Новости

03.07.2020 19:22
Рубрика: Власть

Белое и черное

Если хотите, это взрыв "американского характера"
Текст: Владимир Лукин (историк, политик, 
в прошлом посол РФ в США)
Общественные процессы, происходящие сейчас в Америке, по-моему, открывают одну из самых важных и сложных страниц в американской истории.
Историк Владимир Лукин. Фото: Лилия Злаказова Историк Владимир Лукин. Фото: Лилия Злаказова
Историк Владимир Лукин. Фото: Лилия Злаказова

Всякая страна и нация опираются на какой-то миф о себе. Американский миф - миф о стране свободных и равных людей, имеющих право жить на этой земле и осваивать ее, особо ценящих в своей "стране переселенцев" свободу общения, приездов и отъездов, умеющих сочетать демократические ценности и свободу с вооруженностью и важностью юридических отношений друг с другом (когда закон важнее, чем личные пристрастия).

В Америке судят памятники и события, в них запечатленные, не учитывая, по каким причинам те созданы. Фото: Gettyimages

Но эта страна создавалась, когда в представлениях людей еще не существовало понятия единого человечества. Мир делился на цивилизованный и нецивилизованный. Цивилизованным миром считалась Европа и ее провинциальные окраины, к коим и относились США, заселенные бежавшими из Европы переселенцами в основном протестантского мировоззрения.

Но когда в Америку хлынул поток насильственных переселенцев из Африки, то возникла более сложная и, я бы сказал, двойственная ситуация. В чем-то похожая на древнегреческую, когда Афины объявлялись страной свободных людей, каждый из которых имел по 10-20 рабов. Свободные люди с рабами - это динамит.

И вот сейчас эта двойственность, когда-то казавшаяся естественной и органичной, взрывается и разрывается.

Человечество стало другим, оно уже не делится на цивилизованный и нецивилизованный мир. И Китай, и Ближний Восток, и Африка это все - человечество.

И эти новые представления о "широком человечестве" не могли не вызвать кризис старой системы американских ценностей. Отчасти проблема была решена во время страшной, кровопролитной гражданской войны в Америке, как раз отразившей этот слом прежних ценностей. Но решена она была в политико-юридическом ключе, а не в общественном. Сегрегация продолжала существовать и становилась частью американского характера и внутреннего "инстинктивного мировоззрения" очень многих американцев. Думавших, что афроамериканцы - это, конечно, люди, но… какие-то другие люди. И вот теперешняя мощная волна взрыва - не общественного устройства, против него никто особенно не выступает, но системы американских ценностей и общественных воззрений. Если хотите, это взрыв "американского характера".

Я бы назвал эту ситуацию холодной гражданской войной, и слава Богу, что холодной, хотя есть и горячие вспышки. Это война внутри американского менталитета, война в каждом человеке.

В нашей собственной Гражданской войне тоже проявлялся национальный характер, и она шла в душах людей. И до сих пор во взглядах на нее у нас много всяких глупостей и искажений -от влияния иностранцев (внешних и внутренних) до "это все придумал Черчилль в 18-м году". И наследников воюющих сторон "той Гражданской" до сих пор разделяет конфликт, проходящий в умах и душах.

И в Америке сейчас происходит что-то подобное, взрыв менталитета - личностного и общественного. Когда старые традиционные представления рушатся, а вместо них выходят новые, но почему-то очень похожие на старые. На слова "Жизнь черного имеет значение!" есть же очевидный ответ "Жизнь белого тоже имеет значение". Так неужели перед нами все тот же старый расовый конфликт в примитивной и зловещей форме?

Современная же жизнь по-настоящему осознающего себя человечества требует других позиций: жизнь и белых, и черных имеет одинаковое значение.

Мир в американском обществе наступит, когда афроамериканцы выйдут на демонстрацию с лозунгом "Жизнь белых имеет значение", а белые американцы - на ту же демонстрацию с лозунгом "Жизнь черных имеет значение".

Для меня Америка - яркая, интересная, великая страна, которой я никогда не желал зла, но, похоже, что сегодня подкова, когда-то перегнутая в одну сторону, норовит сверх меры перегнуться в другую. И это очень серьезная и чреватая гражданскими конфликтами проблема.

Американская история - сложная, это и история расизма, и история героической борьбы с ним. Есть надежда, что они постепенно преодолеют это. Но очень постепенно, потому что корни этого раздора лежат глубоко в сердцах и душах людей. И кроме демонстрантов есть еще и те, кого Никсон называл "великим молчаливым большинством". Они на демонстрации не выходят, но демонстрации проходят в их душах, и завтра это может сказаться.

Что же касается войны с историей, с памятниками, то тут нам всем нельзя терять умения воспринимать события в их собственном историческом контексте.

В Америке сегодня судят памятники (и события, в них запечатленные), не учитывая причин, по которым они такими созданы. И это очень печальное свидетельство большого дефицита понимания истории. Как и снос памятников в России в 1918-1919 годах, это одно из проявлений недостаточной исторической мудрости людей, их узкого этического и нравственного кругозора.

Я бы назвал это холодной гражданской войной, и слава Богу, что холодной, хотя есть и горячие вспышки. Это война внутри американского менталитета, война в каждом человеке

То, что происходит сейчас в Америке, похоже на полную утерю исторического понимания. В этом заметен большой дефицит коллективной национальной культуры. И не только в Америке. Это урок для многих. И для нас в том числе.

Думаю, что кризис будет преодолен, но не сразу. Как известно, "судьба согласных с ней ведет, а несогласных тащит". Вот американцев она сейчас куда-то тащит. Будем надеяться, что со временем она и их, и нас всех будет вести.

Подготовила Елена Яковлева

Власть Позиция Беспорядки и протесты из-за убийства афроамериканца в США