Новости

21.05.2020 18:30
Рубрика: Общество

Сердце и корона

Академик РАН Давид Иоселиани: Коронавирус способствует образованию тромбов
Мы нередко смеемся над приметами. И это абсолютно нормально. Однако 2020-й, високосный год, кажется, в полной мере оправдывает поверье, согласно которому год с "лишним" днем в календаре приносит неприятности и даже несчастья. COVID-19, свалившийся, как снег, на голову всему человечеству, серьезно нарушил привычный образ жизни практически во всех странах. На борьбу с невидимым врагом брошены все силы медицины. И в этих условиях, когда нередко не хватает специалистов и машин "скорой помощи", когда все мысли и заботы организаторов здравоохранения сосредоточены на оказании помощи больным с коронавирусом, возникает опасение, что люди, страдающие другими тяжелыми хроническими заболеваниями - сердечники, диабетики, больные с онкологической патологией, могут оказаться предоставленными самим себе и не всегда получить не то что плановую, но даже и экстренную врачебную помощь. Это проблема дня. О ней мы беседуем с известным кардиологом, заведующим кафедрой интервенционной кардиоангиологии, почетным директором Научно-практического центра интервенционной кардиоангиологии Первого МГМУ имени Сеченова МЗ РФ, академиком РАН Давидом Георгиевичем Иоселиани.
Давид Иоселиани: Только сообща мы сможем победить зло и сохранить наш такой хрупкий мир. Фото: Сергей Михеев Давид Иоселиани: Только сообща мы сможем победить зло и сохранить наш такой хрупкий мир. Фото: Сергей Михеев
Давид Иоселиани: Только сообща мы сможем победить зло и сохранить наш такой хрупкий мир. Фото: Сергей Михеев

Давид Георгиевич! Мы впервые беседуем с вами, не сидя лицом к лицу, а дистанционно, как положено в нынешних условиях. Такова реальность. Что вы думаете об эпидемии и о принимаемых в связи с ней мерах?

Давид Иоселиани: Ситуация не из приятных. Я бы даже сказал форс-мажорная. Поначалу казалось, что с этой заразой (грубо, но по-другому и не скажешь!) удастся справиться за пару месяцев. Однако враг оказался коварнее и живучее. Поэтому надо проявлять повышенное внимание к соблюдению мер предосторожности, стараться снижать количество контактов между людьми и тем самым помогать врачам, которые испытывают неимоверные нагрузки.

Пользуясь случаем, хочу воздать должное коллегам, которые трудятся на передовой, можно сказать, на линии огня, и подвергаются огромному риску. Каждый день я узнаю имена врачей, ставших новыми жертвами коронавируса. Вечная им память и вечная благодарность!

А что происходит в вашей области медицины? Есть ли какие-то данные о воздействии коронавируса на сердечно-сосудистую систему? Может ли он попасть в сердце, и что тогда случится?

Давид Иоселиани: Проблема серьезная. Больные с сердечно-сосудистыми заболеваниями, как и другие "хроники", входят в группу повышенного риска. Что это значит? Это значит, что, в случае заражения коронавирусом, наличие серьезного сопутствующего заболевания может существенно утяжелить течение COVID-19. Организму, ослабленному имеющейся болезнью, труднее сопротивляться, труднее противостоять инфекции. К тому же эта инфекция "запускает" в организме определенные патологические процессы, которые провоцируют осложнения основного заболевания.

Заболевания сердца и сосудов, онкологические надо лечить по расписанию. И очень важно не выбиваться из него сейчас, когда вирус может осложнить течение болезни

Что я могу сказать о связи между "короной" и заболеваниями сердечно-сосудистой системы? Понимаете, дело это новое. До сих пор ни один кардиолог, может быть, слава богу, а, может быть, к сожалению, не имел дела с коронавирусом и не мог сделать выводов о его влиянии на сердце и сосуды. Но сейчас буквально каждый день появляются новые свидетельства, новая информация из стран, которые уже прошли кризисный пик эпидемии, и где врачи, получившие возможность отойти от реанимационных коек, могут проанализировать и обобщить накопленные наблюдения и сделать какие-то, пусть пока предварительные выводы.

Например?

Давид Иоселиани: Например, уже накоплено достаточно данных, свидетельствующих о том, что коронавирусная инфекция способствует усилению образования тромбов и бьет практически по всем органам. А не только по легким, как это казалось вначале. Организм, борясь с возбудителем инфекции, вырабатывает особые факторы, которые повышают свертываемость крови. А что это значит? Это значит, что возрастает риск тромбозов, то есть закупорки сосудов, и, следовательно, нарушения кровоснабжения различных органов. Опасность грозит любому органу - легким, почкам, ногам, рукам, органам брюшной полости и, что самое страшное, головному мозгу и сердцу. Если нарушено кровоснабжение мозга, это может привести к инсульту мозга. А нарушение поступления крови к сердцу влечет за собой инфаркт миокарда.

Осложнения такого рода угрожают только пожилым больным или?.. Мы же постоянно слышим, что особо подвержены риску люди из группы 65+.

Давид Иоселиани: Увы, нет. Я читал сообщения американских коллег. По их данным, инсульты мозга развиваются у больных COVID-19 самого разного возраста. Причем очень часто - у молодых, в возрасте от 30 до 50 лет. У них сама болезнь протекает относительно легко, иногда даже бессимптомно. Им и в голову не придет проконсультироваться по поводу состояния своих сосудов. Но в США отметили резкий рост числа инсультов, более того, внезапных инсультов в этой возрастной группе. Примерно в семь раз по сравнению с обычными показателями!

Что касается сердца, то уже достаточно много публикаций, в которых четко утверждается: коронавирус оказывает самое неблагоприятное влияние на сердечную мышцу, то есть на миокард. Признаки повреждения миокарда обнаруживаются у примерно 20 процентов больных, проходящих лечение от коронавируса. Я думаю, что наши коллеги, работающие сейчас с ковидными больными, каждодневно убеждаются в этом.

Значит, надо проверять больных на предмет таких повреждений?

Давид Иоселиани: Конечно, это было бы очень хорошо и правильно. Но почему вы говорите только о больных COVID-19? Я хотел бы отметить вот какой важный момент: все хронические больные, несмотря на эпидемию, должны получать необходимое им лечение, проходить все положенные обследования в любой ситуации, независимо ни от каких обстоятельств. Любую болезнь лучше и проще лечить вне обострения.

Есть, конечно, заболевания, с лечением которых можно несколько повременить, они не дают грозных и тяжелых осложнений. Хотя это тоже не совсем справедливо. Но это не касается онкологических заболеваний, заболеваний сердца и сосудов. Их надо лечить по графику, по расписанию. И очень важно не выбиваться из этого расписания в период, когда вирусная инфекция может осложнить течение болезни.

То есть работы у врачей вашей специальности - вы же занимаетесь лечением острых инфарктов и инсультов - прибавилось?

Давид Иоселиани: Мы могли бы делать больше. Во-первых, хочу заметить, что, на мой взгляд, может, имеет смысл усилить кардиологическую помощь ведущими специалистами в этой области в клиниках, ориентированных на лечение пациентов с коронавирусом. Я уже говорил, что кардиологи в них присутствуют. Но часто либо их не хватает, либо они работают не по своей основной специальности, а как врачи общей практики. А где-то кардиологов нет вообще.

Кардиологи высокой квалификации могли бы наладить кардиологические консультации. А это очень важно с точки зрения предупреждения самых грозных последствий. Во-вторых, сами "сердечники" часто не обращаются к врачам, так как опасаются попасть в больницу, где, как они считают, велик риск подхватить вирус. А тут еще и многие клиники, как я упоминал в начале беседы, перепрофилированы и занимаются исключительно COVID-19. Достаточно сказать, что под коронавирус отдан Кардиологический центр, один из корпусов Центра имени Бакулева… К тому же, как я знаю из сообщений в прессе, некоторые поликлиники не так активно, как хотелось бы, реагируют на обращения по поводу иных заболеваний, кроме COVID-19.

Я прекрасно понимаю, какая огромная нагрузка легла сейчас на всю систему здравоохранения страны. К нам пришла большая беда, и с ней надо бороться в первую очередь. Но недопустимо пренебрегать интересами других пациентов! Люди растеряны, они не знают, куда обратиться. Мне кажется, в этой ситуации и организаторы здравоохранения, и средства массовой информации должны уделять больше внимания, если можно так сказать, просвещению населения, чтобы каждый знал, какие лечебные учреждения продолжают работать по своему основному профилю, куда можно обращаться с тем или иным заболеванием. К сожалению, поликлиники не всегда справляются с этими задачами. В этой связи хочу сказать, что Центр интервенционной кардиологии работает в нормальном режиме. Мы осуществляем самые разные вмешательства на сердце и сосудах. К нам привозят больных по "скорой". Обращайтесь к нам, мы готовы помочь нашим профильным пациентам!

Давид Георгиевич, а есть ли какие-то специфические особенности в лечении сердца и сосудов на фоне коронавирусной инфекции?

Давид Иоселиани: В нынешней обстановке приходится учиться "с колес". В мире уже появилось несколько руководств и рекомендаций по хирургическому и рентгенэндоваскулярному лечению больных с сердечно-сосудистыми заболеваниями, протекающими на фоне COVID-19. Мы изучаем эти рекомендации и стремимся дополнить и развить их на основании собственных наблюдений. Чем больше больных окажется в наших руках, тем больше мы сможем принести пользы - и этим больным, и тем, кто придет после них. Я должен выразить восхищение моими коллегами, которые выполняют самые сложные процедуры у больных с COVID. Это уникальный опыт оказания специализированной кардиологической помощи больным с такой высококонтагиозной инфекцией. Думаю, этот опыт будет полезен профессионалам всех стран, где свирепствует этот вирус.

Мне представляется, что нынешняя ситуация послужит нам важным уроком и важным предупреждением о том, что весь мир должен объединиться в борьбе против этого зла. Только сообща, независимо от национальности, вероисповедания, политических воззрений и т.д., мы сможем победить зло и сохранить наш такой хрупкий мир.

Как он выглядит, этот проклятый вирус? Пути его уничтожения ищут во всем мире. Фото: Stockcrafter / iStock
Общество Здоровье Наука и образование РАН Статьи и колонки Ирины Краснопольской Пандемия коронавируса COVID-19