"...а превратились в белых журавлей"

Скульптор Андрей Коробцов рассказал, как рождалась идея ржевского монумента
Ржевский мемориал. Фото:  kremlin.ru
Ржевский мемориал. Фото: kremlin.ru
Мы говорили с Андреем Коробцовым на строительной площадке. Мемориал уже был полностью готов. 25-метровый бронзовый солдат с автоматом в руке и распахнутой плащ-палатке, полы которой обращаются в журавлей, стоял прикрытый материей. Ждал команды, чтоб предстать миру во всем своем величии. У подножия - строгие стальные холмы, на которых более 17 тысяч имен павших подо Ржевом бойцов...

Пандемия на время отложила открытие, которое планировалось на День Победы. Открыли мемориал 30 июня. В церемонии открытия приняли участие президент России Владимир Путин и президент Беларуси Александр Лукашенко.

- Андрей, вам всего 33 года. Чтобы взяться за подобную работу, мне кажется, надо быть отважным человеком...

- Мы с архитектором Константином Фоминым понимали, что шансов выиграть конкурс немного. Косте нет даже тридцати, а в конкурентах маститые мастера, народные художники, архитекторы...

Андрей Коробцов с макетом памятника.

- Я немного о другом. Наверное, очень непросто в вашем возрасте пропустить войну через собственную душу...

- Было нелегко не только нам. После первого этапа все работы были аннулированы, ни один проект не устроил жюри. Главная претензия именно эта - "не хватает души". Мы понимали, что надо уйти от пафоса, излишней патетики. Но как? У нас было около 80 эскизов и все - мимо. И в какой-то момент мы пришли к пониманию: фигура солдата должна парить в воздухе, как бы распадаться на детали. Но как это сделать? Отчетливо помню тот день, когда нас осенило: души павших солдат - это те самые журавли из фильма Михаила Калатозова "Летят журавли", из песни Яна Френкеля и Расула Гамзатова...

А моя душа... Я вот считал себя крепким, но однажды плакал навзрыд и несколько ночей не спал. Когда только наша работа начиналась, нас с Костей привезли в эти места на захоронение 72 бойцов, погибших в ржевской мясорубке. Поисковики не только подняли останки бойцов, но и разыскали родственников одного из них. И вот внучка говорит о своем дедушке, как о живом человеке, о том, как они искали его, как нашли 26 полных тезок и только о четырех было известно, как они погибли. Дед стал пятым. Рассказывает, как его эшелон проезжал мимо их дома, и на станции дед попросил односельчанина позвать семью, но пока тот бегал, они успели увидеть только хвост уходящего поезда.

И тут для меня сотни тысяч погибших сжались до судьбы одного конкретного человека, который сейчас лежит в этом гробу. И 75 лет после Победы - как ни бывало. Ведь родись я в то время, этот гроб мог быть моим. Меня прорвало...

- Война прошла через вашу семью?

- Три брата моей бабушки ушли на фронт. Было много необычных историй. Михаил был командиром Т-34, закончил войну в Будапеште. Прошел через блокадный Ленинград, там лежал в госпитале, за ним ухаживала медсестра, которая умерла от голода. Потом Михаил узнал, что она свой паек ему скармливала. Он всю жизнь терзался этим.

Николай пропал без вести, ни одного письма не пришло. Я, работая над памятником, иногда думал, что вполне возможно, что он в этих местах сгинул.

Третий, Иван, провоевал недолго, в одном из первых боев получил такую контузию, что был комиссован. Я лицо солдата поначалу хотел делать с портретов своих дедов, но потом понял, что не имею права присваивать этот образ. Нам сотрудники Российского военно-исторического общества предоставили множество портретов воинов ржевских событий, и я с разных лиц брал отдельные детали - получился собирательный образ.

Архитектор Константин Фомин.

- Фомин - архитектор, вы - скульптор, а проект совместный. Спорить приходилось?

- Конечно. Мы же делаем одно дело. А с Костей давние друзья, в общежитии академии художеств жили в соседних комнатах, на гитарах бренчали вместе. И работать решили тоже вместе, только выигранных проектов у нас - около сорока, а с проигранными - далеко за сотню. Так что мы по-товарищески не щадим друг друга.

- Ваши родители приедут на открытие памятника?

- Очень этого хочу. Они живут на Белгородчине, по которой тоже прокатилась война. Я им благодарен за то, что когда-то заметили мою тягу к пластилину, отдали в художественную школу. Папа, Сергей Петрович - сварщик на горно-обогатительном комбинате в Губкине, мама, Людмила Алексеевна - инженер. В роду художников не было. Но однажды я приехал домой и привез небольшую брошюрку со своими работами - отчитаться перед родителями. Утром смотрю, отец собрался на работу, а из сумки брошюрка торчит - своим сварщикам решил показать.

ВЗГЛЯД СКВОЗЬ ГОДЫ

Государственный секретарь Союзного государства Григорий Рапота:

- Это памятник именно солдату. Не маршалу, не адмиралу, не генералу. Тому, кто своей жизнью заплатил за то, чтобы здесь задержать огромную армаду немцев, не дать им возможность пройти к Сталинграду, а были такие замыслы. Не дать им прорваться к Москве или вывести свои войска на Кавказ. Это огромная жертва, которую заплатили солдатскими жизнями - и памятник именно этому.

НАША СПРАВКА

6 июня 2017 года на совещании в Российском военно-историческом обществе было принято решение об увековечении памяти погибших в Ржевской битве при поддержке Союзного государства.

Мемориал стал первым крупнейшим памятником подвигу именно Советского солдата, созданному в современной России. По масштабу и значению он стоит в одном ряду с всемирно известными комплексами: на Мамаевом кургане в Волгограде, "Защитникам советского Заполярья в годы Великой Отечественной войны" в Мурманской области, на Поклонной горе в Москве, на Пискаревском мемориальном кладбище в Санкт-Петербурге...

Мемориал получит статус филиала Музея Победы. Проект реализуется без привлечения средств федерального бюджета. Народные пожертвования составили более полумиллиарда рублей, 200 миллионов поступили из Союзного государства.

ПОЛЕ БИТВЫ

Боевые действия советских и немецких войск, проходившие в районе Ржевско-Вяземского выступа с 5 января 1942 года по 21 марта 1943 года с перерывами от полутора до трех месяцев, включали в себя четыре наступательные операции советских войск Западного и Калининского фронтов против немецкой группы армий "Центр". Цель - освободить города Ржев, Сычёвку, Вязьму и тем самым ликвидировать Ржевско-Вяземский выступ. Завершилось все отступлением 9-й армии вермахта 5 марта 1943 года.

Потери советских войск в этих операциях составили, по некоторым оценкам, до 1 600 000 человек, из них безвозвратные (убитыми, умершими от ран, пропавшими без вести и попавшими в плен) - 392 554 чел.