Новости

23.07.2020 04:05
Рубрика: Власть

Проба металла

Добыча золота может подорвать экологию Камчатки
Природоохранная прокуратура выявила нарушения в деятельности компании "Дальстрой", которая занимается разработкой месторождения россыпного золота возле нерестовой реки Быстрой в Усть-Большерецком районе Камчатки.

Напомним, в 2017 году эта организация выиграла аукцион и получила право добыть 940 килограммов драгоценного металла. О том, чем могут обернуться для экологии полуострова подобные действия, "Российская газета" писала в выпуске "Экономика Дальнего Востока" за 9 июля. История получила нешуточный резонанс: кроме прокуратуры к ней подключились и другие ведомства. Как сообщили "РГ" в СУ СКР по Камчатскому краю, на днях возбуждено уголовное дело в отношении начальника Елизовского лесничества. Следователи сочли, что она не проверила, насколько правдив представленный "Дальстроем" отчет о работах на арендованном участке. Компания незаконно уничтожила лес, не озаботилась очисткой мест этих рубок и рекультивацией земель.

- Регион, с точки зрения природной ценности, уникальный, у нас такого второго просто нет. Конечно, если все здесь раскопают только для того, чтобы добыть себе немного золота, это будет полным безобразием, - возмутился посетивший в эти дни Камчатку вице-премьер - полпред президента РФ в ДФО Юрий Трутнев.

Но как вообще компания могла получить разрешение на разработку месторождения? Таким вопросом задались камчатские общественники. И получили ответ: очень просто - благодаря "небольшой правовой коллизии".

- С 2019 года изменилось законодательство, появились категории воздействия объектов на окружающую среду и требования к ним. Крупные предприятия отнесли к I категории, они, как правило, добывают руду закрытым способом, перерабатывают ее на горно-обогатительном комбинате путем цианирования. Здесь требуется экологическая экспертиза, которая регулируется федеральным законодательством. Предприятия, работающие на россыпных месторождениях, относят ко II категории. Экоэкспертизе такие проекты не подлежат - вроде как риск ущерба природе ниже. Слушания тоже не-обязательны. То есть эти компании выпали из правового поля, - рассказал руководитель управления Росприроднадзора по Камчатскому краю Александр Лесин.

Кстати, ситуация с "Дальстроем" обратила внимание общественности и на более серьезные проблемы отрасли.

- Горная промышленность активно развивается не только на Камчатке, но и в России в целом. Два экскаватора сейчас вполне заменяют всех рабов, копавших руду для Древнего Рима на протяжении 2,5 тысячи лет. Казалось бы, законодательству необходимо поспевать за темпами техногенного воздействия и ориентироваться на риски, - считает камчатский геолог Юрий Василевский. - Однако ряд законов и подзаконных актов отбросил нас в далекие 60-е годы прошлого века. В документах много чуть ли не арифметических ошибок. Последнее десятилетие было особенно плачевным для Камчатки. Отчеты, выступления на конференциях, публикации специалистов, пытающихся бить тревогу, не брались во внимание.

По убеждению эксперта, каждый горнопромышленный проект необходимо рассматривать по степени вероятности его техногенного воздействия применительно к природным условиям, где он реализуется, а также к методам и технологиям, которые в нем заложены. Ведь не секрет, что на экологию территории отрицательно влияют химикаты, которые применяют в отрасли. Не проходят бесследно вскрышные горные работы. Интенсивный кислый сток и выщелачивание тяжелых металлов ведут к загрязнению водотоков. Еще опаснее мелкофракционные отходы цианирования руды, которые после извлечения золота складывают в хранилища отходов. Состояние последних оставляет желать лучшего. После ухода предприятия они неизбежно разрушаются: сказываются и влажность, и ветры.

- Рекультивация не проводится, - продолжает Василевский. - Необязательной ее сделал федеральный закон № 458, принятый в конце 2014 года. Он гласит, что техногенные россыпи либо рудные отвалы подлежат последующей переработке как потенциальные техногенные месторождения, что не обязывает рекультивировать объект.

Экологи предупреждают, что сейчас под потенциальным воздействием существующих и планируемых к разработке месторождений находится до четверти всего лососевого потенциала Камчатки. Эти цифры будут еще больше, так как обсуждается возможность эксплуатации мелких рудных объектов в Карагинском районе путем кучного выщелачивания. По самым скромным подсчетам, в хвостохранилищах к концу работы действующих и только начинающих работу предприятий будет накоплено порядка 30 - 40 миллионов тонн золоторудных отходов…

Обсудившие тревожную ситуацию члены общественного совета при краевом минприроды решили обратиться в Федеральное Собрание РФ и в минприроды России. Они намерены предложить изменить порядок лицензирования недропользователей, а также принять закон об обязательном формировании ими страхового экологического залога и ликвидационного фонда. Этот резерв позволил бы государству покрыть все издержки на устранение тяжелых экологических последствий горнодобывающей деятельности.

Между тем

Стали известны результаты проведенного КамчатНИРО мониторинга лососевых рек в районах деятельности предприятий горнодобывающей промышленности. В отчете отмечены "достижения" нескольких компаний. Например, АО "КГД" на реке Вывенке добывает россыпную платину. С 1994 года здесь разрушены десятки и загрязнены сотни километров русел рек, обезображено более трех тысяч гектаров земли, переведены в отвал сотни миллионов кубометров горной массы. Вместе с тем, по информации Росприроднадзора, компания продлила лицензию Роснедр на разработку россыпей Вывенки до 2035 года. Выявлены проблемы и на техногенной россыпи ручья Каменистого - с грубейшими природоохранными нарушениями ее разрабатывают "Камчатнедра". Каменистый превращен в бесформенную сточную канаву с обезображенными руслом и берегами. Кроме того, тяжелые экологические последствия для рек Камчатки связаны с деятельностью трех золоторудных ГОКов - Агинского, Асачинского и Озерновского.

В регионах Власть Работа власти Регионы Общество Экология Филиалы РГ Дальний Восток ДФО Камчатский край