14.06.2020 17:15
    Рубрика:

    Как Черномырдин вел переговоры с Басаевым об освобождении заложников

    В день трагедии в Буденновске "РГ" продолжает серию публикаций "Черномырдин: 10 лет спустя". Ровно четверть века назад боевики террориста Шамиля Басаева взяли в заложники пациентов местной больницы. Нашелся человек, который пошел с Басаевым на переговоры - Виктор Черномырдин. Он взял на себя всю полноту ответственности ради спасения людей.
    Александр Макаров/ РИА Новости
    Александр Макаров/ РИА Новости

    Группа террористов под руководством Шамиля Басаева 14 июня 1995 года въехала в Буденновск Ставропольского края, захватила здание больницы, в котором по разным данным находилось от 1200 до 2000 заложников. Президент России Борис Ельцин улетел в Канаду на саммит большой восьмерки. Журналисты поймали его в аэропорту: он сказал, что ему постоянно докладывают о ситуации. Добавил, что сомневался, ехать ли ему, но решил, что поднимет там вопрос о борьбе с терроризмом на международном уровне.

    Из отпуска вызвали премьер-министра Черномырдина. Добиваясь выполнения своих требований ("Прекратить боевые действия в Чечне и вывести федеральные войска"), Басаев начал расстреливать людей. Страна впервые в своей истории столкнулась с акцией терроризма. Черномырдин выступил с официальным заявлением по радио: "Правительство гарантирует немедленное прекращение огня в Чечне. После освобождения (заложников) Басаеву и его людям будет непременно предоставлен транспорт и сопровождение".

    Это был беспрецедентный шаг - гарантии террористам. Силовой блок критиковал Черномырдина, считая, что действовать нужно только штурмом, чтобы пресечь новые теракты.

    Тем не менее силовики настояли на боевой операции. Потери понесли и террористы, и заложники, и бойцы "Альфы". Тогда-то Черномырдин лично позвонил Басаеву. Содержание большей части этого разговора засекречено. В экспозиции музея Черномырдина в селе Черный Отрог Оренбургской области демонстрируется 20-минутный фрагмент их переговоров. Широко известен только диалог в прямом эфире, запомнившийся фразой: "Шамиль Басаев, говори громче".

    В музее сохранились воспоминания самого Виктора Черномырдина: "Он не поверил, что это я с ним разговариваю. Я приказал пригласить телевизионщиков, чтобы он видел, кто с ним ведет переговоры. И как это потом только не называли: что я поступился каким-то имиджем, что негоже главе правительства вести переговоры с террористами, да еще и на глазах мирового сообщества. Вот на этот пресловутый политический имидж мне было плевать. У меня была главная цель - спасти людей. Точка".

    При этом Черномырдин открыто сообщил Басаеву, что "вас все равно не выпустят, но пострадают люди". На что Басаев ответил: "Мы знаем, мы - смертники. Это для вас трагедия, для нас трагедии нет".

    В итоге удалось договориться об освобождения части заложников, потом и всех в обмен на право беспрепятственного выезда террористов в Чечню.

    Однако до сих пор без ответа остаются многие вопросы. Как 160 вооруженным до зубов боевикам удалось бесконтрольно проехать 50 постов и оказаться в Буденновске? Как потом бандитам, которых спецслужбы планировали уничтожить по дороге, удалось исчезнуть? Ведь предоставленные им автобусы снабдили жучками и минами. Всю дорогу колонну сопровождали вертолеты.

    "Были хорошие возможности с малыми потерями разгромить террористов, провести спецоперацию, уничтожить банду "на марше", - пишет в своих воспоминаниях Черномырдин. - Почему не сделали? Вот это был провал".

    Вскоре после операции президент Ельцин отправил в отставку силовой блок - главу МВД Виктора Ерина, директора ФСБ Сергея Степашина, министра по делам национальностей и региональной политики Николая Егорова. Но вопрос Черномырдина, почему не уничтожили банду террористов "на марше", остается открытым.

    Всего в Буденновске погибло 129 человек, 415 получили ранения. Удалось предотвратить тысячные жертвы. Часть террористов, штурмовавших больницу, погибла на двух войнах в Чечне, часть отбывает тюремное наказание, часть разыскивается.

    Поделиться: