Аварийный выход

Сергей Степашин рассказал о поправках в правила расселения ветхого жилья и как не допустить обрушения домов

Кто и как должен контролировать ремонт в жилых домах? Что делать, если люди понимают, что проживание в доме опасно для жизни? На эти и другие вопросы наших собкоров и журналистов региональных газет - партнеров "РГ" - ответил глава наблюдательного совета Фонда содействия реформированию ЖКХ Сергей Степашин. И рассказал, почему не надо больше делить жилье на аварийное и ветхое.
Сергей Степашин: В ветхих домах жить нельзя! Ветхое - это тоже аварийное жилье. Нечего их делить. XXI век на дворе. Сергей Степашин: В ветхих домах жить нельзя! Ветхое - это тоже аварийное жилье. Нечего их делить. XXI век на дворе.
Сергей Степашин: В ветхих домах жить нельзя! Ветхое - это тоже аварийное жилье. Нечего их делить. XXI век на дворе.

Штраф, выговор, уголовное дело

Сергей Вадимович, чаще всего из регионов к нам приходят жалобы на качество новых домов, в которые переселяют из аварийного жилья. Сообщают об этом и в Фонд ЖКХ. Как реагируете? И много ли у вас таких жалоб?

Сергей Степашин: У нас есть специальный реестр, куда заносят все обращения граждан, связанные с качеством жилья для переселения из аварийных домов. Сейчас там находится информация на 244 дома из 59 регионов. И они будут стоять на контроле до полного устранения нарушений. Кстати, четыре года назад в реестре было 1130 многоквартирных домов, а в прошлом году - 381 дом.

Откуда больше приходит жалоб и на что?

Сергей Степашин: Сегодня максимальное количество многоквартирных домов на контроле фонда находится в Амурской области - 22 дома. В Кемеровской области их 12, в Пензенской - 11, в Якутии - 10, а в Московской и Курганской областях - по 9 домов.

Чаще всего жалуются на дефекты кровли, отслоение штукатурки на стенах, нарушения в работе системы водоотведения, появление воды в подвалах.

Как наказываете за брак и срыв сроков?

Сергей Степашин: Штрафуем. По 100 тысяч рублей за каждый многоквартирный дом. За последние четыре года штрафы выписаны 28 регионам по 122 многоквартирным домам.

Не такие уж и большие штрафы. Помогают?

Сергей Степашин: Раз жалоб на качество становится меньше - значит помогают. А для тех, на кого они не действуют, у нас есть другие варианты. Например, фонд может принять решение о возврате части финансовой поддержки на переселение. Карелии пришлось вернуть 500 тысяч рублей за то, что в проблемном доме уже после штрафа не были устранены строительные дефекты.

Эти наказания не касаются кого-то лично. Штраф из бюджета свой кошелек не тянет.

Сергей Степашин: Здесь вы не совсем правы. Главы регионов, муниципалитетов отвечают за бюджет. И весьма серьезно. Как и за выполнение программы переселения из аварийного жилья. Напомню, что в 2016 году главе Карелии Александру Худилайнену президент страны объявил выговор "в связи с нарушением обязательств по организации переселения граждан из аварийного жилья".

Только ему одному?

Сергей Степашин: После этого случая, похоже, желающих попасть под выговор президента больше не нашлось. А мы со своей стороны держим руку на пульсе. Работаем вместе с надзорными и правоохранительными органами.

В прошлом году в 45 регионах прокуроры внесли 273 представления об устранении нарушений, а в 15 - расследовали 18 уголовных дел. В первом полугодии 2020-го в 27 регионах внесены 143 представления, а в шести открыты 15 уголовных дел.

В этом году в шести регионах открыли 15 уголовных дел из-за плохого качества домов. Фото: Валерий Шахов/ Комсомольская правда
70% инфраструктуры ЖКХ нам досталось еще от Советского Союза

Труба зовет

Газета "Коммуна", Воронеж: Новые дома - это хорошо. Но мы знаем, как сильно изношена инфраструктура ЖКХ, что чревато авариями и экономическими потерями. Что делается для решения этой проблемы?

Сергей Степашин: Это вопрос модернизации ЖКХ. Нам 70 процентов коммунальной инфраструктуры - канализация, тепло, котельные - еще от Советского Союза досталось. Нашему фонду поручено подготовить предложения, как навести здесь порядок. Будем работать по этой теме вместе с Минстроем.

И у нас появится программа модернизации ЖКХ, как по аварийному жилью?

Сергей Степашин: Она была и уже реализована в 25 регионах. Недавно я ездил в Псковскую область в город Остров. Там ведется масштабная модернизация двух котельных для увеличения их мощности. Теперь жители Острова гарантированно будут с теплом.

Всем этим, конечно, надо заниматься. У нас есть хорошие технологии, предприятия, специалисты. Все можем изменить.

Ну, хоть в тех 25 регионах, где программа работала, уже все нормально?

Сергей Степашин: Что вы! Еще работать и работать. Но около 10 миллионов человек смогли улучшить свои условия. Немного, конечно. Хотя, как считать.

Хорошо бы и остальным улучшить. Наверное, все-таки нужно принимать долгосрочную и масштабную программу?

Сергей Степашин: Безусловно. Сейчас готовится серьезное совещание по ЖКХ под эгидой президента страны. Оно будет касаться работы муниципалитетов и проблем с коммунальной инфраструктурой. Это на перспективу. Но есть проблемы, которые надо решать оперативно. Они связаны с коронавирусом. Три месяца люди могли задерживать оплату коммунальных услуг, не боясь пени. На капремонт вообще платить не надо было. Общественный совет Минстроя, который я возглавляю, написал письмо на имя премьер-министра, чтобы все-таки продумать варианты компенсации компаниям, которые работают в ЖКХ.

Газета "Южноуральская панорама", Челябинск: Сергей Вадимович, какие меры необходимы, чтобы не допускать поспешного перевода запущенного жилфонда, требующего ремонта, в аварийную категорию?

Сергей Степашин: Делать вовремя капитальный ремонт. Однако бывает и так: дом в принципе-то неплохой, его можно капитально отремонтировать. Но он находится в очень хорошем месте - в центре города. И на него положили глаз бизнесмены.

Они с удовольствием снесут дом, а на его месте сделают торговый центр или еще что-либо. С такими историями мы столкнулись в Махачкале, были эпизоды в Зеленодольске, это Татарстан. В таких случаях фонд занимает принципиальную позицию. По Татарстану дело дошло до Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека.

Кстати, о правах. Не все жильцы хотят переселяться.

Сергей Степашин: Это проблема! Большинство жильцов готовы уехать, а одна-две семьи говорят: "Мы не уедем!". Сейчас в закон готовятся поправки в части формирования единого подхода к ликвидации ветхого и аварийного жилья. Что касается ветхих домов, то проблема будет решаться голосованием граждан, что позволит защитить права людей и минимизировать количество судебных споров. Таким образом, решение о переселении будут принимать сами граждане.

Тимур Алиев, собкор "РГ" в Махачкале: Не всегда люди капризничают. В Махачкале многие семьи отказываются из центра города переселяться в район бывшего ипподрома. На новом месте не созданы условия. Нет школы, детсадов, проблемы с электроснабжением.

Сергей Степашин: Нам это известно. Сейчас в Махачкале ведутся судебные разбирательства, власти предлагают людям разные варианты. С коммуникациями навели порядок.

Вообще, такая ситуация при реализации программы является в своем роде уникальной. Для того чтобы не допустить подобного, необходимо с самого начала прислушиваться к мнению людей, которых планируют переселить из аварийного жилья. Находить компромисс и совместно вырабатывать решение, которое устроит всех.

Ветхое или аварийное?

Газета "Комсомолец Каспия", Астрахань: Сергей Вадимович, как вы оцениваете выполнение программы аварийного жилья в Астрахани? Что вас устраивает, что нет?

Сергей Степашин: Проблем в области очень много. Я был там в разное время, поэтому есть с чем сравнивать.

Астрахань по количеству аварийных домов занимала первое место в Советском Союзе. Помню даже была такая злая шутка: жалко, что война не прошла по Астрахани и все эти хламады не сгорели. Понятно, я такую шутку не одобряю, но масштаб бедствия на то время она передала точно.

Что сейчас? Безусловно, картина в Астрахани меняется. Программа по расселению аварийного жилья сдвинулась. Для этого пришлось очень серьезно "почистить" кадры. Были уволены почти все, кто занимался стройкой, в том числе аварийным жильем. Сейчас при новом губернаторе те цифры, которые я вижу, говорят, что программа кардинально меняется. Мы осенью планируем в Астрахань приехать. Хоть перемены и налицо, но впереди еще очень много работы.

Там еще одна проблема существует. В городе много домов, которые не являются формально аварийными, но жить в них уже давно тяжело. Стоит рядом один дом, хорошо построенный, а рядом - хламада такая.

Татьяна Дмитракова, собкор "РГ" на Дальнем Востоке: Такое не только в Астрахани. В Якутске стоят целые кварталы старых деревянных двухэтажек, которые не подлежат сносу по программе, потому что они не аварийные. Но это бараки с удобствами во дворе, в которых невозможно жить!

Сергей Степашин: По мне - так это самая большая проблема сегодня. Мы все еще определяем отдельно - ветхое жилье, отдельно - аварийное.

Согласен с вами: пора перестать прятать голову в песок, как страусы, не замечая, что в ветхих домах жить нельзя. XXI век на дворе! Ветхое - это и есть аварийное жилье. Нечего их делить.

И надо помогать регионам избавляться от такого старья. Астраханская область граничит с Казахстаном. По сути, визитная карточка нашей страны. А Якутия и так - лидер среди российских регионов по выявленному аварийному жилью. Его у республики более миллиона квадратных метров.

Ирина Чечурина, собкор "РГ" в Самаре: Этой весной на старых домах в историческом центре Самары стали вешать объявления о программе переселения, независимо от степени износа, только ориентируясь на дату постройки. Если люди коллективно заступаются за свои дома, снос отменяют. Как это понимать?

Сергей Степашин: На мой взгляд, это недоработка администрации города. При формировании программы необходимо было провести тщательный анализ ситуации с домами, работу с гражданами, в том числе и разъяснительную. И определить приемлемый способ реализации программы.

Сейчас в Самарской области выполняют первый и второй этапы программы переселения из аварийного жилья. Новые квартиры должны получить более четырех тысяч человек. Надо учесть ошибки и не допускать их впредь.

Татьяна Дмитракова: Меня еще сроки удивляют. Например, в Уссурийске дома признаны аварийными в 2017 году. А новые квартиры люди получат только к 2025 году. Жильцы дома, который недавно признан таковым, справят новоселье лишь через девять лет. При этом срок расселения может быть скорректирован. Какой смысл в таких сроках?

Сергей Степашин: Сроки, которые заложены в программе, взяты не с потолка. Они просчитаны. Мне тоже хотелось бы все ускорить. Но на это нужны дополнительно не только деньги, но и строительные мощности, и много чего еще.

Переселить людей из аварийных домов, не включенных в программу, можно за счет региональных и муниципальных бюджетов. Но и здесь власти региона принимают решение, учитывая финансовые и другие возможности.

Что касается сроков расселения аварийного жилья в рамках нацпроекта "Жилье и городская среда", то многие регионы поддержали инициативу выполнить план досрочно. Правда, для этого мы должны им предоставить финансовую поддержку тоже опережающими темпами. Фонд ЖКХ решает, как это сделать. Уже изменен порядок перечисления регионам денежных средств на реализацию программы. Мы тщательно контролируем, насколько своевременно и оперативно используют на местах финансовую поддержку.

Константин Бахарев, собкор "РГ" в Перми: Иногда власти затягивают перечисление компенсационных выплат за аварийное жилье. Как заставить чиновников ускориться?

Сергей Степашин: Надеюсь, это редкие случаи. Пришлите нам конкретные примеры - разберемся.

По нашим данным, в Пермском крае вполне успешно выполняется программа переселения из аварийного жилья. Регион уже выполнил план этого года и работает по программе 2021 года.

Новое в законодательстве

Не дожидаясь аварии

Татьяна Дмитракова: Месяц назад в жилом доме Комсомольска-на-Амуре обвалился потолок, женщине придавило ногу. Обошлось без серьезных травм. Кто и как должен контролировать своевременность ремонта в жилых домах? Как избежать подобных ЧП?

Сергей Степашин: Вопрос действительно очень серьезный. Контролирует своевременное выполнение работ по капитальному ремонту региональный Фонд капремонта.

Чтобы исключить ситуации, подобные описанной, необходимо, чтобы представители Государственной жилищной инспекции региона и муниципалитета регулярно проводили мониторинг всего жилищного фонда. По факту таких обследований должны принимать меры оперативного реагирования.

В случае если собственники жилья понимают, что проживание в многоквартирном доме опасно для жизни, им необходимо обратиться в свой муниципалитет с просьбой признать их дом аварийным. В течение 30 рабочих дней межведомственная комиссия рассматривает заявку, проводит обследование здания и принимает решение - является ли дом аварийным.

Татьяна Дмитракова: А у нас в Хабаровске недавно рухнул дом, который мэрия неоднократно признавала подлежащим реконструкции. К счастью, никто не пострадал. Но в городе - десятки таких бараков, жильцы которых судятся с чиновниками за право получить новые квартиры. Как бороться с подобным упрямством местных властей? Может, надо изменить процедуру оценки?

Сергей Степашин: В первую очередь, необходимо разобраться с вопросом: почему дома признаны пригодными для реконструкции. Возможно, эти здания являются объектами культурного наследия. Мы разберемся.

Что касается процедуры оценки аварийности зданий, то хочу обратить ваше внимание на то, что в 2019 году по инициативе Фонда ЖКХ был разработан свод правил "Здания жилые многоквартирные. Правила оценки аварийного и ограниченно-работоспособного технического состояния".

Он вступил в действие 25 июня 2020 года. И теперь, например, состояние многоквартирных домов высотой до пяти этажей включительно обследуется по визуально наблюдаемым дефектам фундаментов, несущих стен, перекрытий и других строительных конструкций здания.

Обследование проводится до первого обнаруженного дефекта, который соответствует любому критерию аварийности.

Таким образом, процедура оценки многоквартирных домов стала существенно менее трудоемкой, а значит, более доступной и для граждан, и для муниципалитетов.

Стоимость обследования должна снизиться примерно в семь раз.

Сейчас читают