19.05.2020 18:14
    Рубрика:

    Как пандемия повлияла на импорт еды в Россию

    В ограничении экспорта продовольственных товаров больше нет необходимости - страны Евразийского экономического союза (ЕАЭС) обеспечивают себя основными сельхозтоварами. О том, как страны поддерживают друг друга и от поставок каких продуктов зависит Россия, рассказал в интервью "РГ" министр по промышленности и агропромышленному комплексу Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Артак Камалян.
    Сергей Куксин/РГ
    Сергей Куксин/РГ

    Можем ли мы столкнуться с недостатком каких-то продуктов?

    Артак Камалян: Практически по всем основным сельхозтоварам рынок ЕАЭС обеспечен за счет собственного производства. Во-вторых, по некоторым позициям - в частности, по зерну, сахару, мясу свинины и птицы, а также растительным маслам - ЕАЭС может быть одним из главных игроков в обеспечении мировой продовольственной безопасности.

    У нас достаточно большой профицит по зерновой группе. Существенные излишки есть по сахару - сегодня это 1,5 млн тонн. Единственная группа со значимой долей импорта - это фрукты и ягоды. Здесь союз обеспечивает себя только на 40%.

    Пандемия позволила выявить "слабые звенья" в продовольственных цепочках, и теперь мы знаем, в каких направлениях нам работать дальше. Есть проблема с так называемым квазиимпортом - когда для производства сельхозкультуры требуются поставки импортных семян и средств защиты растений, для животноводства - ветеринарных препаратов, для других работ - запчастей для сельхозтехники. Сейчас возникли логистические трудности, которые могут определенным образом отрицательно сказаться на полевых работах. Мы учитываем это в прогнозах, но какова глубина этого влияния, сможем сказать только по итогам посевных работ.

    Запрет на экспорт гречки, лука, чеснока скоро будет снят - рынок успокоился

    Может ли падение курсов нацвалют сказаться на удорожании продукции из-за импортных составляющих?

    Артак Камалян: Думаю, этот фактор будет нивелирован за счет больших запасов импортных составляющих внутри ЕАЭС. В частности, в России. Мы недавно общались с крупными российскими сельхозпроизводителями. Например, опасения поставщиков средств защиты растений связаны не с ростом импортных цен, а с тем, что упадет спрос на внутреннем рынке.

    Как страны взаимодействуют по закрытию продовольственных потребностей?

    Артак Камалян: Основная идея союза в том, чтобы насытить рынки друг друга. В ЕАЭС есть две страны с дефицитом зерна - Армения и Киргизия. В год они импортируют порядка 50% от потребностей, и этот импорт закрывается за счет России, Белоруссии и Казахстана. Более свежий пример: когда в марте начался ажиотажный спрос на продовольствие, в Казахстане возник дефицит сахара при общем профиците в союзе в 1,5 млн тонн. Мы на нашей площадке соединили казахстанских коллег с российскими и белорусскими, и проблема была снята. Другой пример - мясо птицы. В Киргизии наблюдается его дефицит, а в России и Белоруссии - излишки. В конце апреля связали киргизских покупателей с российскими и белорусскими производителями, и сейчас они ведут переговоры.

    Россия зависит от поставок продуктов из стран ЕАЭС?

    Артак Камалян: Да, это молочные продукты - значимая часть импорта в РФ приходится на белорусских производителей. Дефицит фруктов, овощей закрывают отчасти Армения и Казахстан. Самый большой дефицит - это фрукты. Частично их поставляет Армения, но в большей части Россия импортирует из третьих стран.

    Есть ли среди стран режим преференций? Должны ли, например, российские экспортеры сначала удовлетворить потребности союзных стран, а потом поставлять за рубеж?

    Артак Камалян: Преференциальные меры не работают на ограничение бизнеса, поэтому если производитель предпочитает экспортировать, скажем, в Китай, то в "мирное время" никакого запрета или квоты на это нет. Но внутри ЕАЭС союзные производители имеют преимущество. И это оказывается выгодно. Например, по нашей оценке, профицит мяса птицы по 2020 году будет примерно на уровне 110 тысяч тонн. Это достаточно большой объем, сопоставимый с объемом всего импорта двух стран - Киргизии и Армении.

    Как запрет на экспорт гречки, лука и других видов продукции может сохранить продовольственный баланс в ЕАЭС?

    Артак Камалян: Экспорт этих видов товаров невелик. Основной смысл ограничений в другом. В середине марта наблюдался ажиотажный спрос на эти товары - например, на гречку. Наша задача была дать сигнал населению, что мы защищаем внутренний рынок. И эта мера сработала. Мера временная - она действует только до 30 июня, а нового урожая это не касается. Более того, мы обсуждаем варианты о постепенном снятии запрета, и думаю, что в ближайшее время ослабим ограничения. Внутренний рынок успокоился, наблюдается даже профицит товаров.

    В частности, есть ситуация с соевыми бобами: в ЕАЭС профицит этой продукции, и мы проговорили возможность открытия поставок - пока не в полном объеме, но отдельные партии можно будет вывозить уже в ближайшее время.

    Основная наша задача - сохранить единое экономическое пространство и повысить его эффективность. За последние два-три месяца принято очень много важных решений. Самое фундаментальное из них - это решение межправительственного совета ЕАЭС по поддержке макроэкономической стабильности. Кроме того, создан "зеленый коридор" для ключевых импортных товаров - коллеги из торгового блока проработали такие меры, как обнуление импортных пошлин для целого ряда продовольственных и медицинских товаров, которые особенно востребованы в период пандемии.

    Как обстоит дело в странах ЕАЭС со снабжением медицинскими товарами?

    Артак Камалян: В этой сфере страны активно сотрудничают, в конце апреля как раз обсуждали эти вопросы. У казахских и киргизских коллег достаточно большие объемы профицита по дезинфицирующим средствам, а у России, наоборот, растет потребность. Мы договорились, что Киргизия и Казахстан начнут переговоры на поставку этих товаров в Россию.

    Сейчас на завершающей стадии находится стратегия развития ЕАЭС до 2025 года, и в связи с коронавирусом коллеги из профильных департаментов оперативно доработали стратегию и добавили раздел по здравоохранению. Туда входят вопросы и касающиеся производства медицинского оборудования и фармацевтических средств, и проведения научно-исследовательских работ по борьбе с вирусами и инфекционными заболеваниями. Это достаточно большой блок.

    Многие страны после пандемии пересмотрят свои стратегии в сторону развития производств на своей территории, так как сейчас они столкнулись с острой зависимостью от импортных поставок необходимого сырья и продукции. В рамках новых направлений стратегии мы предусмотрим реализацию новых совместных кооперационных проектов по производству медицинского, лабораторного, фармацевтического и другого оборудования, чтобы закрывать внутренние потребности самостоятельно.

    Кроме того, планируем запустить автоматический сбор и систематизацию предложений о ежегодных потребностях государств-членов ЕАЭС. Речь идет не только об обеспечении рынков медицинским оборудованием и лекарственными препаратами, но и о создании новых и модернизации существующих медицинских учреждений. Мы будем также мониторить инвестиционные проекты при производстве лекарственных препаратов и медицинских изделий в государствах-членах ЕАЭС.

    Для кооперации стран в сфере промышленности в свое время были созданы Евразийские технологические платформы. Как они сейчас развиваются и какие успехи уже есть?

    Артак Камалян: Сейчас такие технологические платформы созданы для биомедицинских технологий, энергетики и электрификации, сельского хозяйства, строительства и прочих перспективных направлений. На мой взгляд, они работают не совсем так хорошо, как изначально предполагалось. Нам понадобится 2-3 месяца, чтобы разобраться в работе каждой из них и принять решение, каким образом повысить их эффективность

    Самая успешная платформа - авиакосмическая. Работы по ней были начаты еще в 2016 году. В 2018 году началась разработка межгосударственной программы дистанционному зондированию земли, и эта программа сейчас на 99% готова и одобрена космическими агентствами стран участниц. Теперь нам необходимо пройти формальные процедуры - в конце апреля проект уже одобрила комиссия ЕЭК. Впереди - согласование с советом ЕЭК и защита на межправительственном совете на уровне глав правительств.

    Этот проект - уникальный, поскольку технологии дистанционного зондирования позволяют более эффективно разведывать полезные ископаемые, помогают в сельском хозяйстве, способствуют своевременному предупреждению чрезвычайных ситуаций.

    В частности, с помощью спутников оценивают, состояние посевов, характеристики почв, составляют прогнозы погоды, оперативно выявляют пожары и оптимизируют работы по их тушению.

    Уже совсем скоро к группировкам спутников, занятых дистанционным зондированием Земли, может присоединиться евразийская группировка. Программа рассчитана на 2021-2025 годы.

    Какие отрасли промышленности ЕАЭС нуждаются в особой поддержке? Что может стать драйвером для промышленного роста союза в 2021 и последующие годы?

    Артак Камалян: Одним из драйверов сейчас может стать отрасль строительных материалов. Отрасль относительно импортонезависима и имеет достаточную минерально-сырьевую базу для производства большого спектра строительных материалов во всех государствах-членах ЕАЭС. Также отрасль имеет большой мультипликативный эффект и в целом является локомотивом строительной индустрии.

    Также, на мой взгляд, необходимо особенно поддержать фармацевтическую отрасль, чтобы снять зависимость от импортных составляющих для производства лекарственных средств и медицинской техники.