Рубрика: Общество

09.07.2020 07:30

Пандемия изменит медицинское образование

В этом году многие студенты медицинских вузов прошли свою практику в необычных условиях - работая в "ковидных" госпиталях в качестве медбратьев, медсестер, волонтеров. И тем самым не только проявили свою гражданскую позицию, но и получили бесценный опыт и профессиональную закалку. Участвовали в борьбе с коронавирусом и преподаватели и научные сотрудники медвузов, оказывая практическую и консультативную помощь своим коллегам в клиниках и службе скорой помощи. А кроме того, они проанализировали те образовательные программы, по которым сейчас готовят будущих врачей. И пришли к выводам о том, что многое в них надо изменить и усовершенствовать. Об этом ректоры медицинских вузов говорили на "круглом столе" под названием "Новый взгляд на профессию врача", который провел в онлайн-формате фонд "Контент".

- В своем Послании Федеральному Собранию президент страны поставил задачу обеспечить кадрами до 2024 года все наши лечебные учреждения, расширить целевую подготовку, - напомнил ректор Первого Московского государственного медицинского университета им. Сеченова Петр Глыбочко. - И мы, как и все медицинские вузы, уже получили цифры целевого приема на этот год: "Лечебное дело" - не менее 70 процентов, "Педиатрия" - не менее 75 процентов. Кроме этого, в Послании также определено, что ординатура по дефицитным специальностям на 100 процентов должна быть целевая, и мы готовы и эту задачу решить. Во время пандемии мы увидели, что сегодня есть дефицит анестезиологов-реаниматологов, недостаточно патологоанатомов, морфологов, инфекционистов, эпидемиологов. Кроме того, мы должны пересмотреть подготовку, которая должна быть не только междисциплинарной, как раньше. Она должна быть еще достаточно пластичной, вариабельной, чтобы студенты были подготовлены к любым ситуациям, с которыми мы можем столкнуться. Я считаю, что сегодня медицинские университеты хорошо к этому подготовлены.

- При очень высоком рейтинге медицинского образования и большом конкурсе в медицинские вузы мы получаем абитуриентов со средним баллом около 85-90, - отметил ректор Первого Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. Павлова Сергей Багненко. - Но в результате мы, например, до 30 процентов поступивших в течение полутора лет отчисляем. Это говорит о том, что не только система ЕГЭ недостаточно объективно оценивает знания, но и о неспособности выпускника школы понять, насколько трудоемко медицинское образование, особенно в первые годы. И в результате мы вынуждены увеличить прием на первый курс примерно на треть, чтобы выйти на стабильную цифру подготовки студентов на втором и последующих курсах. И это своего рода продолженный экзамен для них, чтобы понять, кто из них останется в вузе. Иначе снизим планку медицинского образования, а это скажется на качестве медицинской помощи в стране. Но мы ждем, что в результате мер по совершенствованию школьного образования, которые сейчас осуществляет министерство просвещения, мы будем получать более работоспособного и подготовленного абитуриента.

- Врач должен иметь не только профессиональные знания, но и высокий интеллект, и общую культуру, потому что пациент должен верить ему, - считает декан факультета фундаментальной медицины МГУ им. Ломоносова Всеволод Ткачук. - Он должен много читать, уметь ставить вопросы перед лабораторной диагностикой, перед лучевой диагностикой. И уметь сформировать в своей голове гипотезу, от чего болезнь возникла, чтобы не симптоматику лечить: давление высокое - надо его снизить, а творчески работать. Вот этим надо нам заразить своих студентов.

- У нас есть мощный инструмент, который позволяет активно влиять на формирование врача, - напомнил ректор Воронежского государственного медицинского университета им. Бурденко Игорь Есауленко. - Это производственная практика. Сегодня мало какой из технических и других вузов может воспользоваться такой базой, которая сейчас есть в системе практического здравоохранения. Необходима и международная активность. Я считаю, в наших вузах каждый студент, не говоря уже о преподавателях, должен обязательно знать хотя бы один иностранный язык, причем на хорошем уровне.

- Необходимо увеличить срок последипломной подготовки, - высказал свое мнение Сергей Багненко. - Как бы мы ни говорили о том, что прежде интернатура по хирургии и терапии была короткая, что она формировала эрзац-специалиста, но все-таки она давала общеклиническую подготовку по неотложной терапии и хирургии. А как показала пандемия, от всех врачей требуются общеврачебные знания: способность оценить тяжесть состояния больного, опыт работы в реанимации, опыт выделения групп риска, правильная сортировка больных. Все это невозможно, если нет общехирургической, общетерапевтической, общеврачебной подготовки до подготовки по "узкой" специальности. Думаю, что наше вузовское сообщество должно работать над этой темой.

- Пройти интернатуру в рамках тех 6 лет, за которые сейчас мы готовим врачей, почти невозможно, потому что там очень много дисциплин, которые дальше урезать уже некуда, - считает и Всеволод Ткачук. - Химия, физика, биология и так урезаны до невозможного, а о практикумах нечего и говорить. А это значит, что у них не будет навыков работы с молекулами, клетками, животными. А знания множатся, надо осваивать новые методы, наукоемкие. Приходят в практику ядерная медицина, наномедицина и т.д. Наверное, придет время, когда нам придется прийти к 7-летнему высшему медицинскому образованию, которое позволит достигнуть минимального гарантированного уровня профессиональной подготовки врачей. За 6 лет дать его уже очень трудно. Поэтому нашим вузам трудно соревноваться с западными, где врачей готовят 8 лет - это только на общее образование, без специализации. Плюс ординатура у них не меньше 3 лет, а часто и 5 лет. И врачи начинают практиковать только к 30 годам. Нам об этом надо говорить откровенно, как и об увеличении ординатуры с двух лет до трех-четырех.

- Я встречался со многими немецкими специалистами из клиник, где работают наши выпускники, - рассказал Игорь Есауленко. - И все они говорили о хорошем уровне подготовки и о востребованности наших выпускников. Можно сделать вывод, что наше образование не хуже европейского и мирового. Сейчас около 300 тысяч иностранных граждан получают образование в российских вузах, из них 21 процент - в медвузах, это второе место после инженерно-технических университетов по востребованности. Но сегодня, чтобы интегрироваться в мировое пространство, нужно быть в курсе всех инновационных тенденций, которые есть в медицинском образовании, в том числе и в цифровизации.

- Цифровизация - это уже реальность и строгая необходимость, - уверен ректор Ростовского государственного медицинского университета Сергей Шлык. - С тем объемом информации, которая сейчас приходит ежегодно по медицинским дисциплинам, мы иначе не сможем справиться. Я думаю, что вузы к этому готовы, и очень многое уже сделано. У нас в вузе компьютерщиков сегодня больше, чем организаторов учебного процесса. Мы создаем программы, которые нам очень помогли, когда возникла пандемия. Благодаря имеющимся платформам мы обучили около 10 тысяч медиков очень быстро и качественно. Проводим научные конференции в онлайн-режиме. Кроме того, это прекрасная платформа общения между администрацией, ректоратом, деканатами, кафедрами и студентами, которая экономит много времени. Но самое главное, что студенты сейчас подготовлены в этом плане намного лучше, чем преподаватели. Конечно, не все дисциплины можно так преподавать. Мы вкладываем свои средства в создание симуляционных центров. Там настолько интересно, что, когда мы покупаем новый симулятор, у самого чешутся руки поработать с ним. Но без цифровых технологий и это было бы невозможно.

- Цифровизация - это возможность использования электронных баз данных, учебников и т.д., - согласен и Сергей Багненко. - В этом направлении мы хорошо обеспечены и продолжаем интенсивно развиваться. Но вот что касается выпуска специалистов и допуска их к практической деятельности, то нынешняя аккредитация с последующим допуском сразу к самостоятельной деятельности, на мой взгляд, все-таки пока временная мера.

- В непрерывном медицинском образовании важно постоянно обмениваться информацией со своими коллегами, - отметил ректор Московского государственного медико-стоматологического университета им. Евдокимова Олег Янушевич. - Для этого необходимо и создание соответствующих сайтов и социальных сетей, и участие врачей в научной деятельности. А у нас сегодня не многие врачи участвуют в клинических исследованиях, пишут статьи и т.д.

- Университет, с моей точки зрения, должен быть драйвером развития региональной экономики, - отметил ректор Самарского государственного медицинского университета Александр Колсанов. - Мы в течение нескольких лет развиваем совместно с IT-компаниями информационные технологии в медицине. И уже созданы десятки стартапов - компаний, которые создают новые продукты от идеи до серии. Идем по пути создания инновационного пояса вокруг университета, работаем с институтами развития - федеральными, региональными, участвуем в различных конкурсах. Например, в конкурсе лидирующего исследовательского центра по виртуальной дополненной реальности, в рамках которого через год мы выводим на рынок 12 новых продуктов. Важно, что мы поменяли парадигму их создания. Если раньше ученый выдвигал какую-то идею, работал над ней, но когда опытный образец приходил в практическое здравоохранение, он часто не был востребован. Сейчас схема обратная: мы идем в практическое здравоохранение, спрашиваем, какие проблемы там есть, формируем несколько гипотез для их решения. Затем делаем прототипы, апробируем их. И только когда какой-то из них "выстреливает", привлекаем индустриальных партнеров, инвесторов. И если средний общемировой процент доведения идеи до серийного продукта равен 10-15, то мы достигаем и 30-40 процентов, и уже десятки изделий дошли до рынка.

- В последнее десятилетие Минздрав РФ большое внимание уделял развитию науки в университетах, - констатировал ректор Российского национального медицинского исследовательского университета им. Пирогова Сергей Лукьянов. - Ее качество повысилось, обновилась приборная база, были привлечены опытные специалисты из академии наук. Но, на мой взгляд, ключевым является то, что последние годы появились и потребители научной продукции. Потому что, как бы мы не старались, полный анализ рынка, выбор направлений, в которых нужно создавать востребованную продукцию, защита интеллектуальной собственности и масса вопросов продвижения продукции на рынках - это несвойственная для университета деятельность. Нигде в мире сами университеты этим не занимаются. И за последние 10 лет произошли просто тектонические сдвиги в области прикладной медицинской науки. Появились компании, которые готовы коммерциализовать разработки ученых. Сейчас мы активно сотрудничаем с целым рядом ведущих компаний, способных создавать продукцию на мировом уровне. Это позволяет говорить, что мы стоим в начале бурного развития университетской науки. Я уверен, что в ближайшие годы российские разработки не будут уступать западным, и это внушает большой оптимизм. А участие молодых ребят в научных коллективах всегда дает дополнительную энергию, дополнительный энтузиазм и свежий взгляд. И заниматься наукой они могут с первого курса.

Дословно

Дмитрий Морозов, председатель Комитета Государственной Думы по охране здоровья, доктор медицинских наук, профессор:

- Весь мир живет, накапливая определенные компетенции в течение всей жизни. Когда ты идешь на переаттестацию раз в пять лет, должен показать, что ты всю жизнь учился. Это должно быть гибкое сочетание дистанционных и очных форматов, с участием в профильных конференциях, мастер-классах, и, конечно же, очная подготовка. Нужно модернизировать законодательство по непрерывному медицинскому образованию. Осенью мы планируем провести парламентские слушания на эту тему.