорить больше во многом из-за эпидемиологической обстановки. Мы недавно с коллегами вспоминали работы Фредерика Олмстеда. Он спроектировал десятки парковых комплексов и общественных зон в США, включая знаменитый Центральный парк Нью-Йорка. Интерес Олмстеда к данной теме усилился в том числе после того, как его семья пострадала от холеры.

Получается, история показывает, что здоровье жителей и городская экология в урбанистике должны выйти на первый план?

Иван Медведев: Да, я надеюсь, такая дискуссия получит импульс. Пускай прошлогодний Мосурбанфорум был посвящен здоровью в мегаполисах, но в остальном эти темы в публичном поле подаются как вторичные. Особенно если сравнивать с количеством статей об экономике, энергоэффективности, строительстве жилья, коммуникациях и транспорте. Это легко заметить в теме загрязнения атмосферы. Когда проводятся опросы о качестве воздуха в городе, его состоянием вроде как обеспокоено множество жителей. Но какие-либо конкретные пожелания сформированы слабо, и проблемой, действительно отравляющей жизнь, это не является. Думаю, пора эту пирамиду перевернуть и переформатировать актуальную городскую повестку. По крайней мере, в области общественного здравоохранения и здорового образа жизни.

С другой стороны, коронавирус ослабил экологические проблемы. Разве города не стали чище от того, что выбросы от промышленности сократились?

Иван Медведев: Я видел статистику по Китаю за март, где из-за карантина потребление угля на электростанциях и использование нефти сократилось примерно на треть. Объем выбросов углекислого газа в Китае снизился на 200 миллионов тонн, или на 25 процентов, что эквивалентно годовому объему выбросов Аргентины, Египта или Вьетнама. Соответственно, качество воздуха там улучшилось. Но главный вопрос в том, не носит ли это временный характер. Если после снятия ограничений все вернется к прежней парадигме, то особой разницы для городской экологии я не вижу. Ведь способы потребления ресурсов останутся теми же.

Нужно принять новые, более строгие нормативы?

Иван Медведев: Думаю, да. В последние годы у многих застройщиков и промышленников сформировалось брезгливое отношение к экологии и медицине. Постоянно требуют отменить инсоляционные правила или урезать санитарно-защитные зоны. Мне кажется, здесь тоже нужно актуализировать дискуссию о микроклимате зданий и помещений, "зеленой" архитектуре, гигиене. А не роптать, что санитарные нормы не дают максимально увеличить плотность застройки или сливать отходы в реку.

Распространение коронавируса начинается там, где яблоку негде упасть

Многие слишком увлеклись высокой плотностью населения в крупных городах. Теперь, по-вашему, она будет рассматриваться как зло?

Иван Медведев: Думаю, что по сторонникам этой стратегии пандемия ударит довольно сильно. Почему коронавирус распространился, как лесной пожар? Вследствие огромной скученности жителей при рыхлой городской структуре. Это называют в науке "городской штраф" - если сосредоточиваешь громадное число жителей на ограниченной территории, получаешь ускоренную передачу инфекций. И от него никуда не деться, когда остаешься в рамках логики домостроительных комбинатов. Но теперь все вдруг вспомнили, что такая модель противоречит медицинским рекомендациям.

Почему коронавирус распространился как лесной пожар? Вследствие огромной скученности жителей при рыхлой городской структуре

И особенно здесь показателен китайский Ухань?

Иван Медведев: Конечно, распространение коронавируса началось именно с того места, где яблоку негде упасть. Ухань - эталонный пример строительства, одержимого уплотнением и небоскребами. Достаточно одной вспышки, и густонаселенный квартал превращается в классическую чашку Петри с питательной средой для колоний микроорганизмов. Вы видели китайские компаунды? Прямо градостроительный Чернобыль в миниатюре - целые кластеры башен, замкнутые в единые огороженные территории.

Это должно привести к децентрализации города?

Иван Медведев: В каком-то виде, безусловно. Подобные концепции без конца обсуждаются в урбанистике, но для полноценной реализации на всей территории города-миллионника им все время чего-то не хватает. Последнее, что активно обсуждалось до коронавируса, - предложение мэра Парижа Анн Идальго превратить Париж в "город четверти часа" (ville du quart d"heure). Чтобы житель мог удовлетворить все свои потребности и найти работу буквально у порога своего дома или рядом. Тем самым столица Франции должна трансформироваться в совокупность кварталов-соседств. Эта идея не нова, есть хорошие примеры подобных кварталов в Копенгагене, Мельбурне, Утрехте. Но реализовать ее в таком городе, как Париж, да еще и с партисипаторным бюджетированием, было бы суперинтересно и даже революционно. Возможно, после пандемии у данной концепции появится больше поклонников и в российских городах, где пока доминируют архаичные структуры.

Нам нужны иные форматы градостроительства?

Иван Медведев: Да, что-то более человечное. В том же Китае еще в конце 1970-х годов было достаточно кварталов в архитектурном стиле шикумэнь - дома в 2-3 этажа на западный манер с внутренним двором. Причем в них располагался и мелкий бизнес, и школы. Но сегодня они в основном разрушены и заменены высотками. И вот к чему это привело. На мой взгляд, сейчас в градостроительстве и девелопменте много говорится о том, что якобы "человек в центре внимания", "житель - наша главная ценность" и так далее. Но за этим должно стоять реальное наполнение города новой человеколюбивой идеологией и, соответственно, гибкими форматами зданий, которые ей отвечают.

Сначала город замирает. Создается впечатление, будто все, к чему мы привыкли, поставлено на паузу. Фото: РИА Новости

Некоторые сферы городского бизнеса пандемия почистит, и это, скорее, благо

Пандемия обеспокоила городских предпринимателей, бизнес несет убытки и предрекает коллапс. Это опасно для городов?

Иван Медведев: Конечно, бизнес нуждается в разнообразной государственной поддержке. Равно как и люди, потерявшие работу. Но почему-то многие забывают другую сторону, что падение спроса - это риск, который является неотъемлемой частью жизни бизнесмена. В Гражданском кодексе прямо определено, что предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность. Это нормально, что не каждая сделка обеспечит вам прибыль, контрагент может не исполнить свои обязательства, клиенты предпочтут другого поставщика. Бывает всякое. И не всегда эти риски надо перекладывать на кого-то еще. В целом по ситуации с городским бизнесом очевидно, что какие-то фирмы не восстановятся, зато другие, особенно связанные с онлайном, должны продвинуться. Кроме того, некоторые сферы ситуация пандемии почистит, что с точки зрения развития города скорее благо.

Не все останутся на плаву?

Иван Медведев: Экономисты говорят, что "прилив поднимает все лодки". То есть ажиотаж, положительные тенденции в экономике позволяют и неэффективным бизнесам быть прибыльными и хорошо себя чувствовать при весьма некачественном продукте или услуге. Просто потому, что потока денег и людей в перегруженном городе хватит на всех. Но когда "происходит отлив", он показывает, кто купался голым. Иными словами, чье экономическое благополучие в городе не обусловлено подлинным запросом. Аренда жилья здесь - один из хороших примеров.

Плохие квартиры по высокой цене?

Иван Медведев: Конечно. Мы привыкли, что в крупных городах даже "убитое" жилье расхватывают, как горячие пирожки. Арендодатель чувствует себя королем, он может навязывать чудовищные условия в договоре, а арендатор - слабая сторона. Он не имеет ценности, поскольку на его место сразу полезет другой. Это - "перекошенный" рынок. В сбалансированном городе, где учитываются разные интересы, в таком виде его не должно существовать. Или сфера организации мероприятий. Я видел огромное количество "конференций" и "форумов", когда представители компаний зачитывают пресс-релизы по бумажке и расходятся на фуршет. Зачем это вообще нужно проводить и тратить ресурсы? Это фальшивая занятость. Полагаю, коронавирус здесь выступит как "санитар леса". На первый план в экономике выдвинется содержание услуги и качество продукта, который реально нужен горожанам. А не просто факт того, что вы вышли на рынок в эпоху перегрева и продаете нечто бессмысленное.

Повысится спрос на таунхаусы и загородное жилье

Сейчас стали много говорить о дистанционной работе. Она заменит традиционное присутствие в офисе?

Иван Медведев: Конечно, у нее есть свои нюансы. Но давайте представим себе сотрудника, которому не требуется стоять у станка. Я считаю, что если мы исходим из содержания трудовой функции, то во многих профессиях нет необходимости держать человека в офисе каждый день. И здесь 2-4 часа в сутки, которые в среднем тратятся на поездку из дома на работу, - это однозначно огромный городской ресурс. Сейчас он просто сжигается, как в XIX веке, но в третьем тысячелетии это время должно использоваться умнее. Кто хочет, потратит его на семью, саморазвитие, ментальное здоровье, спорт или хобби. А фанаты сверхурочной работы и вне офиса смогут доказать шефу свою продуктивность.

Готова ли к этому инфраструктура?

Иван Медведев: Естественно, нет. Но это же не проблема коронавируса. Он просто обнажил то, что существовало и до него. У нас по старинке обсчитываются ресурсы в одной модели, когда квартира используется для ночевки между рабочими сменами на заводе. В моем районе участились случаи отключения электричества, ведь большинство жильцов сейчас оказались дома. Я читаю лекции и веду семинары дистанционно, и, в общем, обычное дело, когда посреди доклада у участников вырубается связь или свет. Это показывает, что требуются инвестиции в инфраструктуру, которые обеспечат нам возможность качественной работы извне.

Мы говорим о другом типе жилища, чем квартира в многоэтажке?

Иван Медведев: Какая-то альтернатива ему должна явно быть. Рынок заполонили дома без балконов и "20-метровые студии-евродвушки", но в нашей ситуации они не годятся. Повысится спрос на таунхаусы и загородное жилье, где площадь больше и можно выделить рабочий кабинет. В урбанистике тезисы о самодостаточных пригородных зонах и субурбиях в последние годы недооценивались. Они считались пережитком забытых утопий времен городов-садов Эбенизера Говарда. Но, похоже, пришло время переосмыслить эти темы в контексте последствий эпидемии. Причем не только в сфере абстрактной теории, но и предложить соответствующие изменения в национальном проекте "Жилье и городская среда" и отраслевом законодательстве. Тем более что и так во многих городах, если Москву не брать, уже существуют разные форматы жилища.

А если я не хочу за город?

Иван Медведев: Тогда в типичном "спальном" районе с многоквартирными домами нужно разнообразить общественные пространства. Теперь они будут повседневно использоваться большим количеством людей. У жителя должна появиться возможность как-то провести время "после работы" или "в обеденный перерыв" в окрестностях своего места проживания. Здесь, наконец, мы ждем "бума" кафе, развлечений, соседских и культурных центров, интересных пешеходных маршрутов.

В "спальном" районе нужно разнообразить общественные пространства. Теперь они будут повседневно использоваться большим количеством людей

Друзья, а что мешало чаще делать так до пандемии?

Вы видите подъем городских сервисов или практик, которых не было до пандемии?

Иван Медведев: Растет число мероприятий и обсуждений на интернет-площадках, больше коллективных действий в сфере благотворительности, ушли в онлайн первые судебные заседания, договоры подписывают на электронном планшете. Если же конкретно, мне понравилось временное медиа, которое сделали на период изоляции создатели фестиваля "Арт-Овраг" в Выксе. И лофт-филармония Алисы Куприевой запустила инстаграм-эфиры. Но удивляет инерция, которая это сопровождала раньше: потребовалась катастрофа, чтобы данные направления сдвинулись с места. Сейчас супермаркеты вкладывают больше ресурсов в онлайн и бесконтактную доставку, вузы проводят конференции в Zoom с участием ученых со всего мира, собираются средства на культурные проекты… Друзья, а что мешало чаще делать так до пандемии? Нет разумного объяснения, почему в этом плане города стагнировали, кроме как лень или привычка сохранять статус-кво.

В уединении ты можешь составить компанию себе самому

Как горожане справятся с вынужденным одиночеством?

Иван Медведев: А с ним надо "справляться"? В философском плане Ханна Арендт назвала бы это не одиночеством, а уединением. На русский язык переводили ее последнюю работу "Жизнь ума", и там, в общем, приветствуется такое экзистенциальное состояние. Ведь в уединении ты наконец можешь расслабиться и составить компанию самому себе, найти новые источники надежды и вдохновения. Конечно, естественное желание человека - скорее вернуться к "нормальной" жизни. Но я напомню, что именно допандемическая городская "норма" стала платформой, виновной в распространении вируса.

Как изменится характер городской жизни, когда пандемия закончится?

Иван Медведев: Город - крайне адаптивный организм, который на протяжении веков подстраивался почти под любые внешние события. И коронавирус здесь не исключение, я уверен, что города пандемию вскоре одолеют и выработают иммунитет. С точки зрения пространственной структуры логично ждать подвижек в системе расселения. Если близость к работе перестанет быть фактором, влияющим на выбор места, где жить, то привлекательность мегаполиса уменьшается. Мы сможем комфортно чувствовать себя и в поселениях меньших размеров. Тогда снизится вероятность вспышек эпидемий, поскольку плотность и количество контактов жителей кратно уменьшатся.

Какие еще направления вам кажутся перспективными?

Иван Медведев: Хотелось бы, чтобы продвинутые, положительные повестки, о которых в урбанистике говорили до коронавируса, были продолжены. Справедливость, соучаствующее проектирование, коллаборативное планирование, город и гендер, инклюзивность, город для всех возрастов и пр. Сейчас они почти пропали из публичного поля СМИ, будто телевизор выключился. Но их важно в любом случае сохранить. И, конечно, мы ждем прорыва в городских социальных отношениях. Усиления практик на уровне домов и местных сообществ. По иронии судьбы дистанцирование сделало некоторых из нас ближе, чем когда-либо прежде. Мы видели в соцсетях разные инициативы по поддержке тех, кто оказался наиболее уязвим во время изоляции. Я думаю, что группы взаимопомощи и другие добрые дела крепче связывают жителей между собой и помогают им побороть любые сложности. Это создает сильное чувство общества солидарности как коллективного целого взамен агломерации разрозненных людей.

Визитная карточка

Иван Медведев - кандидат юридических наук, доцент Высшей школы урбанистики имени А.А. Высоковского факультета городского и регионального развития НИУ ВШЭ.

Родился в 1983 году в Москве. Окончил Московскую государственную юридическую академию и аспирантуру Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ. Работал в Московской коллегии адвокатов "Межрегион", участвовал в ряде резонансных судебных дел. С 2016 года преподает в НИУ ВШЭ авторскую дисциплину о разрешении городских конфликтов, занимается исследованиями на стыке урбанистики и права. В 2017-2018 годах - заместитель декана Высшей школы урбанистики. Автор трех монографий и видеокурса лекций, эксперт международного конкурса Lexus Design Award. Номинант премии правительства Москвы молодым ученым в категории "Наука мегаполису".

Сейчас читают