Новости

26.05.2020 19:00
Рубрика: Общество

H2O - друг и враг

Грозит ли нам новый Тулун в этом году
Сколько регионов остается подтопленными сейчас и хватит ли воды населению и АПК летом, в интервью "Российской газете" рассказал руководитель Федерального агентства водных ресурсов Дмитрий Кириллов.
Люди покупают землю и строят дома у большой воды, не задумываясь о том, что реки могут представлять огромную опасность. Фото: РИА Новости Люди покупают землю и строят дома у большой воды, не задумываясь о том, что реки могут представлять огромную опасность. Фото: РИА Новости
Люди покупают землю и строят дома у большой воды, не задумываясь о том, что реки могут представлять огромную опасность. Фото: РИА Новости

Дмитрий Михайлович, как избежать нового Тулуна?

Дмитрий Кириллов: Все города обращены лицом к рекам. Если в городе есть кремль, он всегда на берегу реки, мы тянемся к воде и от этого страдаем. Очень часто хозяйственное освоение территорий идет без учета природных зон затопления. Для того чтобы предотвратить угрозу жизни людей во время наводнений, правительство приняло постановление о зонах затопления и подтопления. Росводресурсы устанавливают их на основании предложений региональных и местных властей. Чтобы люди были предупреждены о рисках при покупке жилья, данные о границах зон затопления будут внесены в Единый госреестр недвижимости. Покупая участок, люди должны осознавать риски, что их дом или постройки могут быть затоплены.

Если мы разрешаем населению строить там дома, то необходимо проводить защитные мероприятия - создавать защитные дамбы, искусственно повышать территории до незатопляемых отметок, увеличивать пропускную способность русел рек, строить обводные каналы. Необходимо четкое согласование и документальное закрепление границ таких зон затопления.

После Тулуна предлагали вообще запретить людям строиться в таких зонах. Это будет сделано?

Дмитрий Кириллов: Законопроект с такой инициативой готовит правительство. Наши предложения касаются не столько Градостроительного кодекса, сколько Водного, режима хозяйственного использования зон затопления.

Президент уже давно поручил установить все зоны затопления в стране. Но только после наводнения в Тулуне регионы занялись этим в полную силу. Они готовят свои предложения, мы утверждаем. Сейчас таких зон около восьми тысяч. Примерно половина из них - 4000 - уже определены субъектами, мы утвердили 2,5 тысячи, еще 1,5 тысячи согласовываются с другими ведомствами.

Полагаю, что как только мы эту работу завершим, зоны будут поставлены на кадастровый учет и мы сможем осваивать эти территории цивилизованно и предсказуемо. Установление зон затопления необходимо в первую очередь, чтобы обеспечить безопасность людей.

Сколько регионов остаются подтопленными? Каков прогноз на лето?

Дмитрий Кириллов: В масштабах страны половодье проходит штатно, даже ниже средних многолетних уровней и значений, в мае оно повсюду завершится. Максимум через две недели мы уже войдем в водохозяйственное лето.

Сейчас 27 регионов находятся в стадии половодья и подтопления, из них только в восьми введен режим чрезвычайной ситуации, и то не регионального, а муниципального уровня. Обстановка стабильна для этого времени года. Есть проблемы в Коми, Якутии, Архангельской области, Ненецком автономном округе, но они связаны с сезонностью.

Есть нетипичные зоны подтоплений в бассейне Камы. Это связано с аномально жарким сезоном и осадками на северо-западе России, в Сибири и на Урале. По информации Росгидромета, на Каме в Пермском крае уровень воды превышает неблагоприятную отметку, в Кировской области подтоплены автодороги и жилые строения. Ожидаем, что на Каме в ближайшие дни ситуация стабилизируется. Сохранилось затопление поймы на некоторых реках Вологодской и Кировской областей.

Росгидромет в апреле и марте давал прогноз о засушливом мае и жарком лете. В мае ситуация изменилась, пошли дожди, мы столкнулись с необходимостью резкого изменения работы водохранилищ.

Этим летом воды хватит?

Дмитрий Кириллов: Все волжские водохранилища близки к проектным отметкам, наполнены на 100%. Опираясь на прогнозы о жарком лете, мы всю зимнюю воду собирали в водохранилища, экономили. Поэтому в бассейне Волги все 60 млн граждан будут водой обеспечены.

Есть с чем сравнить - прошлый год был одним из самых критичных за весь период наблюдения по наполнению водохранилищ. И в 2020 году половодье в бассейне Волги началось на 3-4 недели раньше обычного и грозило бы дальнейшей засухой, но ситуация изменилась и пошли дожди, несмотря на прогнозы.

Более того, в этом году у нас, похоже, намечается один из рекордных рыбохозяйственных попусков в низовье Волги, мы его начали 7 апреля (обычно это происходит 15 апреля) и будем продолжать до 1 июня, что создаст благоприятные условия для нереста в низовьях Волги.

В Сибири и на Дальнем Востоке ситуация на водохранилищах штатная, пока никаких опасений нет.

Проблемы на юге?

Дмитрий Кириллов: Да, есть сложности в бассейнах Дона и Кубани. На Дону отмечается маловодье, прогноз Росгидромета неутешительный, около 20% нормы, приток к Цимлянскому водохранилищу вообще экстремально низкий за весь период его эксплуатации. Мы ограничили все расходы воды водохранилища. Осуществляется только так называемый комплексный попуск в низовье Дона, обеспечивающий санитарный ход воды и питьевое водоснабжение в районе 180 кубометров в секунду. Этой воды хватит для бесперебойного водоснабжения населения и сельского хозяйства. Вынужденно ограничено судоходство, которое должно было начаться на Дону с 1 апреля, до июня, в противном случае - вододефицита и ухудшения санитарного состояния реки было не избежать.

Непростые условия также в бассейне Кубани в Ставропольском и Краснодарском краях. В связи с предстоящим маловодьем мы еще в феврале ограничили попуск из Краснодарского водохранилища, оставили только санитарный расход, чтобы накопить водные ресурсы для рисосеяния. Мы понимаем, что Кубань - это столица российского риса, заканчивается залитие рисовых полей и рисосеяние. Тогда потихоньку будем снижать расходы из Краснодарского водохранилища для экономии.

По Ставропольскому краю, с учетом низких притоков по реке Кубань, у нас в приоритете наполнение Большого Ставропольского канала и всех водохранилищ, которые питают Ставрополье. Это точки, которые сейчас находятся в зоне нашего повышенного внимания по линии водообеспечения. Обстановка далека от картины лучших лет, но чрезвычайной ситуации удается избегать.

Какая ситуация в Крыму?

Дмитрий Кириллов: Там второй год низкий приток воды. Маловодные годы, как правило, совпадают, если они случаются, то длятся 2-3 года подряд. Сейчас по сути идет второй год, но благодаря реализуемым мерам вопрос водоснабжения Крыма в целом решен, точка напряжения только одна - город Симферополь. Это не касается ни Восточного Крыма (Керчи, Феодосии), который был без воды после отключения Северо-Крымского канала, ни Судака, ни Севастополя. Но в Симферополе аномально низкий приток к водохранилищам.

Основная проблема в том, что до сих пор не решена задача рационального использования воды и снижения потерь в ЖКХ. Потери там просто огромные, по некоторым каналам они доходят до 80%, конкретно из 66 млн кубометров потребления воды в год города и Симферопольского района потери достигают 53%. Это недопустимо в таком вододефицитном регионе. И главный вопрос там не в поиске воды, потому как это природный фактор. Там ищи не ищи, обязательно наступит маловодный год, когда ее не будет. Вопрос именно в бережном отношении к ней и ее рациональном использовании. Сейчас Крым реконструирует водопроводные сети, параллельно задействует дополнительные водозаборы в системе водоснабжения города. При экономном и бережном подходе, несмотря на засушливый год, проблем с питьевым водоснабжением быть не должно.

Средний уровень потерь чистой воды в системе ЖКХ по стране равен 20-30%, в Крыму он доходит до 80%

Где еще есть такие же проблемы ЖКХ?

Дмитрий Кириллов: Таких вопиющих данных, как по Крыму, больше нет нигде. Средний уровень потерь по стране равен 20-30%. На Северном Кавказе ситуация хуже, чем в центральной части страны, где износ сетей намного ниже. В целом лучше всего ситуация обстоит в городах-миллионниках. В малых населенных пунктах, где большие проблемы с тарифами и не хватает средств, и проблем больше.

Для доступности чистой питьевой воды необходимо перераспределение водных ресурсов, устройство специальных водоемов, что сделано за год?

Дмитрий Кириллов: Это вопрос территориального перераспределения ресурсов в регионы, где воды физически нет, чтобы она в дальнейшем там появилась. В том же Крыму планируется строительство Межгорного водохранилища, которое решит проблемы Симферополя и Севастополя в засушливые годы. Но на это требуется 3-5 лет. То же самое касается строительства или реконструкции водохранилищ, их расчистки, восстановления проектной емкости - очень часто они заиливаются - до того объема, который они ранее могли принять. Это наша текущая работа, мы ведем ее планово, во многих регионах, в том числе в Крыму, в Ставропольском крае.

Как изменилась работа в связи с пандемией? Проведение плановых проверок в 2020 году фактически остановлено контрольно-надзорными органами.

Дмитрий Кириллов: Эксплуатация гидротехнических и очистных сооружений проходит в штатном режиме. Специалисты обеспечивают непрерывную работу защитных сооружений и водохранилищ. Очистные сооружения - объект жизнеобеспечения, поэтому для них никаких исключений из норм работы нет, они обеспечивают и водоподготовку, и подачу воды, и ее очистку.

Дмитрий Кириллов: В России 8 тысяч зон подтопления, там будет установлен особый режим. Фото: mnr.gov.ru
Ключевой вопрос

Как на работу по нацпроекту "Экология" повлияла эпидемия, отмечается ли отставание?

Дмитрий Кириллов: Мы участвуем в трех федеральных проектах нацпроекта "Экология": "Чистая вода", "Оздоровление Волги" и "Сохранение озера Байкал". В 2019 году все показатели проектов были выполнены, а некоторые даже перевыполнены в среднем на 20%. В этом году, конечно, пандемия влияет на их выполнение, каждый регион устанавливает своей режим работы, правила допуска к работе строительных и подрядных организаций, но почти 80% работ у нас законтрактовано, подрядчики приступили к выполнению запланированных в рамках нацпроекта мероприятий. Поэтому мы остаемся в графике.

Как проходит оздоровление Волги?

Дмитрий Кириллов: В Волжском бассейне очень сильная антропогенная нагрузка - там живут 60 млн человек, это более трети населения России. Естественно, что там сложилась самая напряженная экологическая ситуация: нагрузка на водные ресурсы реки в восемь раз выше, чем в среднем по России. Ежегодно в Волгу поступает свыше 2,5 млн тонн загрязняющих веществ. К 2024 году мы должны снизить объем загрязненных стоков в три раза.

В рамках нацпроекта "Экология" в приоритете доведение до нормативов очистки организованного стока - того, который мы можем замерить и проверить. Основное внимание уделяется мероприятиям по реконструкции (модернизации) комплексов очистных сооружений ЖКХ в крупных городах. Это позволит кратно снизить поступление загрязняющих веществ со сточными водами, в том числе биогенных, способствующих развитию сине-зеленых водорослей, улучшит качество воды по химическим показателям. Этим занимается Минстрой России. Росводресурсы в своей части проводят комплекс мероприятий на Нижней Волге, экологическую реабилитацию водоемов, расчистку русел, притоков. До конца этого года Росводресурсы профинансируют очистку более 300 га площадей водоемов и 40 км водных объектов.

Помимо сточных вод, до 50% загрязнения Волги может приходить с рассредоточенного нерегулируемого сброса - сельхозполей, сельских территорий, необорудованных ливневых канализаций. Эта тема также на повестке дня, она требует мониторинга, изучения работы ученых и лишь потом выработки каких-то конкретных решений. Этим занимается Институт водных проблем РАН. После проработки темы диффузного стока учеными мы готовы этим заняться. К сожалению, пока у нас даже существующие очистные до установленных нормативов не очищают.

Строительство каскада ГЭС на Волге изменило экологический баланс?

Дмитрий Кириллов: Это действительно так. Но необходимо понимать, что без каскада водохранилищ мы бы столкнулись с гораздо большим количеством наводнений и засух. В связи с тем, что в советское время не была построена Нижневолжская ГЭС, нам регулярно приходится проводить специальные попуски из водохранилищ. Без этих попусков периоды маловодья наносят ущерб уникальной природной экосистеме Волго-Ахтубинской поймы, объекта Всемирной сети биосферных заповедников программы ЮНЕСКО. Жители Волгоградской и Астраханской областей сталкиваются с нехваткой воды для хозяйственных, а иногда и питьевых нужд.

Росводресурсы рассматривают вопрос строительства комплекса ГТС и обводного канала с необходимым для уникального комплекса течением. Это позволит дополнительно обводнить реку Ахтубу и пойму. В рамках федерального проекта "Оздоровление Волги" идет проектирование основных сооружений: водоприемника, подводящего канала, технических сооружений, а также системы лиманов. Этот проект позволит создать необходимый гидрологический режим для обводнения верхней части Волго-Ахтубинской поймы. Система лиманов даст возможность перераспределять воду в течение года.

Помимо этого, население региона получит постоянный доступ к воде, появятся дополнительные стимулы для комплексного развития прилегающих территорий. Мы надеемся, что это решение поможет восстановить природный баланс без ущерба для существующей инфраструктуры.

Общество Природа Экономика Отрасли Ресурсы Общество Экология Правительство Минприроды Росводресурсы