Новости

23.07.2020 19:22
Рубрика: Культура

Тезей в маске

Директор Музея истории искусств Вены Сабине Хааг - о том, почему "вирус" искусства оказался сильнее "короны"
Музейная жизнь в Европе потихоньку оживает после пандемии. В Вене, которая считается культурной столицей Старого Света, заработали все федеральные музеи. Но на фоне резкого сокращения турпотока там нет и половины посетителей, обычных для этого времени. Смогут ли учреждения культуры полностью оправиться от "короны", почему венским залам не хватает гостей из России и отчего человечество на карантине так увлеклось копированием картин в соцсетях - об этом "РГ" рассказала генеральный директор Музея истории искусств Вены, одного из крупнейших художественных собраний в Европе, Сабине Хааг.
"Тезей, побеждающий кентавра" в вестибюле музея проявил солидарность с гостями и примерил маску. Фото: Kunsthistorisches Museum Wien / Christoph Liebentritt "Тезей, побеждающий кентавра" в вестибюле музея проявил солидарность с гостями и примерил маску. Фото: Kunsthistorisches Museum Wien / Christoph Liebentritt
"Тезей, побеждающий кентавра" в вестибюле музея проявил солидарность с гостями и примерил маску. Фото: Kunsthistorisches Museum Wien / Christoph Liebentritt

Два года назад небывалая по масштабу выставка Брейгеля в вашем музее стала настоящим магнитом для туристов со всего света, ее посетили более 400 тысяч гостей, среди них было много россиян. Теперь кажется фантастикой, что столько людей могли спокойно любоваться шедеврами, не думая о санитайзерах и дистанции. Лозунг "Один раз в жизни", под которым проходила ретроспектива, в свете "новой реальности" звучит грустно. Будут ли еще на нашем веку возможны культурные события такого размаха? 

Сабине Хааг: Та выставка действительно была уникальной возможностью, которая выпадает раз в жизни, - увидеть сразу столько работ Питера Брейгеля Старшего. В этом смысле она остается для нас непревзойденным образцом, к которому могут стремиться международные выставочные проекты. Другое дело, что из-за кризиса коронавируса весь мир вступил в полосу неопределенности, которая отражается на работе музеев, на планировании бюджетов и выставок. Транспортировка экспонатов, их страхование неизбежно становятся дороже.

Также непонятно, как будет развиваться ситуация с вирусом, когда в полной мере откроются границы и восстановится международный туризм. Но наше художественное собрание было и остается всемирным домом, а не только сугубо венским или австрийским учреждением. И мы надеемся, по крайней мере, раз в год, проводить по одной большой международной выставке, рассчитанной на международную аудиторию. Для нас очень важны гости из России, это всегда желанная публика в нашем музее. Россияне привозили с собой глубокое понимание истории, проявляли неподдельный интерес, причем не только к безусловным хитам в главном здании на площади Марии Терезии. Туристы из России составляли примерно девять процентов посетителей Венской сокровищницы (один из фондов Музея истории искусств, где собраны ценности династии Габсбургов. - Прим. "РГ"), это значительно больше, чем из других стран. Надеюсь, как только это станет возможным, россияне снова начнут приезжать в Вену, приходить в наш музей и смогут посмотреть большую выставку "Тициан и женские образы", которая запланирована на осень 2021 года. Кстати, мы надеемся представить на ней экспонаты из российских собраний. У нас уже есть опыт успешного сотрудничества с вашими музеями. Два года назад Музей истории искусств и Государственный Эрмитаж провели совместную выставку ("Имперские столицы: Санкт-Петербург - Вена.

Шедевры музейных коллекций". - Прим. "РГ"), которая прошла попеременно в двух городах. На открытие в Вену прилетал президент России Владимир Путин, а в Санкт-Петербург - федеральный канцлер Австрии Себастиан Курц. У меня нет сомнений, что такие форматы сохранятся, а поход в музей и впредь останется важным стимулом, чтобы путешествовать по городам мира, покупать билеты в Вену, в Петербург, в Москву... Хотя надо признать, что сейчас ситуация очень драматичная. В нашем музее наблюдается пятнадцать, от силы двадцать процентов от обычного числа посетителей. Я разговаривала с коллегами из Германии, они рассказывают то же самое. Насколько мне известно, неважно с посещаемостью и у американских музеев. И дело не только во временных ограничениях на поездки: люди в принципе стали более осторожными.

Доктор Сабине Хааг: Музеи остаются лучшими проводниками человека через все времена года. Фото: Kunsthistorisches Museum Wien

В вашем музее уже возобновились занятия для детей, квесты в Египетском зале для подростков и даже экскурсии для молодоженов - объявление "Целоваться разрешено" на сайте очень даже мотивирует. А еще до эпидемии Венский музей развивал форматы для слабовидящих, слабослышащих, для посетителей с особенностями восприятия и даже с деменцией. Что стало с этими проектами?

Сабине Хааг: Стремление создать доступную, безбарьерную среду, которая позволит всем без исключения приобщиться к искусству, остается одним из наших главных приоритетов. Вот уже десять лет специалисты из команды музея активно работают в этом направлении. И они обратились ко мне с просьбой разрешить и дальше проводить экскурсии для людей с ограниченными возможностями. Им сейчас приходится особенно непросто. Многие не могут добраться до музея без сопровождения. В их повседневной жизни и так хватает ограничений, и мы не хотим создавать их дополнительно в этих стенах. Поэтому наши двери открыты, разумеется, со всеми предосторожностями.

Даже ваш знаменитый Тезей, побеждающий кентавра (скульптурная композиция Антонио Кановы, которая встречает гостей на парадной лестнице. - Прим. "РГ"), надел маску - проявил солидарность с посетителями!

Сабине Хааг (смеется): Да-да! Шутка с Тезеем родилась, когда ношение масок в общественных местах, включая открывшиеся после карантина музеи, было еще обязательным. Сейчас посетители могут выбирать. Если они по-прежнему чувствуют себя в них более защищенными, то мы только за. Кстати, в нашем магазине появились маски с дизайнерскими принтами по мотивам Кановы, Рафаэля, Веласкеса. Мы хотели перевести все эти санитарные меры в игровую, немного юмористическую форму, создать у наших гостей чувство, что поход в музей абсолютно безопасен.

Это очень приятное времяпрепровождение, которое дает пищу уму и сердцу. Организовать его можно полностью бесконтактным способом - от покупки билета на сайте до бронирования экскурсий онлайн. А уж наши сотрудники проследят за тем, чтобы перед картинами не возникали "заторы". В помещении поддерживается комфортная температура, тут хорошо в любую погоду - и в зной, и холод, и в дождь. Музеи остаются лучшими проводниками человека через все времена года. Есть разные способы достучаться до публики, в том числе через цифровой контент. Но он никогда не заменит потребности в живом прикосновении к искусству.

Карантин породил неожиданную забаву: люди принялись воспроизводить из сподручных средств сюжеты картин, переодеваться в их героев и выкладывать фото в соцсетях. Вы знаете об этом не понаслышке, поскольку вошли в жюри конкурса австрийского ТВ под лозунгом "Ты - искусство". Быть может, вы слышали о группе "Изоизоляция", которая спонтанно родилась среди русскоязычных пользователей Фейсбука. В ней уже более полумиллиона участников, и каждый день там появляются новые подражания и пародии. Чем объяснить этот феномен? 

Сабине Хааг: Это совершенно замечательное занятие, которое стало "вирусным" и увлекло за собой столько людей. Их творческий потенциал прорвался наружу через все барьеры изоляции. И если вы говорите, что в России выросло собственное движение, то это просто фантастика! Это подтверждает, что мы имеем дело не с какой-то локальной инициативой, ограниченной национальными рамками, но с глобальным явлением. Идею подал Музей Гетти в Калифорнии, и она разлетелась по всему свету. Даже те, кто в силу профессии далек от художественной сферы, с удовольствием принялись играть в искусство - играть с образами, с ролями, с полом, с возрастом, с материалами и формами.

И проявили невероятную креативность и остроумие. Во время локдауна люди оказались отрезаны от непосредственного созерцания живописи. Но стало ясно, что потребность в нем сильна как никогда. И что искусство определяет наши будни, воодушевляет и может найти отклик в каждом. Австрийцев, участвовавших в конкурсе, часто вдохновляли работы старых мастеров как идеал, как отправная точка. Среди излюбленных мотивов были Брейгель, Рубенс, в том числе его "Голова медузы", которая висит в нашем музее, портреты кисти художников Ренессанса. Попадались и вариации на темы современного искусства, а еще импрессионистов. А ведь их совсем нелегко воссоздать! Я была под впечатлением от того, насколько талантливыми и точными получились эти переделки.

Гости из России всегда привозили с собой глубокое понимание истории и неподдельный интерес к выставкам и коллекциям музея

Россияне чаще всего обыгрывают "Девушку с жемчужной сережкой" Вермеера, а еще в топ самых популярных сюжетов вошли сцены из Босха…

Сабине Хааг: Я могу это понять! Босх - художник позднего Средневековья, который стоит на пороге Нового времени. Он воплощает образы и видения, отражающие целый спектр чувств - кошмары, страхи, насилие, любовь. Конечно, я бы не сказала, что мы каждый день живем по Босху. И все же он касается таких материй, которые отзываются в нас. Ну а "Девушка с жемчужной сережкой" остается одним из самых прекрасных произведений мировой живописи. Выбор россиян кажется мне очень увлекательным.

В 2018 году россиян было немало среди посетителей масштабной выставки Питера Брейгеля Старшего в Музее истории искусств. Тогда им не приходилось думать о санитайзерах и социальной дистанции. Фото: Екатерина Забродина

В последние недели мир бурно обсуждал решение Турции превратить Святую Софию из музея в мечеть. Вы возглавляете австрийскую комиссию ЮНЕСКО. Есть ли у этой организации инструменты, которые позволят проконтролировать сохранность памятника архитектуры и его интерьеров в нынешнем виде?

Сабине Хааг: В отношении Святой Софии, которая входит в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, решение было принято довольно стремительно и без консультаций с этой организацией и с мировым сообществом. Конечно, я смотрю на это с тревогой. Очень важно гарантировать сохранность всех элементов, которые относятся к христианскому периоду Святой Софии, чтобы они не были демонтированы или повреждены. И чтобы к этому объекту был обеспечен свободный доступ. По моему убеждению, Святая София должна сохранить себя как памятник истории, который прошел через разные этапы на своем веку.

Культура Арт Музеи и памятники