25.06.2020 06:05
    Поделиться

    Календарь поэзии: Война оставит неизгладимый след в душе каждого

    Один мирный день из жизни фронтового разведчика
    В июле 1943 года командир полка наградил старшего сержанта Лапшина командировкой в столицу. Парня призвали с первого курса Литинститута еще в 1939 году, а он лишь раз, в 41-м, забегал домой.
    Из фондов Российского Государственного архива литературы и искусства

    Илья служил в роте связи переводчиком и не раз ходил с разведчиками за линию фронта. В детстве он учился в немецкой школе имени Карла Либкнехта.

    За четыре года армии Илья так и не огрубел, и за это его любили. Большой, рыжеватый, добродушный.

    И вот Илья в родной Москве. Новая Божедомка. Дом четыре. Родная дверь.

    Дэзик, школьный друг Ильи, уцелеет на войне и в 1978 году вспомнит их дружбу и этот дом.

    В профессорской квартире,

    где он жил,

    В квартире деда,

    Бывало, сизой тучей дым кружил

    И за полночь текла беседа.

    Мы прямо в сад сигали из окна,

    Минуя двери...

    Двери открыла мама. Долго стояли обнявшись. Бросив вещмешок, Илья прошел в свою комнату. Там все ждало его: старые часы, книги, папки с рукописями, портрет Пушкина. В солнечных лучах клубились поднятые по тревоге пылинки.

    Утром Илья проводил мать до госпиталя. Запрыгнул на подножку набитого трамвая.

    Скоро Илья шел к родному институту, который желтел за старыми липами. На вахте спросили документы. Илья привычно прижал руку к нагрудному карману гимнастерки - тот был пуст.

    Из учетной карточки военно-пересыльного пункта, заполненной Ильей Лапшиным 5 июля 1943 года в 14.00: "Прибыл в командировку. При проезде в трамвае украли все документы. Деньги утащили. Явился к коменданту г. Москвы..."

    Неизвестно, удалось ли изловить тех мерзавцев, что охотились за карманами и вещмешками фронтовиков.

    Известно лишь, что на другой день Илья Лапшин уехал в свою часть.

    Последние стихи Ильи Лапшина

    Ты не знаешь, как в пургу метельную

    На привалах валишься в снег

    И какую тоску беспредельную

    На войну несет человек...

    1941

    * * *

    Пройдет война,

    и зарастут воронки

    Зеленой идиллической травой,

    И защебечет жаворонок звонко

    Над полосой,

    когда-то фронтовой...

    Расскажем детям мы,

    как шли когда-то

    Солдатами в разведку на заре,

    И прошлое припомнится

    как дата

    В оборванном давно календаре.

    А может быть,

    мы, ветераны, будем

    Дремать на солнце

    где-нибудь в Крыму,

    О тех годах, растаявших в дыму...

    Быть может,

    мы возьмем и позабудем

    Но - так не будет.

    Слишком многим были

    Для нас года и бедствия войны,

    Окрепли в них

    мальчишеские были,

    Сгорели в них мальчишеские сны.

    И если жить - так жить

    до исступленья

    И быть всегда

    подобранным и злым,

    Но разве может наше поколенье,

    Войну прошедшее,

    когда-то стать иным?

    И будет нам необходимо, надо

    По-пехотински

    сутками шагать.

    Пойдем мы стариками

    к Сталинграду,

    Чтобы у Волги юность

    вспоминать.

    И защебечет жаворонок звонко

    Над полосой,

    когда-то фронтовой...

    И посидим мы молча

    над воронкой,

    Заросшей идиллической травой...

    1943

    Пишите Дмитрию Шеварову: dmitri.shevarov@yandex.ru

    Поделиться