Новости

18.05.2020 17:18
Рубрика: Происшествия

Криминал меняет маски

Пандемия грозит всплеском организованной преступности
В борьбе с пандемией, охватившей нашу планету, человечество столкнется помимо прочих проблем и с новыми криминальными вызовами. Масштабы этих вызовов, которые будут тоже планетарными и заденут практически все страны, изучили эксперты Международной полицейской ассоциации. В эту организацию входит более полумиллиона человек из 70 государств на всех континентах, которые занимаются не только правоохранительными проблемами, но и сотрудничеством полицейских из разных стран в решении многих, общих для всех, гуманитарных проблем.
Миграционный ландшафт в Европе после пандемии обещает отличаться ростом бедности и безработицы. Фото: Gettyimages Миграционный ландшафт в Европе после пандемии обещает отличаться ростом бедности и безработицы. Фото: Gettyimages
Миграционный ландшафт в Европе после пандемии обещает отличаться ростом бедности и безработицы. Фото: Gettyimages

Российскую секцию Международной полицейской ассоциации возглавляет генерал-лейтенант, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист России Юрий Жданов.

Он рассказал "Российской газете", как пандемией воспользовалась международная организованная преступность.

Схватки за человеческий капитал

Юрий Николаевич, по идее борьба с пандемией, когда перекрываются границы и ограничивается передвижение внутри стран, должна создать определенные трудности и для криминала. Ведь, по сути, население берется под тотальный контроль, в том числе и полицейский. Причем почти добровольный. А как на самом деле?

Юрий Жданов: На самом деле - и так, и не так. Если очень упрощенно, то может снизиться мелкая преступность, например, уличная. Зато доходы крупного криминала - организованного и международного - могут резко возрасти.

Не улавливаю связи - ведь "большие боссы" всегда кормятся от добычи мелких исполнителей?

Юрий Жданов: Эксперты международных исследовательских центров считают, что разные ограничительные меры сокращают, например, миграцию и контрабандный бизнес в краткосрочной перспективе. Но они могут привести к увеличению прибыли контрабандной индустрии в среднесрочной перспективе.

Пандемия COVID-19 способна уровень преступности среди незаконных мигрантов довести до гипертрофированных размеров

Тут действуют обычные законы легального бизнеса. Политическая среда во многих государствах становится более враждебной к миграции.

Поэтому операционные риски и цены на контрабанду поднимаются. Это вытесняет с рынка разрозненных криминальных операторов с более низкими рисками и аппетитами. Их место занимают более крупные игроки - организованные преступные группы, которые используют мигрантов для получения большей прибыли.

Кому война, а кому мать родна. Из чего извлекается эта прибыль и какова ее примерная величина?

Юрий Жданов: В первую очередь прибыль извлекается из самих мигрантов - люди платят за доставку их в какую-нибудь страну, которая им кажется более благоприятной. Точные данные о том, какой процент нелегальных мигрантов используют услуги контрабандистов, отсутствуют. Но все чаще признается, что, например, большинство из миллионов мигрантов, находящихся в государствах Евросоюза, воспользовались услугами контрабандистов.

Так, в 2017 году Международная организация миграции подсчитала, что теневая экономика вокруг мигрантов оценивается в 10 миллиардов долларов США в год.

А Интерпол и Европол назвали контрабанду мигрантов наиболее быстро растущим криминальным рынком во многих регионах и заявили, что эта тенденция будет сохраняться. Более того, контроль за COVID-19 может только увеличить количество стимулов для миграции.

То есть отдельные мелкие контрабандисты уже не могут комфортно работать в ужесточившихся условиях, когда резко повысились требования безопасности. И вынуждены идти под "крышу" ОПГ, у которых больше возможностей договориться с чиновниками?

Юрий Жданов: Да, и ОПГ выступают как провайдеры услуг, когда за определенную плату помогают мигрантам пересекать границы и преодолеть барьеры, которые могут быть географическими, политическими или культурными. И чем труднее преодолеть такой барьер, тем выше цена услуг.

Национальная угроза

Получается, что оргпреступность будет влиять на формирование социального, национального и религиозного облика населения многих стран, в том числе - европейских?

Юрий Жданов: Уже влияет. Как правило, контрабандное перемещение людей - в зависимости от региона, - коррупционная отрасль. Она затрагивает основные проблемы национальной безопасности, ассоциируется со способностью правящей партии или властной группы оставаться легитимной в общественном сознании.

Это значит, что проблема выходит за рамки противостояния "преступник - полицейский"? И вирус несет угрозу не только здоровью и жизни людей, но и самому существованию государств?

Юрий Жданов: Да, COVID-19 ставит три вида рисков для государств - в области здравоохранения, экономики и стабильности государства. Ненадлежащее управление первыми двумя областями повышает вероятность и серьезность социального недовольства и влияет на третий - риск социальной нестабильности. Возможность социального протеста означает, что COVID-19 представляет угрозу для способности правящей элиты сохранять способность управлять ситуацией.

Но ведь правящие элиты не могут этого не понимать?

Юрий Жданов: Они это понимают. Грядет действительно принципиальная борьба с коррупцией. Соучастие на высоком уровне в контрабанде мигрантами или безответственное отношение к этой проблеме, вероятно, исчезнет в краткосрочной перспективе. А для нижних чинов силовых структур возрастут риски быть самым жестким образом наказанными за любые проявления коррупции в миграционной сфере.

Наверное, и общественность не в восторге от наплыва потенциально зараженных чужаков?

Юрий Жданов: Многие сотрудники силовых структур соблюдают властные установки по борьбе с контрабандой мигрантов из желания защитить свои общины от заражения. Так, власти Сальвадора сочетают закрытие границ и с мерами успешной мобилизации местных сообществ, чтобы идентифицировать и сообщать о любых людях, которые въезжают в страну незаконно. Их выслеживают не только силовые структуры, но и инициативные группы населения, проверяют и помещают на карантин.

В Ливии, где в последние годы наиболее сильно была распространена контрабанда мигрантами, муниципалитеты приняли решения в одностороннем порядке закрыть свои общины от нелегальной миграции, призвали военных увеличить количество патрулей в период борьбы с пандемией.

Юрий Жданов: Существует реальная угроза взрыва миграционной преступности. Фото: Александр Корольков

Криминал из гетто

Не вызовет ли пандемия отток мигрантов из новых государств проживания?

Юрий Жданов: Уже вызвала. Миллионы мигрантов, находящиеся в европейских центрах приема и лагерях весьма уязвимы к вирусу. Самоизоляция для них невозможна из-за высокой плотности размещения и плохих санитарных условий. Большинство мировых экспертов по миграции прогнозируют, что миграционный ландшафт после COVID-19 будет характеризоваться широко распространенным отсутствием средств к существованию и беспрецедентной безработицей.

Некоторые государства приняли жесткие меры, чтобы рассеять концентрацию мигрантов. Турция, например, опустошила и сожгла неформальные лагеря, которые росли вокруг Пазаркуле, пограничного перехода на границе с Грецией.

Поэтому COVID-19 усугубит и без того существовавшие ранее кризисные экономические проблемы в странах происхождения мигрантов и странах транзита.

Помимо опасности заражения, чем еще грозит простым людям взрыв нелегальной миграции? У всех на слуху бытовая, уличная преступность среди беженцев из Азии и Африки, не говоря уже о террористах.

Юрий Жданов: Особняком стоит проблема, которая тоже угрожает национальной безопасности во многих государствах. Существует реальная угроза возможного пандемического и постпандемического взрыва миграционной преступности. Управление по наркотикам и преступности ООН, Интерпол, Европол и международные исследовательские центры полагают, что правоохранительные органы всех стран, где сосредоточены анклавы беженцев, переселенцев, трудовых и нелегальных мигрантов, должны готовиться к всплеску преступной активности. Такие прогнозы вполне логично строятся на основе ретроспективного анализа преступности мигрантов и этнической преступности в странах - членах ЕС.

Вы имеете в виду массовые изнасилования в Германии?

Юрий Жданов: У коренных немцев еще в памяти тот беспредел, который устроили мигранты в новогоднюю ночь 2016 года в Кельне и других городах Германии, когда волна избиений, поджогов и изнасилований женщин осталась безнаказанной. По событиям в Кельне 650 женщин подали заявления о фактах сексуального насилия, по ним было заведено 290 уголовных дел, обвинения были выдвинуты против 52 алжирских и марокканских мигрантов. Однако до суда дошло 43 дела, по которым осуждено три мигранта, из которых два условно. Уже в 2017 году более 40 тысяч немцев стали жертвами преступлений, совершенных мигрантами. А в 2018 году на долю мигрантов, которые составляют 9% жителей Германии, приходилась треть всех обвиняемых в совершении преступлений.

Трудно быть немцем...

Юрий Жданов: И не только немцем. Жители Британии не могут без содрогания вспоминать длящийся более 16 лет (с 1997 по 2013 год !!!) ужас в городе Ротереме, где банды педофилов-пакистанцев безнаказанно насиловали маленьких белых британских девочек. Расследование же велось по 1400 растерзанным детям.

А в Швеции ситуация дошла до того, что в течение нескольких лет полиции было запрещено указывать приметы преступников в СМИ, чтобы не обидеть кого-либо из мигрантов указанием на расовую, этническую, религиозную принадлежность разыскиваемых преступников. Как результат такой политики, уже в 2020 году в период пандемии профсоюз полицейских города Мальме обратился в СМИ с просьбой общественной защиты полицейских от банд мигрантов, которые грозят уничтожить их семьи, в случае, если полиция будет активно бороться с преступностью мигрантов. При этом шведские ученые установили, что проживающие у них в стране мигранты из Северной Африки в 23 раза чаще совершают изнасилования, чем коренные шведы. Кроме того, выяснилось, что 90% всех преступлений с применением огнестрельного оружия в Швеции совершили тоже мигранты.

Излишняя толерантность, видимо, не способствует борьбе с этнической преступностью.

Юрий Жданов: Заметьте, что все "прелести" преступности мигрантов происходили в спокойные, сытые допандемические годы. Пандемия COVID-19 способна эти угрожающие тенденции довести до гипертрофированных размеров.

А бездеятельность полиции европейских государств до сих пор была обусловлена политикой мультикультурализма, боязнью обидеть лидеров этнических общин своими "предвзятыми" репрессивными действиями по отношению к мигрантам. А эти лидеры, как правило, одновременно сами являются главарями мощных мафиозных кланов.

Может снизиться мелкая преступность, например уличная. Зато доходы крупного криминала - организованного и международного - могут резко возрасти

Любопытно, что не успели криминологи Германии и Швеции опубликовать исследования о реальной картине преступности мигрантов, как тут же были подвергнуты резкой критике либеральных политиков и обслуживающих их "экспертов" о нагнетании обстановки вокруг проблемы криминальности мигрантов.

Существует ли надежда, что с этой угрозой справятся?

Юрий Жданов: Сейчас ведущие мировые политики вполне оправданно ставят проблему предупреждения незаконной миграции и преступности мигрантов в число приоритетов в обеспечении глобальной и национальной безопасности для каждого отдельно взятого государства.

Происшествия Правосудие Охрана порядка Пандемия коронавируса COVID-19