Новости

19.05.2020 08:27

Наши байты биты?

Останутся ли информационные технологии одной из самых перспективных отраслей экономики юга после пандемии
Вспышка коронавируса ударила по многим сферам экономики, в том числе и по IT-индустрии. Эксперты дают противоположные прогнозы относительно будущего отрасли. Одни пророчат полный уход в онлайн, другие говорят о многолетнем кризисе, потому что инвесторы активно выводят деньги из проектов: сейчас, мол, не до высоких технологий. Что происходит с высокотехнологичным сектором на юге России и можно ли сейчас создать компанию с миллиардным оборотом, в интервью корреспонденту "РГ" рассказал основатель и идеолог ростовского IT-сообщества Трофим Жугастров.
 Фото: Татьяна Андреева/РГ  Фото: Татьяна Андреева/РГ
Фото: Татьяна Андреева/РГ

Трофим, как повлияет коронавирус на IT-индустрию? Правда ли, что вся экономика уже ушла в интернет?

Трофим Жугастров: Есть разные типы IT-бизнеса. Первый - полностью виртуальный, вроде Facebook, Google, Netflix, Zoom, у которых продукт - это программный код, и у них все прекрасно. Пострадали IT-компании, конечным продуктом которых являются товары и услуги (неважно, чем они зарабатывают: сдают квартиры, перевозят людей или пекут пирожки). Хуже всех чувствуют себя сервисные IT-компании, сотрудничающие с реальным сектором экономики. Их продукт - цифровая трансформация бизнеса, а клиенты - компании, инвестирующие в этот процесс. В обычные времена эта деятельность весьма активна. Но сейчас, когда дела идут плохо, клиенты прежде всего будут решать самые насущные вопросы, платить зарплату и аренду, а расходы на цифровизацию останутся пятыми или десятыми в очереди.

Но это только в период карантина. Даже если кто-то уйдет с рынка, при восстановлении экономики он заполнится новыми игроками, которые все равно будут заказывать программное обеспечение. Так что информационные технологии остаются одной из самых перспективных отраслей экономики.

Конечно, потребительские привычки людей изменятся. Уже есть много проектов, которые набрали популярность во время самоизоляции: онлайн-доставка, видеоконференцсвязь (ВКС), игровые и развлекательные онлайн-сервисы и так далее. Если продукт хороший, то им продолжат пользоваться и после карантина. Но если люди пользовались им, потому что не было выбора, то после отмены ограничений они вернутся к привычным моделям потребления.

Недавно блогер Юрий Дудь выпустил фильм об успехах русских айтишников в Кремниевой Долине, а основатель Telegram Павел Дуров в ответ назвал семь причин, чтобы не переезжать туда. Как ты думаешь, возможно ли создать глобальный IT-бизнес, находясь в российской провинции?

Трофим Жугастров: Я знаю одного из героев фильма Дудя и могу сказать, что это была, может быть, его десятая попытка создать успешный проект. И если бы у него все получилось до переезда, то он бы делал бизнес в России. Преимущество США заключается в том, что там можно проверить свою идею на жизнеспособность гораздо быстрее, чем где-либо еще, и в случае успеха быстрее получить инвестиции.

В России на пять миллионов рублей, например, можно несколько лет содержать проект, даже если он нежизнеспособный, и зря тратить свое время. В США эти деньги закончатся через месяц, и если проект не супер, то вы просто не получите инвестиции в следующем раунде.

В США каждый месяц предпринимается тысяча попыток создания стартапов, и даже если 999 из них провалится, то один выплывет и начнет приносить большой доход. У нас оборачиваемость идеи гораздо ниже, чем в Америке.

Большинство русских героев фильма, кстати, держат основной бизнес в России, в том числе отделы разработки. За границей у них офисы продаж и отделы по работе с инвесторами. На мой взгляд, это прекрасная модель, если у тебя глобальный бизнес. Ты работаешь напрямую с ключевыми партнерами, с гигантами типа Microsoft или Google, с большими инвесторами и с существенной частью своих пользователей. Но нанимать и держать там разработчиков - это зачастую неоправданно дорого.

То есть все же можно делать глобальные программные продукты с миллионами пользователей, не находясь в США?

Трофим Жугастров: Безусловно. Даже в Ростове есть компании, заметные на мировом рынке. Например, социальная сеть для трейдеров, которая работает во всем мире и имеет офис в Америке. Еще одна компания занимается программным обеспечением для кинотеатров. Насколько я знаю, подавляющее большинство кинотеатров России работает на их программном обеспечении, и сейчас эта компания выходит на огромный рынок Индии.

Есть примеры тех, кто работает в России, но зарегистрирован в одной из европейских стран. Компания может быть инкорпорирована в Нидерландах (пример - успешная компания JetBrains из Санкт-Петербурга), Великобритании, Германии, в Восточной Европе. При этом физически компания находится в России, большинство сотрудников русскоговорящие и живут в РФ, основатели тоже. Все они получают зарплату и платят налоги в нашей стране.

Стремление выйти на международный рынок понятно. Но почему многие регистрируют компании за рубежом? Боятся, что у них отнимут бизнес, или не хотят иметь дело с российскими чиновниками, или причина только в инвестициях и доступе к большим деньгам?

Трофим Жугастров: Все вместе. В первую очередь, конечно, это доступ к финансовым ресурсам инвесторов. На втором месте - безопасность. Инвесторы хотят защитить свои активы и диктуют условия, где и как регистрировать компанию. Лучше всего это делать там, где, например, суды работают в системе британского права. Считается, что это наиболее понятная и открытая система. Бюрократия тоже играет свою роль, но это преодолимый барьер. Во многих странах бюрократии не меньше, чем у нас.

В России за последние годы создано несколько федеральных и региональных институтов развития IT-отрасли. В Ростовской области тоже работает "Южный IT-парк", где родился не один десяток проектов. Могут такие акселераторы составить реальную конкуренцию Кремниевой Долине?

Трофим Жугастров: Я сам приложил руку к созданию "Южного IT-парка" и очень за него болею. Но это история не про инвестиции (действительно крупных, глобальных сделок с инвесторами у нас пока не было), а скорее про популяризацию отрасли и образование. Пока у нас не было IT-парка, почти никто не знал, как работает венчурная индустрия, и не думал, что этим вообще можно заниматься в провинции.

Что бы ты посоветовал начинающим предпринимателям, у которых есть хорошие идеи для стартапа?

Трофим Жугастров: Нужно начать с работы в акселераторе. Присоединиться к существующим проектам либо устроиться в действующую успешную компанию. Сделать перспективный проект можно только после того, как будет пройдена акселерация, обучающие курсы продукт-дизайна, продукт- маркетинга и аналитики, после работы в команде. Конечно, есть другой путь: ничего не изучать, все постигать методом проб и ошибок. Существуют и такие проекты. Но в этом случае будет потрачено гораздо больше времени и ресурсов. Если начинать с младшего помощника продукт-менеджера и параллельно проходить обучение в акселераторе, то шансы на то, что собственный проект удастся реализовать быстрее, гораздо выше.

В регионах Филиалы РГ Юг России ЮФО Ростовская область