Новости

03.06.2020 05:00
Рубрика: Общество

Человек из "красной зоны"

Журналист "РГ" побывала в обсерваторе
Корреспондент "Российской газеты" побывала в обсерваторе для врачей, которые живут здесь и отдыхают после трудных смен с больными COVID-19.

23 километр Байкальского тракта, отделение реабилитации Ивано-Матренинской детской больницы в Иркутской области. Вековые сосны, солнечные поляны, заросшие буйной травой, корпуса советской постройки. Только детей сейчас здесь нет. Вместо них - медики, работающие в "красных" и "желтых" зонах инфекционных госпиталей.

Как обсерватор для врачей отделение реабилитации работает с апреля. Первыми постояльцами в нем стали сами врачи "Матрешки". Алеся Пономарева, заведующая, например, работала педиатром на приеме в "красной" зоне больницы. У одного из маленьких пациентов был подтвержден COVID-19, и все врачи, контактировавшие с ним, оказались на две недели здесь.

- Это была перезагрузка, переосмысление, - вспоминает она. - К счастью, диагноз ни у кого не подтвердился, и мы вернулись к работе в новых реалиях. Мы научились обеспечивать комфортную и безопасную жизнь тем, кто борется с вирусом каждый день.

Старшая медсестра отделения Александрина Ефремова работает здесь со дня его основания, 27 лет. Перезагрузка далась ей нелегко - часто вспоминает о детях: как на свежем воздухе крепли день ото дня ее подопечные, как привозили их сюда совсем слабенькими, а уезжали они загорелыми и веселыми…

Похоже, к врачам, приезжающим в обсерватор после смен, она относится, как к малышам. Ее задача, как и всех, кто тут работает, создать коллегам, воюющим с COVID-19, условия для восстановления сил.

- В этом корпусе живут врачи из "желтой" зоны, где лечатся больные пневмониями, - показывает она. - А там, вон дом белеет между деревьями, медперсонал инфекционного госпиталя отдыхает. Беспокоить не будем никого, пусть отдохнут.

И все же коронавирус диктует особый режим. Постояльцы друг с другом нигде не контактируют, даже в столовую ходят в разное время. Возят их на работу и обратно разным транспортом.

Идем по свободным комнатам. Врачи на работе. Из трех кроватей застелена одна - положено селить по одному. Обстановка скромная, но все есть: чайник, холодильник, отдельный санузел. А еще… школьная парта в каждом номере. Ведь дети лечились здесь круглый год и учились дистанционно, уроки делали. Выносить парты не стали - в перерывах между сменами медики и научные работы пишут, и читают специальную литературу. Так что школьная мебель оказалась очень кстати.

В корпусе - отдельные входы для жильцов и обслуживающего персонала. Единственный человек, лично встречающийся с каждым из постояльцев, - Александрина Ефремова. Дважды в день она разносит всем термометры и фиксирует показания в специальном журнале.

- Медики же люди дисциплинированные, - рассуждает она. - Раз в неделю они анализы сдают, следят за своим состоянием. И если у кого на работе, не дай Бог, недомогание какое или признаки ОРВИ проявятся, они сюда просто не поедут. Поберегут коллег и нас.

В столовой тоже особый порядок: столы стоят на расстоянии метра два. Оставшаяся без дела мебель сдвинута к стенке. Пахнет борщом. Из кухни выходит Полина Зеленко - улыбчивая, уютная.

- Вдвоем с помощницей управляемся со всем хозяйством, смена по трое суток. Питание сбалансированное, пятиразовое. Распорядок строгий: зашел, обработал руки, поел, на выходе опять руки моем. Катерина - помощница - сразу убирает посуду и тщательно дезинфицирует стол, ну и стул тоже. Никаких, конечно, групповых посиделок. Видите, все посадочные места на одного человека за столом.

На обед у медиков сегодня борщ, а еще картофельная запеканка с мясом и компот.

- Меню составляет диетсестра, старшая пробу снимает. Все довольны, в тарелках ничего не оставляют. Мы, говорят, у вас тут бока наедим. И слава Богу! Медсестрички-то из инфекционки - как стебельки.

Из корпуса для работников "красной" зоны выходят две женщины. Марина Шепотило и Настя Новоселова - медсестры, работают вместе в пятом отделении инфекционной больницы.

- С родными общаемся только по телефону, - подтверждает факт полной самоизоляции Марина. - Моей маме 83 года. Не могу рисковать ее здоровьем, поэтому живу здесь. Она все понимает, хотя скучает, конечно. Когда я не на смене, созваниваемся раз по десять за день, мама все новости мне пересказывает. А здесь очень хорошо все организовано. Условия роскошные, питание - выше всяких похвал. А еще лесной воздух, тишина. Здесь душой отдыхаешь.

В отличие от коллеги с двадцатилетним стажем, Настя Новоселова работает всего год. Дома дедушка с бабушкой, а в госпитале - уход за больными коронавирусной инфекцией.

- Помочь умыться, где-то перевернуть пациента, если он лежачий, тяжелый, - просто описывает она свою работу. - А между сменами пишу диплом об опыте работы фельдшера с больными COVID-19. Я учусь в медицинском колледже. Так что на практике изучаю симптоматику, общаясь с пациентами.

Со стороны залива мягким эхом докатилась незатейливая песня кукушки. Медсестры замолкают. А потом смеются.

"Все будет хорошо! - говорят. - С такими тылами, как у нас-то".

Все материалы сюжета "COVID-19. Мы справимся!" читайте здесь.

В регионах Общество Здоровье Правительство Минздрав Филиалы РГ Восточная Сибирь СФО Иркутская область COVID-19. Мы справимся! Пандемия коронавируса COVID-19