Новости

17.06.2020 01:50
Рубрика: В мире

Боевой мандат

Депутаты первого киргизского парламента готовы были защитить избирателей ценой жизни
 Сообщение в Президиум Верховного Совета Киргизской ССР о гибели депутата Василия Костыря. Фото: Архив Леонида Сумарокова  Сообщение в Президиум Верховного Совета Киргизской ССР о гибели депутата Василия Костыря. Фото: Архив Леонида Сумарокова
Сообщение в Президиум Верховного Совета Киргизской ССР о гибели депутата Василия Костыря. Фото: Архив Леонида Сумарокова
Лишь 17 из 54 депутатов первого созыва Верховного Совета Киргизской ССР, ушедших на фронт, встретили победный май 1945-го. Народные избранники поднимали солдат в атаку под Москвой и Сталинградом, воевали на Курской дуге и штурмовали Берлин.

Джалал-абадский политрук

Летом 1938 года в Киргизии начал работу первый созыв республиканского парламента - Верховного совета. Одним из тех, кто получил мандат народного избранника, был Нурлан Бозоев. Он родился и вырос в Кемине, но трудился на комсомольском поприще на юге страны. Был вторым секретарем Джалал-Абадского окружного комитета ВЛКСМ.

Когда началась война, Нурлану не было и 25. В сентябре 1942 года он ушел на фронт добровольцем. Воевать молодому человеку выпало на одном из самых напряженных участков - ржевском направлении. А 23 февраля 1943 года газета "Советская Киргизия" опубликовала статью, где цитировалось письмо начальника политотдела одного из войсковых подразделений.

"В недавних боях, когда наше соединение выбило фашистскую мразь с сильно укрепленных позиций, враг во что бы то ни стало хотел остановить наше продвижение вперед, - говорилось в статье. - Фашистские танки бросались на боевые порядки наших частей, в том числе на батарею противотанковых пушек, где заместителем командира по политчасти был депутат Верховного Совета Киргизской ССР Нурлан Бозоев. Он со своими бойцами вступил в неравную схватку. Загорелся один танк, факелами вспыхнули второй, третий... Однако фашисты, продолжали напирать. Наступила критическая минута. Казалось, не в человеческих силах остановить бронированные машины, сеющие смерть. В эту минуту раздался боевой клич Бозоева:"Киргизы! Умрем, но перебьем фашистов, не пустим их вперед ни на шаг!".

Нурлана Бозоева сильно ранило в том бою. К нему подбежали однополчане, чтобы вынести товарища с поля боя, но он сказал: "Когда перебьем всех мерзавцев, тогда и отнесете в санчасть, а сейчас я должен воевать с фашистами". Второе ранение оказалось для героя смертельным. Он скончался 1 декабря 1942 года, за несколько дней до начала наступления Красной армии.

Танк имени бати

Другой депутат первого созыва Василий Костыря некогда работал забойщиком на шахтах Донбасса. В 1936 году его призвали в армию, и служить ему пришлось на киргизско-китайском участке советской границы, где было неспокойно. То басмаческие банды проверяли рубеж прочность, то отряды контрабандистов прокладывали оружием дорогу своим караванам.

В Центральном государственном архиве Киргизии сохранились воспоминания сослуживцев Василия Костыря о том, как смело вел он в сабельные атаки пограничников. Был случай, когда он с одним пулеметным расчетом сорвал переправу крупной банды нарушителей государственной границы. За отвагу, смелость и решительность бойцы стали называть его "батя".

Накануне Великой Отечественной войны его, командира маневренной группы 14-й Алай-Гульчинской пограничной комендатуры, избрали депутатом Верховного Совета Киргизской ССР. Люди шли к нему с просьбами, общались за помощью, советом. Он никому не отказывал. Принимал людей с улыбкой, умел найти слова поддержки.

В начале 1940 года многие из его боевых товарищей были переброшены на западную границу СССР. В июне 1941-го Василий Костыря написал рапорт с просьбой отправить его на фронт.

В соответствии с приказом НКВД СССР N 00837 от 29 июня 1941 года о формировании пятнадцати стрелковых дивизий для РККА Алай-Гульчинская, Ташрабатская, Пржевальская пограничные комендатуры Киргизии направили для укомплектования формируемых соединений лучших пограничников. В их числе был и Василий Костыря. Войсковое подразделение, где ему предстояло продолжить службу, было названо по месту формирования Ярославской дивизией. 16 июля 1941 года она прибыла на фронт на смоленское направление.

Повоевать Василию Костыря удалось всего лишь неделю, но даже этого срока оказалось достаточно для подвига. Перед своим последним боем он лично произвел разведку вражеских позиций, а потом вместе с батальоном пошел в атаку. В четыре утра подразделение форсировало вброд реку и с ходу выбило противника с господствующей высоты. Бой был жестоким и беспощадным.

Помощника начальника штаба 910-го стрелкового полка 243-й моторизованной дивизии, капитана Василия Тимофеевича Костыря нашли мертвым в колосящейся ржи. На окровавленной гимнастерке алел значок депутата Верховного Совета Киргизской ССР. Перед боем Василий написал письмо родным. "Веруся! Мои дорогие и любимые детки! Пишу в три часа ночи. Как раз закончил срочную работу под гул вражеских орудий. Сейчас хочу лечь, но не знаю, как посоветуешь ты мне, отдыхать или работать?...".

В сентябре в Президиум Верховного Совета Киргизской ССР поступило письмо из Алай-Гульчинской пограничной комендатуры, в котором сообщалось, что "депутат Верховного Совета Киргизской ССР в боях за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, убит 31.07.1941 г.".

В ноябре 1941 года газета "Ленинский путь" объявила сбор средств на строительство танка имени депутата Верховного Совета Киргизской ССР Василия Костыря.

Ошский венгр

Юлдаш Амраев тоже был одним из молодых депутатов первого созыва Верховного Совета Киргизской СССР. Он получил значок народного избранника в 27 лет, а немногим ранее его отметили орденом "Знак почета". В 1940 году Юлдаша направили в Москву - в высшую партийную школу. Закончить учебу он не успел. В 1941-м, сразу после начала войны, он вернулся в Киргизию, откуда и был призван в армию.
Амраев прошел боевой путь от Москвы до Будапешта. 12 февраля, когда началась решающая битва за столицу Венгрии, он пал смертью храбрых, поднимая в атаку бойцов своего подразделения.

"Офицер Красной Армии и депутат Верховного Совета Киргизской ССР Юлдаш Амраев похоронен рядом со своими 120 однополчанами, павшими в боях за освобождение Венгрии, в братской могиле под номером З36-762 в селе Дег (ул. Вереш Хадшорг) южнее Секешфехервара", - говорится в официальном извещении, которое получила семья героя.

Комментарий

Леонид Сумароков, кандидат исторических наук, проректор КРСУ:

- Стать депутатом первого созыва Верховного Совета Киргизской ССР было не только честью, но и большой ответственностью. Выбирали достойных, тех, кто пользовался огромным авторитетом и уважением за труд. Им доверяли, за ними шли. В свою очередь, что могли пообещать депутаты своим избирателям? Только одно – все силы отдать на служение народу. Обещание свое сдержали, и даже больше. Они отдавали за народ свои жизни.

О подвигах народных депутатов первого созыва мы собирали сведения буквально по крупицам. Удалось даже связаться с родственниками многих из них. Итогом нашей работы стала книга-исследование «Фронтовые дороги народных депутатов». Здесь собраны уникальные архивные материалы.

Судьбы депутатов первого созыва сложились по-разному, но могу с уверенностью сказать, что свое звание они оправдывали с честью. Сохранились благодарственные письма командования войсковых частей, воспоминания сослуживцев, дневники. Это целая история и забывать о ней не следует.
 

В мире экс-СССР Киргизия