Новости

02.07.2020 10:30
Рубрика: Общество

"Говорящие" моллюски

В Ялте палеонтолог-любитель открыл домашний музей окаменелостей Юрского периода
Панцири и иглы, створки и трубочки, с завитками и пупырышками, размером с ноготь или с арбуз. Останки обитателей древнего моря ищут в брошенных карьерах, в горах и на окраинах городов. И каждый доисторический артефакт вызывает дикий восторг: мало того, что не похож на предыдущий, так еще и возраст приводит в трепет - ведь этим ракушкам более 180 миллионов лет! Однако в основном откопанные древности остаются в частных коллекциях. Ялтинский поисковик Валентин Вербицкий решил открыть первый на полуострове частный музей окаменелостей.

Иголки под ногами

- Крым 180 миллионов лет назад располагался в районе нынешнего Египта. Поэтому фауна была тогда очень похожа на ту, что сегодня обитает в Красном и Средиземном морях, - объясняет Вербицкий обилие морских ежей, кораллов и окаменелых губок в витринах домашнего музея.

Свою первую древнюю ракушку Валентин нашел, когда ему было девять лет. С тех пор и "болеет" находками. Получив образование, а затем став ювелиром, он продолжал бродить по Крыму в поисках окаменелостей, потом работал гидом в одной из местных пещер. А с 2014 года он стал профессиональным искателем древностей. Остатки раковин, ракообразных и иглокожих он ищет по особым приметам выступающих пород: например, вкрапления угля - верный признак моллюска, потому что это фрагмент окаменевшего илистого дна.

- Половина всего, что мы находим, лежит просто на дороге, - говорит Валентин. - Иногда туристы показывают такую точку, и тогда целенаправленно идешь в это место, тратишь день - и приносишь два рюкзака килограммов по 20! Искать можно даже на туристических маршрутах. Вот Боткинская тропа: кто птичек рассматривает, кто просто фотографируется, а я ложусь с пинцетом и выбираю иглы морских ежей. Мне говорят: "Каких ежей! Невозможно найти иголку в стоге сена!" А я доказываю обратное.

Охотники за аммонитами

В Крыму и Севастополе с десяток людей, серьезно занимающихся любительской палеонтологией. Они находят хорошо сохранившиеся раковины аммонитов почти по 50 килограммов, скрученных в тугой слоновий хобот с аккуратными складочками. За один присест собирают в районе Белой скалы под Белогорском по несколько десятков целых панцирей морских ежей, часть которых - размером с приличную дыню.

По дороге на Ялтинскую яйлу поисковики проходят через ископаемый риф - там даже щебень, что хрустит под ногами и колесами, состоит из осколков кораллов. Ищут в Балаклаве и Бахчисарае, в Ялте и Белогорском районе, на Тарханкуте и Казантипе, под Симферополем и Судаком. Находят ракообразных с клешнями и окаменевшие звездочки морских лилий. Зубы акул и динозавров, чешуйки древних рыб, но больше всего - раковины моллюсков разных видов и периода жизни нашей планеты. Среди энтузиастов-любителей - пенсионеры, врачи-кардиологи, компьютерщики...

Обнаруженные находки по возможности извлекают из камня и тщательно очищают от наслоений известкового налета. На это может уйти от трех часов до месяца кропотливой работы.

- Вот здесь представлены аммониты и наутилусы из Бахчисарайского района, - начинает Валентин экскурсию по своему домашнему музею. - Им 135 миллионов лет. Аммониты - головоногие моллюски, но они не дожили до наших дней, а наутилусы дожили: у меня для сравнения есть раковина современного наутилуса. Вот, смотрите: ничем не отличается от окаменелой. А появились наутилусы 400 миллионов лет назад. Вот здесь двустворчатые моллюски - им 70 миллионов лет. Тут - мелового периода крабы, Симферопольский район. В центре Симферополя, когда город еще не был сильно застроен, мы такими кидались во время игр, они были нам не нужны...

Вербицкий говорит, что проснулся однажды и понял, что вокруг него скопилось огромное количество необработанных окаменелостей. И с ними нужно что-то делать. Он решил, что хочет оставить после себя память, сделав для города музей, в котором дети могли бы изучать историю Земли и родного края, ведь большая часть коллекции - родом из Большой Ялты.

- Обычно такие коллекции хранятся в сервантах, среди книг и в картонных ящиках на балконах. Я решил, что не буду продавать свои камни, пора браться за инструмент. Сначала ко мне домой стали люди приходить. Потом мы в специальное помещение перебрались. Я нашел витрину на помойке - без стекол. Еще один товарищ обещал дать лампы для освещения витрин - все это оснащение потребовало бы больших денег, которых у меня нет, - признается Вербицкий.

Риф на витрине

Один из примечательных экспонатов домашнего музея окаменелостей - морская звезда в каменном блоке. Эту находку Валентин выкупил у владельца в украинские времена за 150 долларов - это было три месячные зарплаты.

- Мужик покрутил у виска и продал мне камень, - улыбается Вербицкий, любуясь своим приобретением как в первый раз. - Звезда - 12 сантиметров, и она - наша, южнобережная. Камень-то клееный, значит, переходил из рук в руки. Но этот камень лежал у него на крыше и подпирал шифер!

Хозяин музея с готовностью рассказывает о каждом из древних существ за стеклом витрины. У всех - поэтические латинские имена. Тригония, нэринэя, фибула, акабария... Не будучи профессионалом, Валентин Вербицкий дает определения своим находкам и датирует их с известной долей условности. Часть экспонатов остается неопознанными, потому как их пока не с чем сравнить - ни с современными, ни с образцами из коллекций коллег по всей России.

- Аналоги некоторых раковин я нашел в зарубежных каталогах. Вот это - пурпуроидея. Она лежала на краю скалы под сосной, и в принципе просматривалась. Устье ракушки было залеплено. Я два дня мимо ходил и сначала не понял, что это такое: ну, пупырышки какие-то торчат. Думал, кораллы вообще. Но постепенно стал чистить: оказалось, что это раковина. Принес ее домой и говорю: "Жена, мы стали богаче на миллион!" Потому что таких раковин в мире по пальцам пересчитать. Может, она на самом деле миллион стоит? Шипы на раковине частично сохранились, частично я отреставрировал. И теперь мы знаем, как эта раковина выглядела, - рассказывает Вербицкий.

Для своего музея палеонтолог-любитель попытался воссоздать и цельные ветки кораллов, собрав из отдельных коротких суставчиков большие панно. Он соединил кораллы с окаменевшими губками и полипами, превратив их в образец рифового мира. Валентин так увлечен своим делом, что увлечение это, как споры доисторических растений, распространяется вокруг и незаметно прорастает в зрителях и слушателях.

- Когда берешь в руки, думаешь: ну, ракушка - и даже не представляешь, сколько ей лет. А ей 180 миллионов лет! Вот в породе вкрапления угля - бьешь кувалдой. Ага, хвостик оголился. Забираешь и чистишь, - не унимается хозяин музея.

После экскурсии в Юрский период начинаешь замечать, что твоя походка и направление взгляда меняются - все время смотришь вниз. Повсюду чудятся, и самое главное, попадаются! - окаменелости. Осталось молоток в рюкзак положить. И зубило.

Мнение

Дмитрий Старцев, палеонтолог, ведущий методист зоологического музея Крымского федерального университета им. В. И. Вернадского:

- Такое увлечение полезно, ведь если окаменелости остаются в природе на открытом воздухе, то их жизненный срок очень недолог - вскоре они начинают разрушаться из-за выветривания, размораживания и за несколько лет превращаются в песок. Так что, если кто-то нашел и подобрал что-то интересное - можно сказать, что спас артефакт от разрушения. Другое дело - уметь грамотно обработать и зафиксировать находку. Но если человек долгие годы увлекается палеонтологией, то он рано или поздно выходит на связь со специалистами, которые помогают ему с определением возраста находок, биологического вида и советуют, как бережно их законсервировать. На базе недавно открытой пещеры "Таврида" тоже будет подобный музей, он познакомит посетителей с животными, кости которых найдены в подземных галереях. Доступна коллекция окаменелостей и в нашем университетском музее.

В регионах Общество Наука Общество Природа Культура Арт Музеи и памятники Филиалы РГ Крым ЮФО Республика Крым