Новости

11.07.2020 11:59
Рубрика: Общество

Почему получать благотворительные наборы не стыдно

Текст: Вера Черенева (Санкт-Петербург)
Каждый день в Петербурге несколько сотен человек получают бесплатные продуктовые наборы от благотворительных организаций. Кому-то помощь оказывается разово, кто-то получает наборы годами. Как устроена эта система и почему обращаться за помощью не стыдно, "РГ" рассказали в благотворительном фонде "Диакония". Здесь помогают многодетным, малообеспеченным семьям, а также людям, попавшим в сложную жизненную ситуацию.
Многодетные семьи получают продуктовые наборы. Фото: Станислав Марченко/Пресс-служба Санкт-Петербургской епархии Многодетные семьи получают продуктовые наборы. Фото: Станислав Марченко/Пресс-служба Санкт-Петербургской епархии
Многодетные семьи получают продуктовые наборы. Фото: Станислав Марченко/Пресс-служба Санкт-Петербургской епархии

По утрам у дверей социального центра Санкт-Петербургской епархии на Крупской, 5, многолюдно. "Диакония", а также "координационный центр помощи людям в сложной жизненной ситуации" открыты при епархиальном отделе Санкт-Петербургской епархии по социальной работе и благотворительности.

Само помещение на Крупской, 5 несколько лет назад выделено епархии по закону о возвращении принадлежащих ранее церкви храмов и домов причта. Так что даже само здание, где сейчас развернута службы помощи - это бывшие церковные строения. В перспективе здесь будут восстанавливать храм. Ну а пока первым делом сюда переместили службы епархиального координационного центра помощи людям в трудных жизненных ситуациях.

"Диакония" реализует свои проекты на средства Фонда президентских грантов, а также на пожертвования. Прийти сюда за помощью может любой. В "Диаконии" не спрашивают получателей помощи о вероисповедании, не требуют петербургскую прописку. Но по факту это именно церковная благотворительность и служение. У "Диаконии", например, есть свой духовник.

Люди на Крупскую, 5, приходят по разным вопросам. Кто-то получает продуктовые наборы, кто-то записывается в число получателей помощи, кто-то просто приходит проконсультироваться.

Ирина Юльева, социальный работник фонда "Диакония" ведет прием за столом в холле. Записывает все данные в объемный журнал.

- У нас, на самом деле, все довольно просто. Пришел человек, показал документы, они нам нужны для отчетности, домой он может уйти уже с продуктовым набором, - говорит Ирина.

Документов требуется немного: паспорт, для инвалидов - подтверждающая справка, для многодетных семей - свидетельства о рождении детей. Справок о доходах, о составе семьи, не требуют. Рассмотрение вопроса занимает несколько минут. За набором можно обращаться раз в месяц.

Очередь двигается быстро. В кабинет заходит мужчина. Садится на стул перед Ириной, начинает искать в сумке паспорт. Заметно нервничает. Мужчину зовут Александр, в социальном центре он в первый раз. Говорит путано, извиняется, признается, что не может сконцентрироваться. Александр - инвалид третьей группы, у него четверо детей. Старшему сыну в эти дни проводят операцию по ампутации ноги в Елизаветинской больнице.

Александр рассказывает Ирине о ситуации в своей семье. Фото: Станислав Марченко/Пресс-служба Санкт-Петербургской епархии

- Мы живем в социальной квартире, своего жилья нет, - говорит Александр. У него все сложно. Когда-то была в собственности студия, Александр женился, мечтал о большой семье. Появились дети, стало тесно, он взял ипотеку, не такую, как сейчас под 6,5 процентов, а на крайне невыгодных условиях. Потом возникли проблемы с работой, семья потеряла ипотечную квартиру, город дал социальное жилье. Александр с женой стали копить деньги, чтобы купить свою квартиру, вроде бы в семье появилась кубышка, но потом заболел сын. Сейчас очевидно, что ему понадобится протез, парень молодой совсем, недавно исполнилось 18 лет.

- Сейчас же такие протезы делают, как настоящая нога, только лучше, - говорит Александр. Он мечтает купить сыну такой протез. Но тогда о собственной квартире можно забыть. А ведь есть еще три дочки. Александр повторяет на распев: "Три дочки: Виола, Есения, Тамара..."

Ирина конспектирует историю Александра. Говорит, что фонд попытается ему чем-нибудь помочь. По крайней мере, он сможет раз в месяц приходить за продуктовым набором. Может быть, удастся еще что-нибудь сделать.

Давать какие-то масштабные обещания здесь не решаются. В "Диаконии" нет простых историй. У каждого получателя помощи ситуация очень сложная, фонд помогает, чем может.

Между тем, к дверям социального центра начинают приходить мужчины и женщины средних лет. Большинство из них бездомные. Они скромно и опрятно одеты. Глядя на них, никогда не подумаешь, что им негде ночевать.

Кто-то живет у дальних родственников, что называется, на птичьих правах, кто-то на последние деньги снимает комнату или угол в комнате. Есть те, кто живут на дачах, многие кочуют по друзьям и знакомым, а когда никто не готов пустить на ночлег, уходят в парадные или наскребают две-три сотни рублей на койку в самом дешевом хостеле.

- Тем, у кого нет дома, удобнее приезжать за продуктами к нам в центр, но семьям, особенно тем, кто живет далеко, мы возим продукты на дом, - говорит Георгий Чалков, у него две должности, он водитель машины "Социального патруля" и социальный работник "Диаконии". Для него, как и для других сотрудников и волонтеров фонда - это не просто работа, а служение.

Машина "Социального патруля". Фото: Станислав Марченко/Пресс-служба Санкт-Петербургской епархии

Георгий загружает в багажник наборы для многодетных семей. Сегодня он едет в Красносельский район.

Пока мы едем с Георгием в машине "Социального патруля", он рассказывает про свою работу. В "Диаконии" он трудится уже шесть лет, говорит, что никогда не планировал связать свою жизнь с благотворительностью, даже не интересовался этой сферой.

- А потом у меня у самого была, что называется, сложная жизненная ситуация, мне помогли. А я втянулся, пришел в "Диаконию", - говорит Георгий.

С начала пандемии работы у Георгия стало больше.

- Кто-то потерял работу, кому-то задерживают зарплату, поэтому к нам стали чаще обращаться. Но и предложений по благотворительной помощи стало больше. Например, недавно один предприниматель передал в "Диаконию" сто продуктовых наборов. А когда в Петербурге власти стали раздавать продуктовые пайки для школьников, к нам стали приходить обеспеченные семьи, они приносили эти наборы, говорили: "Отдайте нуждающимся". Мы, конечно, передавали. Город собрал хорошие пайки, там даже шоколад был, - рассказывает Георгий.

Собрать благотворительный набор - сложная задача, главное положить то, что людям реально нужно. Например, для многодетных семей в наборы кладут детские каши, макароны, овощные и мясные консервы, масло. То есть, продукты, из которых можно приготовить полноценный обед. Также часто кладут бытовую химию: детские стиральные порошки, шампуни, зубную пасту. Вроде бы это все не так дорого, но когда в квартире живет большая семья, стиральная машинка работает чуть ли не круглосуточно и тот же порошок - это очень востребованная вещь.

А для бездомных наборы совсем другие. В такие пайки кладут лапшу быстрого приготовления, чай в пакетиках, из консервов в основном те, которые можно термически не обрабатывать, например, фасоль. Часто кладут одноразовую посуду, гигиенические салфетки, обязательно бутыль с водой. Расчет строится на том, что человеку физически негде приготовить еду, в лучшем случае в каком-нибудь кафе ему нальют кипяток.

Часто в "Диаконию" продукты присылают магазины. Тогда в социальный центр приходят волонтеры, они занимаются фасовкой, формируют наборы.

Георгий обычно развозит наборы именно для семей. Говорит, за шесть лет он побывал в самых разных домах. Среди получателей есть очень бедные семьи, а есть на вид и очень обеспеченные.

- Однажды у нас адрес был - коттедж под Петербургом, хороший такой дом. Я даже удивился, не ошиблись ли мы адресом. Но, как оказалось, дом взят в ипотеку, работы нет, вот люди и обратились, мы помогли, конечно, - вспоминает Георгий.

Георгий Чалков. Фото: Станислав Марченко/Пресс-служба Санкт-Петербургской епархии

Вообще, среди тех, кто обращается за благотворительной помощью, кредиты есть у большинства. С начала пандемии выросло число выездов в современные жилые комплексы. К благотворителям обращаются молодые семьи, которые взяли квартиры в ипотеку. Кто-то лишился работы, кто-то в вынужденном простое. Если на платеж по кредиту еще как-то удается наскрести денег, то на еду уже не остается.

- Тогда люди обращаются к нам. И правильно делают. Это лучше, чем брать микрозайм или начинать бегать от кредиторов. В первый раз, конечно, люди очень стесняются. Сейчас же модно быть богатым, успешным, а тут вот такое. Но на самом деле, в жизни может что угодно произойти и обратиться за помощью не стыдно. А большинство из тех, с кем мы работаем - это совершенно обычные люди, у которых просто черная полоса в жизни, - Георгий замолкает, а потом начинает рассказывать про одного из получателей помощи, про парня, который приехал в Петербург за лучшей жизнью, он снимал квартиру, ездил отдыхать за границу, а потом заболел, не смог работать, оплачивать жилье, в итоге стал бомжевать, жил в парадной. Из этой парадной его Георгий как-то забирал в больницу, оказалось, что у парня развилось онкологическое заболевание, когда он попал к врачам, была уже четвертая стадия рака. Спасти парня доктора не смогли. А если бы он раньше не постеснялся прийти в благотворительные фонды, кто знает, может быть сложилось и по-другому. Но жизнь, как и история, не любит сослагательного наклонения.

"Диакония" плотно сотрудничает с другими благотворительными организациями, оказывающими помощь людям в сложной жизненной ситуации. Дружит с "Ночлежкой", с Мальтийской службой помощи, "Красным крестом", "Домом надежды на горе", всех не перечислить.

- В Петербурге в этом плане хорошая ситуация. Есть много организаций, мы все друг друга знаем, по сути, делаем одно дело. И люди, которым мы помогаем, тоже обращаются не в одну организацию, а сразу в несколько, это тоже правильно, кто-то в одном направлении работает, кто-то в другом, - говорит Георгий.

Например, "Диакония" помогает людям, оказавшимся в сложной жизненной ситуации, ходить на приемы в государственные структуры. Это тоже целая наука.

- Вот случилась у человека беда, он не знает куда обращаться, как ту же инвалидность оформить. Он придет в МФЦ, походит, побродит, он не знает, в какое окно ему обращаться, какие вопросы задавать, какие бумаги оформлять. В итоге человек разворачивается и уходит, думая, что государство ему ни в чем не поможет. Поэтому в некоторых случаях с людьми надо ходить на приемы, помогать им, например, сформулировать, что они хотят. У нас ведь очень много всяких льгот для социально-незащищенных граждан. Если оформить все, что положено, жить попроще будет, - говорит Георгий.

В последние годы отделы соцзащиты сами стали рассказывать гражданам про благотворительные фонды, в том числе и про "Диаконию". Логика в этом тоже есть: когда в отдел соцзащиты обращается человек и говорит, что, например, нуждается в срочной помощи теми же продуктами, оформление документов может занять несколько дней. А в "Диаконии" набор можно получить в тот же день.

Между тем, "Социальный патруль" приезжает к длинной многоэтажке по улице Маршала Казакова. Здесь больше тысячи квартир и в большинстве из них живут многодетные семьи, выпускники детских домов, люди с инвалидностью.

Юлия Шелокурина со старшими детьми. Фото: Станислав Марченко/Пресс-служба Санкт-Петербургской епархии

Юлия Шелокурина вместе со своим супругом воспитывает пятерых детей, старший сын в этом году окончил девятый класс. "Диакония" приезжает к Шулокуриным раз в месяц, привозит продукты. В этот раз по просьбе Юлии еще привезли кроссовки для сына.

- О "Диаконии" я узнала из социальных сетей, о них рассказали в группе многодетных мам, - говорит Юлия. До пандемии она работала в ресторане, занималась бухгалтерией. Сейчас в вынужденном отпуске, муж работает за двоих, но когда дома пятеро детей и всех надо собирать в школу, водить в кружки и постепенно готовить к ЕГЭ, тут никакой семейный бюджет не справится.

Юлия говорит, что льготы для многодетных, конечно, хорошие, многие кружки бесплатные, но сопутствующих расходов все равно очень много: форма, канцтовары, спортивный инвентарь.

Нина Екимова с детьми получают продуктовый набор. Фото: Станислав Марченко/Пресс-служба Санкт-Петербургской епархии

У юлиной соседки Нины Екимовой семеро детей. Нина не слышит и не говорит, но у ее детей со слухом все в порядке. Нина в шутку называет их переводчиками. О "Диаконии" она узнала от Юлии, семья Екимовых также раз в месяц получает набор от фонда. Нина Екимова домохозяйка, самой младшей дочке всего несколько месяцев. Как и Юлия, Нина взаимодействует с несколькими благотворительными фондами.

Нину и Юлию в "Диаконии" называют волонтерами. Так сложилось, что в многоэтажке по Маршала Казакова все соседи друг друга знают. А учитывая специфику, то очень часто многим семьям бывает нужна помощь. Нина и Юлия тогда сводят соседей с благотворителями, а иногда и вовсе делятся своими наборами.

- Например, в апреле нам привозили детские каши. А у меня все дети взрослые, едят обычную еду, поэтому мы эти каши отдали семьям с совсем маленькими детками.

Тем временем Георгий собирается ехать дальше. Каждый день он развозит 20-30 наборов. Многие получатели знают Георгия уже много лет, при встрече они смеются, рассказывают новости, в основном говорят о хорошем. Конечно, несколько килограммов продуктов в месяц не могут вызволить семью из бедности, тем не менее, эта поддержка кому-то помогает продержаться до момента трудоустройства, кому-то - сэкономить деньги на лечение или покупку одежды. У каждого получателя своя непростая ситуация, Георгий говорит, что в душу людям он не лезет. "У нас задача простая - если людям нужны продукты, мы их привозим", - говорит Георгий. И "Социальный патруль" едет дальше по адресам.

В регионах Общество Соцсфера Соцзащита Общество Религия Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург